Счастье в атаке…

Легенды спорта

Счастье в атаке…
Владимир Никитенко справа

Владимир Никитенко – один из знаменитых кайратовцев восьмидесятых годов.


Родился он в 1957 году в Кабардино-Балкарской АССР. Является воспитанником туркменского футбола. Когда ему было восемь лет, семья Никитенко переехала в Ашхабад. Выступал за футбольный клуб «Колхозчи». В этой команде алма-атинские наставники и приметили настырного хавбека. В сезоне 1976 года «Кайрат» потерпел обиднейшее поражение от туркменской команды – 2:5 на ее поле. И в составе дружины хозяев блистал никому не известный Владимир Никитенко. Он тогда доставил много хлопот кайратовским футболистам: хорошо играл в отборе, при возможности первым пасом отправлял вперед своих парт­неров.

– Мы тогда решали задачу выхода в высшую лигу, – рассказывал позже тренер Тимур Сегизбаев. – Шли в лидерах. А «Колхозчи» нам устроил разнос практически в конце сезона. Но мы все равно уверенно выполнили поставленную задачу, заняв первое место среди 20 клубов первой лиги. И готовились к следующему сезону. Нам нужны были исполнители высокого класса. В списках значились и туркменские футболисты. Курбан Бердыев сразу согласился выступать за «Кайрат». А Владимир Никитенко взял паузу. Созрел для «Кайрата» он только через год.

– Самое главное в моем переходе было то, что Тимур Санжарович обещал помочь мне с переводом из Ашхабадского института физкультуры в аналогичное спортивное учебное заведение в Алма-Ате. Иначе я бы никуда не поехал, – рассказывал несколько лет назад Владимир Никитенко. – Слово свое наставник сдержал. Он дошел до Министерства образования республики и в течение трех дней решил мою проблему. В конце года я приехал в столицу Казахской ССР. Это был мой второй приезд в Алма-Ату. В первый раз играл за Туркмению в 1973 году на спартакиаде школьников. Тогда познакомился с Хапсалисом, Шенгелией и другими своими сверстниками, с которыми потом играл в высшей лиге советского футбола.

«Кайрат» стал хорошей школой. Своей работоспособностью Владимир Никитенко сразу завоевал место в основе. Да и помощь приехавшего годом раньше Курбана Бердыева позволила безболезненно влиться в коллектив. Он уже в первом своем сезоне за алма-атинскую команду провел 28 игр.

– Ребята приняли, как своего, – рассказывал Владимир Андреевич. – Особенно приятно было общение с Сеильдой Байшаковым, Фаридом Хисамутдиновым, Владимиром Кисляковым, Анатолием Ионкиным и другими. Именно в контакте с ними понял настоящую мужскую дружбу. И даже негласный принцип «один за всех и все за одного» тут действовал отнюдь не формально. Даже вне футбольного поля.

Новичок в первом своем сезоне стал автором двух голов. Провел он их в ворота московских динамовцев и ворошиловградской «Зари». За свою же карьеру в «Кайрате» он забил семь голов. Большинство из них – головой. Удачно исполнял и стандарты.
Владимир Андреевич до мельчайших подробностей помнит и принципиальные матчи, в частности с ташкентским «Пахтакором», которые он называл «международными». Помнит, как выходили на поле ребята, сжав кулаки. Настраивать никого тогда не нужно было. Они бились за честь клуба и честь республики. Два года подряд уезжали не солоно хлебавши из Алма-Аты киевские динамовцы. Огорчали кайратовцы московских спартаковцев, торпедовцев, тбилисских динамовцев и представителей других команд Союза. И ключевые роли в этих поединках выполнял Владимир Никитенко. Чаще играл опорника, но иногда помогал защитникам.

– Мне было все равно, где играть, – говорил он. – Станислав Каминский требовал созидать. Но с приходом в команду Игоря Волчека мои функции изменились. Тренер определил меня в оборону. Зачастую приходилось играть против грандов советского футбола персонально.

С приходом Леонида Остроушко футболисты ощутили новые веяния. Так, в обороне теперь играли не четыре, а три защитника. Четвертым был так называемый волнорез. Эту тактику применил на чемпионате мира 1982 года французский наставник знаменитый Мишель Идальго, и его прозвали за это новатором. Однако «Кайрат» уже играл по такой схеме. Остроушко тогда говорил, что он перенял ее у минского «Динамо».

– Леонид Константинович вернул меня в опорную зону. И сам определял перед матчем, против кого мне персонально играть. Когда играли со «Спартаком» – это были Пасулько и Черенков. В московском «Динамо» – Максименков, в «Черноморце» – Плоскина, в «Заре» – Заваров, в «Арарате» – Оганесян, – вспоминал Владимир Никитенко.

Ему принадлежит рекорд выступления в составе «Кайрата» – 257 выходов на поле. И этот рекорд теперь никто не побьет!
После завершения спортивной карьеры Владимир Андреевич Никитенко не раздумывал кем быть. Он стал тренером. И вот уже более четверти века у руля разных коллективов. За это время выиграл все что можно. А самым интересным моментом в своей спортивной карьере считает работу с СОПФК «Кайрат». Потому что это был первый частный клуб. Именно с этой легендарной командой он выиграл кубок страны.

Сегодня среди болельщиков и специалистов бытует мнение, что Никитенко был «разрушителем» в «Кайрате», и как тренер тяготеет к оборонительным функциям. Его команды показывают закрытый футбол.

– Я не согласен с такими выводами, – рассуждает Владимир Андреевич. – Футбол нельзя делить на атакующий и оборонительный. Футбол должен быть гармоничным. Бежать вперед без оглядки – это провал. Другое дело – комбинационная игра с культурой паса. Как сегодня «Барселона», «Бавария» играют. Надо уметь и атаковать, и обороняться. Если бы я проповедовал «закрытый» футбол, разве смогли бы мои команды побеждать в чемпионатах и кубках. Последний пример – ФК «Актобе», который я приводил к золотым наградам. Мы искали счастье в атаке.