Как сын Великой степи спас национальное достояние кыргызов

Как сын Великой степи спас национальное достояние кыргызов
Источник фото: bigasia.ru

День эпоса «Манас» отмечается в Кыргызстане

4 декабря в Кыргызстане отмечается День эпоса «Манас», сообщает Vecher.kz

Исполняющий обязанности президента Кыргызстана Талант Мамытов, поздравляя сегодня соотечественников с этим знаковым событием, подчеркнул значимость эпоса в качестве национального достояния и фактора идентичности всего кыргызского народа.

«Уникальность народа заложена в его языке и культуре. На протяжении веков эпос «Манас» нес в себе язык и культуру кыргызского народа. Эпос как символ национального достоинства и единства, сохраняя через все исторические испытания дух народа, его веру в лучшее, стал духовным богатством и непревзойдённым наследием нашего народа», - отметил глава Кыргызстана.

«Манас» – это не просто крупнейший кыргызский эпос, это жемчужина эпического наследия всего кыргызского народа, памятник его языка и духовности. Главный герой эпоса – богатырь, объединивший кыргызов, также носит имя Манас.

Сегодня об «Илиаде» кыргызского народа» известно многое. Тысячу с лишним лет эпос передавался из уст в уста. Но был момент, когда великая духовная цепь поколений могла прерваться навсегда. Если бы не славные сыны казахского народа – Чокан Валиханов и Мухтар Ауэзов, внесшие неоценимый вклад в судьбу монументального творения.

О времени возникновения духовного наследия кыргызов современные исследователи расходятся во мнениях, но считается, что он имеет тысячелетнюю историю. Именно Мухтар Ауэзов выдвинул идею, что возникновение эпоса «Манас» относится к IX веку, что он подтверждает и сопоставляет фактами из древней истории, не соглашаясь с мнением В.И.Жирмунского, относившим возникновение эпоса к XV - XVIII векам. Исследуя эпос «Манас» М. Ауэзов сопоставляет его с известными в мире эпосами, как высочайшее достижение всей человеческой культуры.

Эпос назван по имени главного героя, время его создания точно не установлено. Согласно версии Мухтара Ауэзова, это примерно 840 год. Почему именно этот период? Центральный эпизод «Манаса» посвящен походу киргизов в Китай и взятию его центрального города – Бейджина, и это историчес­кий факт. Исходя из этого, Мухтар Ауэзов высказал предположение, что умерший в 847 году завоеватель этого города и есть Манас. Первые песни-поэмы о герое, как того требовал обычай, создавались в год смерти исторической личности.

– Когда речь заходит о «Манасе», невозможно обойтись без упоминания имени замечательного казахского ученого, члена Русского географического общества Чокана Валиханова, – говорит автор последнего перевода великого эпоса на русский язык, известный кыргызский и советский драматург Мар Байджиев. – Ознакомившись с кыргызским эпосом, он сравнил «Манас» с «Илиадой» Гомера, а «Семетей», вторую его часть, назвал среднеазиатской «Одиссеей». Валиханов первым записал «Манас» и, включив его в свои труды, сообщил о нем миру: отрывки из эпоса он обнародовал в Петербургской академии наук, а в 1904 году эпос был опубликован в России в составе его трудов. Через 30 лет по следам Чокана Валиханова в Киргизию приехал известный ученый, академик-востоковед, этничес­кий немец Василий Радлов. Записав фрагменты трех частей эпоса, он опуб­ликовал их в 1885 году в Санкт-Петербурге на кыргызском языке в русской транскрипции. Свой перевод эпоса на немецком языке он издал в том же году в Лейпциге. 

Мухтар Ауэзов приехал во Фрунзе (прим.ред:нынешний Бишкек) для сбора материала и изучения «Манаса» в 1928 году. В то время он состоял действительным членом Восточно-Сибирского отделения Российского географического общества, был известным драматургом и педагогом, вышла в свет его повесть «Лихая година», а еще Мухтар Ауэзов снискал к тому времени славу крупнейшего специалиста в области изучения древнего эпоса. Поэтому именно ему было поручено сектором манасоведения Института языка, литературы и фольклора Киргизии написать фундаментальный труд о древнем шедевре. 

История кыргызов во все времена созидалась и сопровождалась великими сказителями – манасчи. В советскую бытность их сказания о Манасе стали записывать, начиная с 1922 года. В то время было всего два рапсода-манасчи – Сагымбай Орозбаков и более молодой Саякбай Каралаев (рапсод, в отличие от других сказителей, знает все три части эпоса). Сагымбай Орозбаков, ушедший из жизни в 1926 году, успел спеть только первую часть трилогии – собственно «Манас». Затем запись была продолжена у Саякбая Каралаева. Работая над текстом, Мухтар Ауэзов неоднократно, как вспоминали современники, устраивал публичные выступления многих манасчи. Каждого он записывал и тщательно сопоставлял. Так из многих сказаний выкристаллизовывался литературный вариант бессмертного творения. 

С Сагымбаем Мухтар Ауэзов не успел встретиться. Прослушав же проникновенный плач жены Манаса Каныкей в исполнении Саякбая, он, говорят, зарыдал, а потом сказал: «Если тебя не станет, Саякбай, человечество потеряет бесценную свою реликвию».

– Мухтар Омарханович, безусловно, сыграл решающую роль в судьбе манасоведческой науки, – считает Мар Байджиев. – Многие из тех, кто собирал в 30-х годах сведения о Манасе, были обвинены в национализме, пантюркизме, пан­исламизме и расстреляны. Но Бог каким-то чудом спас Ауэзова.

Накануне памятного 1937-го партия стала проявлять интерес к национальной интеллигенции, поощряя ее творческие изыскания. Но некое подобие оттепели было всего лишь иллюзией: 1 октября 1930 года Ауэзова арестовывают в Ташкенте. Все рукописи к готовящейся монографии по «Манасу» были изъяты, а сам писатель этапирован в Алма-Ату. Его обвинили во вредительстве и в связях с движением «Алашорда». 

После освобождения Мухтар Ауэзов вновь занялся эпосом. В 1935 году он принимает участие в совещании по пропаганде народного наследия, проходившем в Киргизии. 

Опустим ряд событий, предшествовавших главному эпизоду в излагаемой истории – Всесоюзной дис­куссии летом 1952 года во Фрунзе, посвященной эпосу «Манас», в которой принял участие Мухтар Ауэзов.

…Перед дискуссией о судьбе «Манаса» партийная пресса активно подготавливала общественное мнение публикацией серии статей. Насаждалось мнение, что произведение антинародно, что оно – фео­дальная поэзия. То есть вновь расцветал лобовой «классовый подход» к высшему достижению духовной культуры народа. 

Конференция длилась около недели, шла борьба мнений. Перелом наступил, когда на трибуну вышел Мухтар Ауэзов. Только он нашел те единственные слова, которые убедили руководство республики сохранить «Манас». В его выступлении были отражены этапы кыргызской истории, многовековая культура акынов, мифы, легенды, крылатые слова. Мэтр казахской литературы   поставил задачу издать все известные варианты «Манаса» и определил конкретные пути претворения этой большой научной задачи, в которой сам принимал активное участие.

«Защищая эпос, Ауэзов доказывал, что это величайшее произведение устного народного творчества, равного которому нет в мире. И что будет преступлением против человечества вычерк­нуть его из памяти народа. Интеллигентный облик, убедительность и ораторские способности писателя были настолько сильны, что он сумел повернуть ход событий в другую сторону», – вспоминал Чингиз Айтматов.

Благодаря титаническим действиям Мухтара Ауэзова «Манас» стал символом кыргызской нации.

Имя Мухтара Ауэзова с того памятного июньского дня 1952 года золотыми буквами высечено в летописи народной памяти кыргызов. В 1957 году правительство советской Киргизии выделило Ауэзову небольшой участок земли в Чолпон-Ате, где писатель построил дачу. Он говорил, что если бы судьба подарила ему вторую жизнь, он прожил бы ее на берегу Иссык-Куля.

Дом-музей Мухтара Ауэзова в Чолпон-Ате. Источник фото: rutraveller.ru

Отметим, имя великого классика казахской литературы увековечено в названии улицы Бишкека, там же в его честь установлена мемориальная доска. К слову, в Алматы в честь эпоса «Манас» названа одна из центральных улиц.

(При подготовке публикации использовались материалы «Казахстанская правда»)