Три свидания с Президентом

ДЕНЬ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РК

Сегодня она – ведущая солистка Государственного театра «Астана Опера», заслуженная артистка и лауреат Госпремии РК. Но в жизни Майры Керей (в Казахстане ее больше знают как Мухамедкызы) был момент, когда она оказалась на перепутье: то ли вернуться в Китай, где она родилась, то ли – в США, где, надеялась певица, смогут оценить ее талант по достоинству. И тут в ее судьбу вмешался Его Величество Случай в лице Президента Казахстана.

012 001

– Первая моя встреча с Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым была необычной, – рассказывает Майра. – Произошло это в 1996 году. Однажды после одного из концертов меня в числе других участников представили вице-премьеру Ахметжану Есимову. Так и сказали: а эта девушка – оралманка из Китая. В то время как раз ожидался визит премьер-министра КНР Чжан Дзя Миня в Казахстан, поэтому, видимо, вице-премьер и попросил меня: «Не могли бы вы поучаствовать в концерте, приуроченном к визиту столь важного гостя?» На торжественном приеме я исполнила песню, которая знакома каждому жителю этой страны, – «Китай – любовь моя». Зазвучали первые слова, и китайская делегация взорвалась аплодисментами! Гости, чувствовалось, не ожидали услышать в чужой стране песню, которая стала у них на родине вторым, неофициальным гимном. У многих из них на глаза навернулись слезы.
После концерта меня пригласили в Зал приемов Дворца Республики. Растроганный китайский премьер после теплых приветствий спросил: «Сколько лет?» Я подумала, что важный гость интересуется, когда я вернулась на историческую родину, поэтому ответила. «Два года назад». Он с изумлением посмотрел на нашего Президента: «Господин Назарбаев, ваша певица говорит на хорошем литературном китайском языке. А ведь даже у меня есть шанхайский акцент».
Нурсултан Абишевич, довольный произведенным на гостя эффектом, тихо спросил меня: «Гражданство есть?» «Нет», – прошептала я.
– «Завтра будет», – пообещал Президент.
На следующий день закончились мои скитания по неуютным съемным углам: у меня появилось не только вожделенное гражданство, но и собственная двухкомнатная квартира.
В следующий свой визит в Казахстан китайский премьер уже знал, что я родилась в Китае. «Ты же наша», – обращался он ко мне по-свойски на «ты». Наш Президент дипломатично вторил ему: «Она певица общая – и ваша, и наша». Эти слова я запомнила еще и потому, что в тот день я прилетела из Москвы с конкурса имени Чайковского, где была удостоена второго места. И Нурсултан Абишевич Назарбаев, и господин Чжан Дзя Минь радовались вместе со мной – Казахстан впервые был замечен на этом престижнейшем конкурсе. Когда Президент Казахстана сказал: «Ты мост между странами», я чувствовала себя ученицей, которой поставили пятерку.
Потом в составе президентской делегации я была на Украине. Там я стала свидетелем того, как популярен в этой стране наш Лидер. Добрые слова в адрес Президента Казахстана мы слышали не только на официальных приемах, где присутствовали первые лица государства и самые видные люди страны – ученые, артисты, бизнесмены, но и просто от рядовых украинцев.
Но больше всего мне запомнилась поездка в США. В семь вечера, через два часа после прилета, я должна была выйти на сцену. Президент сказал мне: «Это очень важный для нашей страны прием. Мне бы хотелось, чтобы американцы аплодировали казахской певице стоя».
И вот 10 часов перелета позади. Спускаясь по трапу, Нурсултан Абишевич спросил меня: «Устала?» «Очень», – честно призналась я. Президенту это не понравилось: «Запомни, ты никогда не должна признаваться в усталости даже самой себе. Ты в самом начале своей певческой карьеры. А эта поезда одна из многих, и все они будут связаны с перелетами».
Мое было очень стыдно. Перед глазами встал президентский офис, оборудованный прямо в самолете. На столе лежала огромная стопка документов. Президент работал над ними, не поднимая головы. Прервался лишь раз – на обед.
И вот мы в Вашингтоне. Тот вечер прошел как в тумане. Когда вышла на сцену, увидела в первом ряду Нурсултана Абишевича. Подтянут и свеж – как будто и не было многочасового перелета. Прошло несколько секунд – и я удивлялась уже самой себе: только что не было сил даже разговаривать, а тут вдруг откуда-то взялись силы. Никогда уже больше я не пела сверхтрудную арию Кунигунды из оперетты «Кандид» так, как в тот вечер. Когда прозвучала самая высокая нота, зал во главе с Биллом Клинтоном встал! Что может быть выше этой награды!
Думаю, тот визит был очень удачным для нашей страны. Это было видно по лицу Президента – он улыбался, много шутил. Вечером второго дня пребывания в США казахстанская делегация собралась в полном составе на дружественную посиделку. Пили заваренный по-казахски чай, вспоминали родину и пели наши песни. Нурсултан Абишевич, обладатель очень неплохого тенора, запевал свои любимые «Саулемай», «Бүлдiрген», а мы подхватывали.
...Я очень выросла с момента первой встречи с Президентом, успела объездить весь мир и оценить все происходящее вокруг трезвым взглядом. Когда работала по контракту во Франции, то, услышав, что я из Казахстана, люди доброжелательно улыбались: «Ваш Султан (так французы называют труднопроизносимое для них имя Президента Казахстана) – умница и большой политик».
Разия ЮСУПОВА