Юрта в авангарде

Как алматинские зодчие ХХ века стремились придать новой архитектуре национальные черты

6 001

Вторая половина минувшего столетия ознаменовалась расцветом архитектурного модернизма. На смену классике пришла концепция прагматизма, которая не предполагала ничего лишнего: нужно было быстрыми темпами возводить жилье и приводить Алма-Ату в соответствие со статусом столицы союзной республики. Молодые специалисты во главе с архитектором Николаем Рипинским, работавшим в Москве в 30–40-х годах и попавшим в наш город волею судеб, стали усиленно работать над созданием функциональной архитектуры. Об этом на лекции в ГМИ имени А. Кастеева, прошедшей в рамках проекта «Академия искусств «Әсем әлем», говорила кандидат искусствоведения, историк архитектуры Елизавета Малиновская.
По заданию руководства республики в интернациональную по своей сути новую архитектуру создатели стремились инсталлировать национальные черты. Что было непростой задачей. Если фасады классических зданий сталинской эпохи можно было, например, украсить лепниной с восточным орнаментом, то для модернистской архитектуры надо было искать новые решения.
Одной из первых ласточек новой архитектуры в Алма-Ате стала гостиница «Жетiсу» (первоначально она носила название «Казахстан»). Созданная в 1960 году по проекту архитекторов Ким До Сена, Ищенко и Дятлова из железобетонных панелей, она являла собой замкнутый квадрат. Атмосферу Азии было решено создать во внутреннем дворике. Там, на зеленых лужайках, строители обустроили бассейн и площадки для отдыха постояльцев. Это, по замыслу зодчих, являло собой символ оазиса посреди жаркой степи. Кроме того, были использованы длинные ребра солнцезащиты по фасаду, что создавало его затененность, необходимую для жаркого алма-атинского лета, и тоже отсылало к традиции устройства южного жилья.
Конечно же, авторы проектов при создании национального стиля не могли обойти стороной мотив традиционного казахского жилища – юрты.
Так, в 1972 году по проекту архитектора Владимира Кацева было возведено здание Казахского государственного цирка. Круглый бетонный каркас здания, которое венчает эффектный чешуйчатый купол, символизирует традиционное жилище кочевника и вместе с тем напоминает казахский женский головной убор саукеле.

6 002


Годом раньше был открыт Центральный дворец бракосочетания. Форма здания, возведенного по проекту Леппика и Мендикулова, с одной стороны, напоминает юрту, с другой – символизирует два обручальных кольца, одно в другом.
Алматы невозможно представить без одного из своих главных зданий – Дворца Республики (тогда – Дворец Ленина), открытого в 1970 году. Созданное коллективом авторов, в числе которых Лев Ухоботов, Владимир Ким, Юрий Ратушный и Николай Рипинский, оно, будучи интернациональным по своей архитектурной концепции, тем не менее имеет ярко выраженную национальную специфику. А возникает такая ассоциация при взгляде на крышу. Устремляющийся кверху козырек кровли повторяет форму скифского шатра. Кроме того, часть внутренних стен была облицована мангышлакским ракушечником. Открытый в качестве отделочного материала зодчими проекта, он, по словам Елизаветы Малиновской, также явил собой символ нашего региона.

6 003


В 1978 году гостиницу «Казахстан» на пересечении Коммунистического проспекта и улицы Пастера переименовали в «Жетiсу». Это было сделано потому, что ниже Дворца Ленина вырос первый сейсмостойкий небоскреб – 26-этажное здание гостиницы, названной «Казахстан».
Сооружение выполнено группой архитекторов, в числе которых, так же как и в творческом коллективе, работавшем над проектом Дворца Ленина, были Лев Ухоботов и Юрий Ратушный.
На момент своей постройки здание явило собой первое высотное сейсмостойкое архитектурное сооружение в Средней Азии и долго удерживало этот статус. В архитектурном плане здание стало переходным этапом от модернизма к постмодернизму. Архитекторы отошли от строгости форм. Фасад отличался оригинальным декором. Так, здание венчает декоративная «корона». Собранная из золотистых металлических элементов, она напоминает корону Золотого человека, найденного ранее в кургане Иссык. Позолота короны сочеталась с позолотой козырька соседнего Дворца Ленина, благодаря чему оба здания составляли единый ансамбль.
В завершение лекции Елизавета Малиновская подчеркнула, что Алматы повезло: в постсоветский период здесь уцелело, не было перестроено или снесено большинство архитектурных произведений эпохи модернизма. Благодаря этому наш город вызывает большой интерес как у экспертов, профессионально изучающих модернизм, так и у любителей истории архитектуры.
Так, прошедшей осенью в кинотеатре «Целинный», который, к слову, также является примером архитектуры советского модернизма, была представлена книга «Алма-Ата: архитектура советского модернизма 1955–1991». Ее авторы – московские историки архитектуры Анна Броновицкая и Николай Малинин – включили в издание более 60 объектов, от цирка, дворцов и рынка до жилых домов. Одним из консультантов книги выступила Елизавета Малиновская.
По признанию авторов книги, именно эпоха 60–80-х представляется им самым интересным архитектурным пластом города. Они отметили, что во многом благодаря архитектуре модернизма, сочетающей в себе новые формы с казахскими традициями, Алматы имеет свое неповторимое лицо.
Юрий КАШТЕЛЮК