Свет Великой Победы

Великая Отечественная война. 74 года прошло, как завершилась она

Почему же за столь длительный срок до сих пор не о каждом герое написан рассказ, очерк? Мы что, неблагодарные потомки тех, кто не убоялся вступить в схватку с захватчиками, не страшился смерти и крови, нужды и лишений?
– Не так всё, не так… – размышляет над заданными вопросами профессор Лайла Ахметова, неутомимый собиратель военной истории. Нет, не той, что о стратегии и тактике ведения боевых действий на фронтах, в партизанских движениях, в тылу врага и т. п. Ахметова собирает и издает в книгах воспоминания о воинах.
– Для меня все они герои, – считает дочь фронтовика. – А не написано о каждом пока что в силу величайших объемов всего того, что умещается в принятую ныне аббревиатуру – ВОВ! Миллионы людей убиты, миллиарды ресурсов испепелены, до сих пор не затянулись раны на земле … Это надо помнить!
Так получается, что про иного человека, заслуженного и достойного мы пишем, что называется, из номера в номер, а про других напомнить некому. Но как только начинаешь искать нечто новое, о той же самой войне, вдруг обнаруживается такое, о чем и догадаться было невозможно.

Расскажите всем про вашего земляка
В этом году пример поиска нового материала автору подал Сережа Боженов, ученик шестого класса школы № 3, что в городе Кириши Ленинградской области. Напомним читателю суть его обращения:
В городе, где живет Сережа, установлен памятник танкистам. Сведений об экипаже – все погибли – было мало. Но Сережа узнал, что среди погибших воинов был наш земляк командир танкового взвода лейтенант Бакен Мурзахметович Джакупов, 1919 года рождения, уроженец Алматинской области. Считалось, что место его захоронения неизвестно. Вместе с дедом паренек нашел братскую могилу, в которой упокоился наш земляк – его гибель случилась 8 июня 1942 года. Поисковики написали письмо акиму города Алматы с просьбой найти родственников погибшего лейтенанта и сообщить им о месте его захоронения. К сожалению, на нашу прошлую публикацию, еще в феврале этого года, никто не откликнулся. Но надежда есть, а потому мы вновь пишем об этом.
Но каково знать, что правнуки победителей так трепетно относятся к их подвигу – победе в Великой Отечественной войне?! Значит, не зря погибали они – мы ПОМНИМ!

Знали наших казахов и в Польше

27 002
А вот с какими сведениями нас ознакомил старший эксперт Центрального государственного архива научно-технической документации РК Владимир Печерских.
– У нас хранится личный фонд участника Великой Отечественной войны Шакена Мажитова. Он родился в 1924 году. К сожалению, жить ему после победы ввиду перенесенных тягот и лишений выпало недолго. В возрасте 60 лет Шакен-ага покинул этот мир. Но успел сделать очень много: стал кандидатом юридических наук, заместителем директора КазНИИ судебных экспертиз.
В 19 лет после окончания ускоренных курсов Ленинградского военно-командного училища, эвакуированного в Омск, в звании младшего лейтенанта Шакен направлен на фронт в самоходный артиллерийский дивизион. В мае 1944 года под Ровно дивизион был передан в состав Войска польского. Надо отметить, что в то время братство поляков с советскими людьми было настолько крепким, что воины не разделялись по лагерям дислоцирования. Порой вставали в полный рост и шли в атаку из одного окопа. Вместе с дивизией Мажитов дошел до Берлина и оставил автограф на стенах Рейхстага.
Награжден многочисленными орденами и медалями СССР и Войска польского. Но есть в его наградном списке особая статья – он кавалер польского Серебряного креста. Чтобы получить такой знак воинской доблести, нужно было показать на поле брани истинный героизм.
После войны получил высшее образование, окончил аспирантуру, защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата юридических наук, работал в КазНИИ судебных экспертиз, заведовал кафедрой криминалистики в КазГУ.

Отправьте меня в штрафбат

27 003
Однако настоящим потрясением для автора стали некоторые документы, хранящиеся в ЦГА НТД РК.
Сохраняя интригу, начну рассказ с письма Иосифу Сталину. Его написала девушка-казашка: «Если я враг народа, отправьте в штрафбат. Если останусь жива, снимите все обвинения с меня и моих родственников». Через некоторое время она оказалась в штрафном батальоне с зеками и политзаключенными. Затем был Сталинград, Прибалтика, Польша, Чехословакия, Германия, Австрия.
Эти сведения почерпнуты из фонда автора письма Халиды Есенгуловны Мамановой (1918–1977 гг.).
В прошлом году журналист Дина Игсатова со слов родственников-потомков Халиды Мамановой написала замечательный очерк, названный ею «Казахская графиня из штрафбата». Графский титул здесь не случаен, и он не журналистская приманка для читателя.
Сверив всё с документами, Владимир Печерских пересказал нам биографию дочери одного из крупнейших и богатейших людей в Казахстане скотовода Есенгула Маманова. Дядя Халиды был в то время волостным управителем. Другой дядя Турысбек имел торговые дома в Ташкенте, Бухаре, Намангане, Жаркенте, Кызылжаре. За столь полезную деятельность он получил от царя Николая Второго орден Святого Георгия 3-й степени, награжден золотыми и серебряными медалями и удостоен титула графа.
В 1881 году на личные средства семьи началось строительство города Капал.
Мамановы не слыли угнетателями своего народа. На их личные средства в Жетысу была построена светская школа для детей бедняков. Обучались ребятишки неимущих родителей бесплатно. При этом на качество обучения учредители школы средств не жалели – учителя приглашались из Казани, Уфы, Оренбурга, Санкт-Петербурга, Стамбула. Для школьников было построено общежитие на 60 мест. Сегодня известно, что в этом учебном заведении подготовлено целое поколение казахской интеллигенции: в ней учились Ильяс Джансугуров, Мухамеджан Тынышпаев и другие видные деятели.
После революции 15 человек из рода Мамановых расстреляли, 36 семей сослали. Отца Халиды выслали за пределы Казахстана сроком на три года. В 1928 году было конфисковано все имущество Мамановых. Семья переехала в город Чкалов. Отец устроился разнорабочим, мать – швеей. Там отец и два его брата скончались от туберкулеза. Семья в 1932 году переехала в Алма-Ату. В 1937 году Халида поступает на 1-й курс медицинского института. Но нашелся доброжелатель советской власти, которому стали известны подробности биографии Халиды. И ее, как дочь феодала, исключают из рядов ВЛКСМ и отчисляют из института. Не знаем уж как, за какие подарки, несколько позже дочь феодала с трудом, но восстановили на учебу. Видимо, показала она свой талант будущего врача, да и мир, как всегда, не без добрых людей…
В конце декабря 1941 года она получает диплом с квалификацией врача-лечебника, а в феврале 1942-го призывается в ряды Красной армии. Ей должны были присвоить звание лейтенанта медицинской службы, но не сделали этого. Памятуя о непролетарском происхождении, даже не разрешили стать медицинской сестрой.
Вот тут-то она и решилась обратиться лично к товарищу Сталину с письмом. Что двигало ею, какие эмоции одолевали девушку? Почему она рвалась биться с врагами, обещавшими расправиться с Советами?
Дошло или не дошло письмо до Отца народов, но Халиду все-таки определили на службу. Именно в штрафбат. Но и здесь ей доверили лишь рыть окопы и могилы.
Только в 1943 году Маманову восстановили в правах и присвоили звание лейтенанта медицинской службы. С боевыми передовыми частями Халида дошла до Берлина. Домой вернулась она капитаном в победном 45-м.
Устроилась работать в родной институт ассистентом кафедры патологической физиологии. Подготовила кандидатскую диссертацию. Но защититься не смогла – вновь помешало «байское происхождение». В итоге защищалась в Москве. Затем грянуло знаменитое «дело врачей», и Маманову начинают таскать по следственным кабинетам – все же дочь врага народа, всегда под подозрением. Пришлось переехать в Караганду. Постепенно сталинские страсти в СССР улеглись, и наша землячка стала преподавать в новом мединституте, что в 1959 году открылся в Актюбинске. Здесь она стала профессором, защитила докторскую диссертацию. Добрая память об этой удивительной женщине – графине из штрафбата навеки в сердцах тех, с кем столкнула ее нелегкая жизнь и фронтовая судьба.
За что, вернее почему, байские дети, почти поголовно мечтавшие о скорейшей кончине советской власти, чтобы вернуть добро, ею конфискованное, и вновь занять верхушку социальной значимости, уходили на фронт добровольцами? При этом одиннадцать из них стали Героями Советского Союза.
Профессор Ахметова считает:
– Уверена, наследники ханов и баев геройски воевали не за компартию и Сталина. В нашем народе тысячелетиями живет потребность защиты своего семейного очага – шанырак по нашему – преданность роду, священное уважение к земле предков – атамекен. Степные аристократы – люди образованные и прекрасно понимали, что в случае победы фашизма господствовать в степи будет именно фашизм, а он для ментальности казахов неприемлем.

Короткая история длиною в жизнь

 27 004  27 005
Очень часто, говоря о войне, мы забываем о такой ее составляющей, как тыл. Еще реже говорим о тех, кого защищали воины. А ведь любой нормальный человек перед атакой, наверное, не про партию и ее вождя думал – про жену и детей вспоминал, о маме и папе, братьях и сестрах своих печалился. И потому-то песня про синий платочек, что был на плечах дорогих, так любима в народе…
Из личного фонда Элеоноры Эмильевны Рубилиной, заслуженного врача Казахской ССР, кандидата медицинских наук, организатора рентгенофлюорографической службы Казахстана, узнаем, простите за очередную цитату из песни военных лет, о ее негасимой любви к убитому на фронте мужу Александру Ермолаевичу Иванову. (Погиб в ноябре 1944 года в Латвии, освобождая эту израненную землю от поработителей.)
Помимо документов о профессиональной и научной деятельности этой заслуженной женщины в фонде сохранились фронтовые письма ее мужа. Всего их тридцать, небольших треугольничков объемом в один тетрадный листик. Больше одного листа с двух сторон воину писать с фронта не приходилось. И не только потому, что времени на писание не было, но более от того, что сумки почтальонов не выдерживали нагрузки – миллионы треугольников ежесуточно несли людям радость общения через дни, недели, месяцы, а то и годы неведения о судьбе любимого родного человека.
Дорогого для Элеоноры человека не стало… Письмо Рубилиной мужу от 20  февраля 1945 года, которое вернулось, поскольку его уже не было в живых, – единственное ее послание мужу, вернувшееся с фронта. Другие ее послания мужу были похоронены вместе с ним. Сохранилась и переписка Элеоноры Эмильевны с властями Латвийской ССР по вопросу поиска захоронения мужа. А еще долгие годы, до самой кончины она хранила любовь и память о самом дорогом человеке, отдавшим жизнь за то, чтобы не принадлежала его любимая врагу…
Вот такие истории о непростых судьбах казахстанцев удалось узнать и поведать вам накануне великого праздника, главного для людей самого старшего поколения, их детей и внуков, слышавших о Победе из первых уст.
И вы, правнуки фронтовиков, читайте и помните это.
Василий ШУПЕЙКИН