Возвышенный временем

Исполняется 125 лет со дня рождения выдающегося сына казахского народа Назира Тюрякулова

8 001

Оценка личностных качеств и вклада каждого яркого представителя нации в общую копилку значимых событий истории разнится с кардинальной противоположностью. Одни плодотворно сверкают делами и уже при жизни признаются ярчайшими деятелями, правда, о многих вскоре народ забывает. Другие же получают истинную оценку лишь по прошествии времени. Порой она затягивается на годы и даже десятилетия. И тут, как показывает жизнь и гласит народная мудрость, «…тем крепче и вкуснее становится вино, чем дольше не откупоривается бутылка». Именно таковой оказалась судьба Назира Тюрякулова (Торекулов), ярко, но весьма коротко заявившего о себе в начале прошлого века. Он был продуктом революционного времени, настроенным на великие перемены. Боролся за идеалы свободы, равенства и братства чистыми руками, горячим сердцем и светлым разу­мом.
Он не был выходцем из самых нижних слоев населения, и, может быть, именно факт рождения в семье образованного человека стал первым краеугольным кирпичиком в его судьбе как человека многознающего и умеющего учиться всю жизнь.
Первое образование – начальную школу – он получил в Коканде. Может быть, именно поэтому некоторые биографы считают, что Назир здесь и родился. Хотя по другой версии местом его рождения был казахстанский Туркестан, вернее, село Кандоз близ этого старинного города.

Кем быть?
Для сына купеческого сословия такой вопрос не стоял. Получив азы письма и математики, многие дети торговцев становились за прилавки. Сия чаша минула молодого Назира. Его блестящие способности в учении были замечены, и он продолжил учебу. Но опять же в восьмиклассном коммерческом училище. А это для будущего коммерсанта считалось солидным образованием. Более того, в советское время, будучи на вершине властных структур, он с удовольствием и так же блестяще, как ранее, будет учиться в Москве на экономическом факультете коммерческого института.

Учиться, учиться и еще раз учиться!
Неизвестно, слышал ли этот ленинский лозунг-призыв к молодежи Тюрякулов, но верен он был ему всегда. И не только потому, что всё новые знания влекли его, но чтобы нести светоч науки людям нового государства, в массе своей неграмотным, серым и веками угнетаемым.
Лидер по натуре, зараженный идеей равенства народов, он искал свою нишу в набиравшем силу бурлящем потоке вольномыслия организаций революционной направленности.
Вот как описывает этот период жизни Назира известный дипломат современного Казахстана Таир Мансуров в монументальном труде «Полпред Тюрякулов» (изд. «Реал-пресс», Москва, 2003 год) (в изложении): …в 1916 году Назир поступает на службу во Всероссийский земской союз в качестве инструктора по работе с мобилизованными на военно-тыловые работы туркестанцами. Здесь он создает тайную организацию – общество «Эркин дала» («Вольная степь»), призванное помочь национально-освободительной борьбе народов Туркестана.
«…В 1917 году он вовлечен в ряды левых эсеров. Однако уже в октябре 1918 года присоединяется к большевикам и вступает в Красную Армию. В годы гражданской войны был членом Реввоенсовета Туркфронта, секретарем ЦК ВКП (б) Туркестана, членом Среднеазиатского бюро ВКП (б)».
В те времена истинные революционеры не держались за кормило власти, не цеплялись двумя руками за руководящее кресло, чтобы, не дай бог, лишиться номенклатурных привилегий. Они работали там, «куда партия направит», причем столько, сколько требовал результат.
После работы на посту первого руководителя Туркестанской АССР Тюрякулова направляют в Москву, причем на должность значительно ниже предыдущей, но в плане идео­логии одну из самых значимых в Советском Союзе – председатель правления Центрального издательства при ЦИК СССР.
«…Ценность Тюрякулова как специалиста подтверждается и удивительным для тех лет пренебрежением кадровыми службами фактами нарушения им партийной дисциплины», – пишет Мансуров и поясняет, что после прибытия в 1922 году из Туркестанской АССР в Москву Тюрякулов так увлечен новой работой, что забывает получить партбилет и платить взносы в течение пяти лет!
Не имея высшего образования, тем не менее Назир Тюрякулович в совершенстве владеет русским, казахским, узбекским, турецким, туркменским языками, превосходно знает немецкий и французский. Он досконально изучил мусульманский уклад, обряды и традиции, религиозные каноны ислама. А именно религиозным догмам большевики противопоставляли свою идеологию атеизма.
В молодые годы поиска истины Назир создавал и редактировал свободомыслящие газеты, издававшиеся на языках народов, оказавшихся в рамках административных границ ТАССР. Кроме того, он от природы наделен даром психолога и педагога. Не поэтому ли его берут на заметку в Наркомате иностранных дел и докладывают Сталину, что кандидат на пост полпреда в самую значимую мусульманскую страну того времени - Саудовскую Аравию найден. И он им станет в декабре 1927 года.
Именно этот период дипломатической деятельности почти календарно исследует и опишет в упомянутой книге Таир Мансуров.
Вот документальные отрывки из труда казахстанского дипломата. В них Тюрякулов предстает и как мощный государственник, и как порядочный светлый человек. Конечно же, автор в первую очередь оценит Тюрякулова с позиций дипломатического профессионализма того времени. Читатели его книги обязательно отметят такой момент: рекомендованный на должность бывший глава республики и один из главных идеологов СССР мог бы въехать в Саудовскую Аравию, не утруждая себя знанием языка страны: есть у послов переводчики. Но не таков был Назир – пока добирался до полпредства, а занял этот процесс почти полгода, он научился не только говорить, но читать и писать по-арабски.
Однако вернемся на несколько лет назад в год 1921-й, когда Тюрякулов возглавит Центральный исполнительный комитет Турке­стана.
«…Став, по сути дела, одним из руководителей Туркестана,
Н. Тюрякулов часто выезжал в различные области этой обширной республики, стараясь на местах вникнуть в суть проблем, возникающих перед новой властью; он выступал на различных съездах, встречался с рабочими, красноармейцами и дехканами на собраниях и митингах, пишут об этом периоде политического взлета исследователи. – Стоит отметить, что Назир Тюрякулов, в отличие от большинства руководителей, …старался достичь разумного компромисса в отношениях новой власти и религии. Одно только его решение подписать постановление о переносе выходного дня с воскресенья на пятницу – мера, свидетельствующая о его гражданской смелости. Так же Назир Тюрякулов издал указ, объявивший три дня Курбан айта – почитаемого мусульманского праздника – выходными».
…В Саудовской Аравии, тогда – Королевство Хиджаз, куда он прибыл в 1928 году, Тюрякулов «…довольно быстро освоился в новой роли и установил доверительные связи в местном политическом истеблишменте и купечестве. Знаток мусульманства, он притягивал к себе верхушку знати. Местная знать, несмотря на личное богатство, весьма любила получать подарки и подношения. Почти все свои заработки Тюрякулов тратил на «сувениры». Выписывал он их из Москвы, причем всякий раз досконально объяснял руководству, кому и за какую сумму требуется подарок. Отчеты, сверенные, что называется, копейка в копейку, высылал регулярно.
«Простите, что беспокою вас пустяками, - писал он в НКИД. – Но этими пустяками я могу укрепить «личные» связи. Нужна одна дюжина чашек с блюдечками. Стоимость будет оплачена...».
…Тюрякулов информировал НКИД по множеству вопросов, касающихся не только страны пребывания, но и сопредельных государств, и в целом по ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Северной Африке. Полпред возглавил работу по подготовке состоявшегося в мае 1932 года двухнедельного официального визита в СССР саудовского премьера принца Фейсала ибн Абдель Азиз ас-Сауда – будущего короля Саудовской Аравии, совмещавшего в тот момент посты главы правительства, министра иностранных дел и внутренних дел и наместника короля в Хиджазе. В этом же году Тюрякуловым была подготовлена и реализована «бензиновая сделка» – первый контракт на поставку в Саудовскую Аравию 100 тысяч ящиков бензина и керосина. Советский «Нефтесиндикат» победил в конкурентной борьбе могущественные англо-голландскую Shell и американскую StandardOilofCalifornia.
…В 1933 году Тюрякулов добился отмены жестко протекционистского «исключительного режима», которому подчинялась вся советская торговля в Аравии; двустороннее сотрудничество стало охватывать здравоохранение, культуру, науку. Успехом полпреда явилось также подписанное им в 1935 году соглашение между советским торговым обществом «Востгосторг» и Министерством финансов Саудовской Аравии, которым был урегулирован много лет тянувшийся спор о задолженности Хиджаза перед СССР по поставкам нефтепродуктов.
«…Восемь лет напряженной работы в стране с изнурительным климатом не прошли для Тюрякулова бесследно, – пишет Мансуров. – Он приехал в Москву почти глухой…».
Но не болезни стали причиной его отставки.

Неблагонадёжен!
Так решили в НКВД, изучив материалы о деятельности Тюрякулова, присланные новым полпредом в Саудии.
Таир Мансуров детализировал конфликт, возникший у Тюрякулова с руководством НКИД: он лучше центра видел и знал происходящее на местах, требовал принятия незамедлительных мер от своего государства. Но…
Вспомнили чекисты его тесные контакты с турецкими дипломатами, и…
Следствие установило: «Н. Тюря-­
кулов с 1931 года являлся активным участником антисоветской пантюркистской организации, ставившей целью свержение Советской власти... Был связан с руководителем этой организации Рыскуловым, по заданию которого в 1936 году установил связь с турецким разведчиком…».
И понеслось накручивание статей: шпионская работа, антисоветская пропаганда, терроризм… А за это в 1937 году была только одна мера наказания – расстрел!
«…Приговор окончательный, обжалованию не подлежит, и в силу постановления ЦИК СССР от 1 февраля 1934 года подлежит немедленному исполнению…». Вынесен он был Военной коллегией Верховного суда СССР 3 ноября 1937 года. Подписи имеются…
Естественно, что арестована была и его жена Нина Александровна, а также все ее родные – родственники врага народа, «члены семьи изменника Родины».
Слишком яркими, неординарными, но для власть предержащих хуже того – свободолюбивыми были тысячи истинных патриотов, свято верящие в идеалы равенства и братства. Не только уничтожить их физически, но стереть и вытравить память о них попытались палачи. Не вышло.

Помним
28 января 1958 года Тюрякулов реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР за отсутствием состава преступления.
По данным ФСБ России, переданным в фонд «Мемориал», в списке захороненных на спецобъекте НКВД под названием «Коммунарка» есть информация о захоронении Тюрякулова Назира Тюрякуловича на кладбище вместе с 6,5 тысячи казненных жертв политических репрессий в Московской области на 24-м километре Калужского шоссе.

 В 1974 году стараниями племянницы Саиды Тюрякуловой (дочери его брата Кадыра Тюрякулова) его именем названа одна из улиц города Коканда.
 На родине в городе Туркестане отметили его 125-летие и установили бюст, создали музей и фонд, которые берегут наследие Назима Тюрякулова.
 Три школы в Южно-Казахстанской области и школа в Ташкенте названы именем Назира Тюрякулова.
 Имя выдающегося дипломата носят улицы в Алматы, Шымкенте, Кызылорде, Туркестане и еще в трех районах Южно-Казахстанской области.
 Постановлением Правительства Республики Казахстан от 20 января 2003 года учреждена медаль имени Назира Тюрякулова «За вклад в развитие внешней политики Республики Казахстан».

Василий ШУПЕЙКИН