Утверждение новой цивилизованности

Эра становления: шаги к независимости

инфографика налогиНО

Американскому врачу и литератору XIX века Оливеру Холмсу, послужившему прототипом всемирно известного сыщика Шерлока Холмса, принадлежит крылатая фраза «Налоги – это цена, которую мы платим за возможность жить в цивилизованном обществе». В минувшую субботу, 9 июля, исполнилось четверть века новой, рыночной цивилизованности Казахстана. Началу ее формирования положил Указ Президента Нурсултана Назарбаева от 9 июля 1991 года «О создании государственной налоговой службы Казахской ССР».

Впервые самостоятельная
В Казахстане, как и везде в СССР, до его распада налоги выполняли лишь распределительно-фискальную функцию. Они не стимулировали эффективность производства, внедрение новых технологий, увеличение выпуска и улучшение качества продукции. Фактически налоги, уже заложенные в фиксированной или регулируемой государством цене, перечислялись в бюджет автоматически, без учета эффективности работы налогоплательщика.
Соответственно, советские налоговые органы и их работники выполняли роль лишь бесстрастных учетчиков и контролеров соблюдения плановых показателей наполнения бюджета. А переход к рыночным принципам хозяйствования требовал формирования принципиально новой, чутко реагирующей на ситуацию в экономике налоговой системы и ее оператора. Первым шагом на этом пути в Казахстане и стал названный указ Президента.
Согласно этому документу Государственная налоговая служба Казахской ССР создавалась на базе соответствующих подразделений Министерства финансов и Комитета цен при Государственном комитете по экономике. Это касалось как центрального аппарата, так и представителей службы в областях, городах и районах.
При этом ей впервые доверялось непосредственное государственное управление сбором налогов. А это означало, что для подготовки новой законодательной базы службе предстояло самостоятельно разработать множество параметров. В их числе общие принципы построения налоговой структуры, порядок взимания налогов и зачисление их в соответствующие бюджеты, права, обязанности и ответственность налогоплательщиков за полноту и своевременность расчетов с государством, механизм введения новых видов платежей, размеров ставок, льгот и еще сотни характеристик.
Дело осложнялось тем, что до этого Казахстан не имел своих законодательных актов по вопросам налогообложения и, естественно, опыта их разработки – ведь долгие десятилетия налоговая политика диктовалась исключительно «сверху», из Москвы. Так что первым делом новой службе пришлось засесть за пересмотр традиционной процедуры и расчеты.

Отход от уравниловки
Результатом этой напряженной работы стал не только Закон «О налоговой системе в Республике Казахстан», принятый Верховным Советом в рекордно короткие сроки для столь важного документа – 24 декабря 1991 года, то есть буквально через восемь дней после провозглашения независимости. Воистину нет государства без налогов!
Удивительно, но параллельно с этим базовым документом, чуть раньше или позже, а в итоге все-таки еще до начала 1992 года ВС республики успел принять еще целых 13 законов, затрагивающих налогообложение. Таких темпов законотворчества республика еще не знала.
Названный закон предусматривал 16 общегосударственных, 10 общеобязательных местных и 17 просто местных налогов, став одним из первых шагов в реформировании экономики страны. Документ впервые четко разграничивал адреса поступления тех или иных налогов (в местные или республиканский бюджеты), вносил организованность и ясность в порядок установления размеров платежей Верховным Советом и местными советами народных депутатов.
Кроме того, закон способствовал унификации налогов, что было условием формирования единой налоговой системы республики. В то же время такое разграничение гарантировало стабильность доходной базы местных бюджетов и обеспечения за счет этого их роста и относительно автономного функционирования.
Одним из наиболее принципиальных изменений в налогообложении прибыли казахстанских предприятий стала отмена ограничений на размер заработной платы, включаемой в себестоимость при вычислении суммы, с которой следовало платить государству. По сути, это была малая налоговая революция. Она позволяла начать либерализацию зарплаты, то есть отход от пресловутой советской уравниловки. А это знаменовало и неизбежность кардинальной реформы оплаты труда в целом, ее рыночной ориентации с ограничением вмешательства государства в экономику.
Отмена ограничений в оплате труда также смягчала для предприятий и трудовых коллективов последствия либерализации цен. Ведь у государства денег на компенсацию их роста не было, но открывались возможности для изыскания таких средств самими предприятиями.

Не хватало тишины
Однако принятый в декабре 1991 года целый пакет законодательных актов по налоговым вопросам носил более выраженный политический, нежели экономический характер. По сути, нормы того, первого казахстанского налогового законодательства во многих положениях все же повторяли порядок налогообложения, действовавший в Союзе.
С экономической точки зрения, его сохранение было оправданным и логичным. Ведь подавляющее большинство хозяйствующих субъектов Казахстана, прежде всего крупных, еще находилось в госсобственности, а ее трансформация и рыночные преобразования в целом в начале 90-х находились еще в зачаточном состоянии.
Поэтому республика объективно была еще не готова к радикальному реформированию налоговой системы. В 1991 году отечественные специалисты просто не успевали изучить зарубежную и международную, то есть рыночную практику налогообложения. Для этого требовалось время.
Между тем начатая реформа была встречена критически деловыми кругами. Например, кроме упомянутых 43 общегосударственных и местных налогов в республике были введены иные сборы, а также созданы различные внебюджетные фонды, в которые предприятия тоже были обязаны производить отчисления. Среди них Дорожный фонд, фонды преобразования экономики, поддержки предпринимательства и развития конкуренции, сборы на развитие и содержание городского пассажирского транспорта, ряд других обязательных платежей.
Внебюджетные отчисления вызывали у предприятий справедливое возмущение, так как в результате налоговое бремя становилось все тяжелее, повышались затраты и цены на продукцию и услуги. Как ни парадоксально кажется сейчас, но самое громкое недовольство предпринимателей республики вызывали отчисления именно в Фонд поддержки предпринимательства и развития конкуренции. Парадокс объяснялся просто: для пополнения этого фонда изымалась часть собственной прибыли компаний, остающейся в их распоряжении после уплаты уже всех налогов. Ну разве это справедливо?!
То, что налоговая система, в основе своей по-прежнему базирующаяся на изжившей себя командно-административной экономике, не может действовать долгое время, понимали и власти Казахстана. Но не следует забывать, что в 1991 году была слишком накалена политическая атмосфера и с калейдоскопической быстротой происходили драматические события политического толка, не располагавшие к вдумчивому экономическому анализу.
Недаром же говорят, что деньги, неразрывно связанные с налого-
обложением, любят тишину. Ее-то и не хватало тогда. Тем не менее необходимость разработки принципиально новой налоговой системы, отвечающей условиям рыночной экономики, была очевидной всем. И в связи с этим независимый Казахстан с 1992 года начал глубокое изучение международного опыта налогообложения.

Пора налогового нигилизма
Тем временем жизнь и экономика не стояли на месте и требовали оперативного практического реагирования. В течение 1992–1994 годов в казахстанское законодательство о налогах часто, чуть ли не ежеквартально, вносились поправки и дополнения, целью которых было подстаивание к быстро менявшимся экономическим условиям.
Но под этой маркой многие изменения касались льгот, которые лоббировались определенными кругами в интересах каких-либо отраслей или даже отдельных компаний. В результате возникла порочная практика, когда даже в непрофильный закон могли быть внесены положения о налогообложении, как правило, для предоставления послаблений. В результате многие законы стали противоречить друг другу.
Все это вело к тому, что налоговая система республики становилась все более сложной, громоздкой и тяжело управляемой. Величина налогового бремени стала оказывать отрицательное влияние на деятельность предприятий. Следствием его тяжести стали нарастание налогового нигилизма, то есть массовое уклонение от уплаты налогов всеми способами.
Нежелание платить налоги усугубляли различные ставки взносов и многочисленные льготы. Рассуждения казахстанского налогоплательщика в 1991–1994 годах были примерно такими: «Почему я должен платить, если не платит сосед?». Достаточно сказать, что для вычисления и взимания лишь одного налога на прибыль в Казахстане тогда существовали девять разных ставок от 0 до 70 процентов и более 40 льгот от снижения размера платежа до полного освобождения от него!..
Эта противоречивая модель была способна удушить любую деловую инициативу и сделать невыгодным честный и легальный бизнес. Как следствие – бюджетные потери, что крайне отрицательно сказывалось на социальной сфере. В частности, это оборачивалось несвоевременной выплатой пенсий, пособий и заработной платы работникам бюджетных организаций Казахстана.

Чётко представлять цель
Как уже сказано, Казахстан смог приступить к изучению лучшего опыта налогообложения с целью его использования у себя лишь с 1992 года. То есть после окончательного распада Союза и наступившей после этого относительной политической стабилизации.
По поручению Нурсултана Назарбаева эту работу возглавили как уже опытные и известные в республике, так и молодые тогда специалисты. Среди них первый глава налоговой службы независимого Казахстана, впоследствии руководитель Минфина и главный таможенник страны Еркешбай Дербисов, финансисты Александр Павлов, Бауржан Аймаков, Алмаз Накипов, Виктор Соболев, выходец из Караганды молодой экономист Мажит Есенбаев и другие.
При содействии главы государства и правительства они смогли заручиться поддержкой ряда авторитетных организаций и экспертов из-за рубежа. Значительную помощь Казахстану в тот период оказали Международный валютный фонд, Международный налоговый фонд (впоследствии – Международный центр по налогам и инвестициям, МЦНИ), Организация экономического сотрудничества и развития, а также такие специалисты с мировыми именами, как Уорд Хасси, Дэниель Витт, Дональд Любик, Чарльз Маклуэр, Виктор Турони, Владимир Самойленко и другие.
Под эгидой МЦНИ в Алматы с 1992 года проходили многочисленные налоговые семинары и форумы. «Нужно четко представлять, к чему стремишься, – говорил на одном из таких семинаров в 1994 году в Верховном Совете РК профессор из США Чарльз Маклуэр. – Налоговая политика серьезным образом связана с тем, как функционирует рыночная экономика. Многие страны на переходном этапе от социализма не сделали этого, напротив, они вступили на путь налоговых реформ, не имея ясного представления о задачах и целях и каким образом их достичь, – словно путник, начавший свое путешествие, не имея пункта назначения или карты. В нашей рабочей группе по налоговой реформе мы применяем другой подход – это использование концепции, чтобы наметить цели налоговой реформы и пути для достижения этих целей».
Результатом многочисленных обсуждений и всестороннего анализа различных рекомендаций стала разработка концепции налоговой реформы, которую в 1994 году одобрило правительство республики. Краеугольными камнями налоговой системы независимого Казахстана провозглашались справедливость и простота ее правил, их нейтральность и стабильность вне зависимости от статуса налогоплательщика.

Исторический кодекс
На основе концепции в республике был разработан документ, заменивший действовавший с декабря 1991 года Закон «О налоговой системе в Республике Казахстан». Новый акт получил название «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)» и статус имеющего силу закона Указа Президента РК, подписанного Нурсултаном Назарбаевым в апреле и вступившего в силу с 1 июля 1995 года.
Значение того Налогового кодекса трудно переоценить, начиная с процесса его подготовки. Обсуждение проектов документа шло в жарких дискуссиях не один месяц. Оно и понятно. Ведь даже самим специалистам Минфина и налоговой службы порой приходилось часами и днями обсуждать ту или иную тему между собой, прежде чем излагать свои предложения о содержании кодекса публично.
У него обнаружилось немало противников, призывавших не торопиться. Впервые в казахстанской практике подготовки законодательного акта было разработано несколько альтернативных проектов кодекса, на которые давались письменные заключения экспертов. Иначе говоря, первый рыночный кодекс рождался в муках, но отнюдь не только в кабинетах. Эта огромная работа была не напрасной.
По единодушной оценке экспертов, степень принципиальной новизны документа была в итоге такова, что не приходилось говорить о совершенствовании и даже некой реформе действовавшей системы. Ее уже просто не было. На смену пришел порядок налогообложения, освобожденный от пережитков советского прошлого и сумбура переходного периода, когда налоги в Казахстане регулировались аж тремя президентскими указами и 45 законами.
Надобность в них отпала – Налоговый кодекс 1995 года устанавливал единое применение налоговых положений на всей территории республики, устранив противоречия между множеством законодательных актов. Документ впервые вводил принятый во многих странах налог на имущество, но общее количество налогов сокращал примерно на треть. Для всех крупных налогов кодекс устанавливал единые ставки, упростив порядок расчетов с бюджетом и максимально сократив льготы.
Документ позволил существенно либерализовать и упростить налоговую систему, приблизить ее к международной практике и сделать более понятной не только отечественным налогоплательщикам, но и иностранным инвесторам. И совсем не случайно, что их массовый приход в Казахстан пришелся именно на период начиная с 1995 года.
С тех пор налоговая система республики претерпевала изменения неоднократно. Они касались структуры, организации, подчиненности, распределения функций, названий фискальных и других органов, так или иначе причастных к налогообложению. Менялись и редакции кодекса, из которых последняя по времени произошла в 2008 году. Но идеология оставалась неизменной: налоги – главный инструмент экономического диалога государства с обществом, бизнесом и гражданами.
Например, в стране были приняты Кодекс профессиональной этики работников органов налоговой службы, а в 2006 году – Хартия налогоплательщиков, которые провозгласили моральные принципы добросовестного выполнения своих обязанностей перед государством и собирателей налогов, и хозяйствующих субъектов.
В связи с массовыми попытками ухода от налогов в середине 90-х по требованию Нурсултана Назарбаева в структуре Минфина появилась налоговая милиция, впоследствии выделившаяся в самостоятельный комитет, а затем и Агентство финансовой полиции. Был период, когда за сбор налогов в стране отвечало целое министерство – Министерство государственных доходов.
Незадолго до вступления республики в Таможенный союз в 2010 году Казахстан назовут «ведущей в ЕврАзЭс налоговой лабораторией» (определение группы ученых Российской академии государственной службы при Президенте РФ и Всероссийской государственной налоговой академии Минфина РФ).
В том же 2010 году в ходе опроса бухгалтерских служб 1,5 тысячи казахстанских предприятий и около 5 тысяч человек в разных регионах страны удовлетворенность государственными услугами при уплате налогов выразят 88 процентов юридических лиц и 89 процентов граждан.
В новом, XXI веке платить налоги в Казахстане станет возможно, не покидая офис или квартиру. Это произойдет благодаря приходу в казахстанское налогообложение IT-технологий и внедрения оплаты налогов через Интернет, сеть банкоматов, web-киоски и специальные терминалы налогоплательщика.
5 мая 2015 года, через девять дней после своей очередной убедительной победы на президентских выборах, Нурсултан Назарбаев заявил: «Наши дальнейшие реформы коснутся и существующей налоговой системы. Мы сегодня стоим накануне общей декларации финансовых доходов и расходов». «Это непременно будет путь к тому, чтобы очень бедных людей и страшно больших богачей вообще не было, – подчеркнул Президент. – Уравнивать станем этим самым. Всем отчитываться придется, за что продал, за что купил и где взял себе деньги».
Но все это произойдет после, а тогда, в 1995-м, принимая свой исторический и первый в СНГ рыночный Налоговый кодекс, Казахстан создал основу для окончательного перехода от советской к своей собственной цивилизованности.

Налог на добавленную стоимость (НДС)
Основной косвенный налог (закладывается в стоимость товаров и услуг), используемый более чем в 130 государствах. В разных странах называется по-разному. Впервые введен в Германии в 1919 году, но формально считается французским изобретением, поскольку термин НДС предложен французским экономистом Морисом Лоре в 1954 году.
Основные ставки НДС в некоторых странах в 2014 году.
Австрия, Белоруссия, Болгария, Великобритания, Голландия, Молдавия, Украина, Эстония – 20%, Бельгия, Испания, Италия, Латвия, Литва, Чехия – 21%, Греция, Ирландия, Польша – 23%, Германия – 19%, Румыния, Финляндия – 24%, Дания, Норвегия, Швеция – 25%, Венгрия – 27%, Россия, Турция, Израиль, Мальта – 18%, Швейцария – 8%, Китай – 13 – 17%, Япония – 5%. В США вместо НДС действует налог с продажи, равный 3–15%.
Казахстан (как и Россия) внедрил НДС с 1992 года со ставки 28% с дальнейшим ее понижением до 20, 16, 15 и 12%, которая действует ныне. При этом в Казахстане не облагаются НДС экспорт (кроме лома металлов), геологоразведочные изыскания, взносы в уставный капитал, финансовые услуги, а также импорт физическими лицами по нормам беспошлинного ввоза иностранной валюты, лекарств и медицинских товаров.

Подоходный налог с физических лиц
Применяется в большинстве стран, за исключением малых, в том числе островных государств (Бермуды, Багамы, Андорра, Монако, Бахрейн, Бруней, Катар, Кувейт и др.).
Едва ли не самая суровая система взимания подоходного налога с граждан сложилась в Норвегии. Там еще в 1974 году был отменен верхний предел обложения этим налогом, равнявшийся 80 процентам. Через год более 2 тысяч богатейших норвежцев заплатили государству свыше 100 процентов, в том числе корабельный магнат Хильмар Рекстен – около 500 процентов своих годовых доходов.
Во многих странах размер этого налога зависит от объема доходов лица. Как правило, чем они выше, тем больше ставка. Ее средние значения в ряде стран: Германия – 29,5%, Франция – 20,5%, Израиль – 28,5%, Австралия – 32%, Япония – 22,5%, Китай – 25%, Сингапур – 11,75%, Саудовская Аравия – 20%, США – 17,5%, Мексика – 14%, Аргентина – 22%.
В 1997 году доход среднестатистической американской семьи составил 54 910 долларов, из которых 38,2 % ушло на налоги – больше, чем на еду, одежду, жилье и транспортные расходы вместе взятые.
В большинстве постсоветских стран действует фиксированная, то есть единая для всех слоев населения ставка вне зависимости от размера доходов. В Белоруссии и России она составляет 13, в Казахстане – 10%

Корпоративный подоходный налог (КПН)
Существует в подавляющем большинстве стран мира. Самые высокие в мире ставки КПН действуют в ОАЭ – 55%, США – 40% и Японии – 38%. Усредненная ставка КПН в Европе – 20,5%. В том числе в Норвегии и Финляндии 28%, Австрии 25%, Бельгии – около 34%, Великобритании 20–30%, Германии 15%, Испании 20–35%, Болгарии 10%, Черногории – 9%, Турции – 33%, России – 20%. В Египте ставка КПН может колебаться от 20 до 41%. Стандартная ставка КПН в Китае – 25%. Основные ставки в Сингапуре – 17,5%, в Таиланде – от 10 до 37%.
Ставки КПН в Казахстане – от 10% (сельхозпроизводство, пчеловодство, рыбоводство) до 20%.

Андрей ЖДАНОВ