Виртуоз

40 лет назад на ковре московской олимпиады блистал прославленный казахстанский борец Шамиль Сериков.

Виртуоз

31 год назад чемпион ушел из жизни.

Люди старшего поколения хорошо помнят, как он тушировал своих соперников одного за другим. Филигранная техника, пластичность, сила духа, огонь в глазах говорили о том, что он вышел на ковер только побеждать. Причем побеждать красиво. 

Вот что говорил о нем двукратный бронзовый призер олимпийских игр грек Бабис Холидис: «Сериков был лучшим борцом всех времен в его весовой категории, он танцевал на ковре, как Рудольф Нуриев». 

К его темпераменту, физической силе и стойкости можно отнести и то, что Сериков был творческой личностью. Один из тренеров сборной СССР, знаменитый Вадим Александрович Псарев говорил: «Его не надо было вооружать приемами. В нем была вся техника классической борьбы. Из одного захвата он мог провести три броска». И кто видел действия алматинца на ковре, могли даже в этом не сомневаться. Шамиль многие свои поединки завершал досрочно с каскадом приемов. 

Тренерский штаб сборной Союза обратил внимание на борца в конце семидесятых. В 1978 году он становится чемпионом СССР и чемпионом мира. Через год вновь поражает болельщиков планеты своим выступлением на международной арене, выиграв первенство мира и Европы. И никто не сомневался в том, что он первый номер в своей весовой категории на домашней Олимпиаде. Однако в жизни случаются парадоксы. Перед самым турниром у него на руке появился фурункул. И Сериков не мог тренироваться. Даже в среде тренеров шли споры: сможет ли он выступить? Стоял вопрос о замене. Но он сам и его наставник Анатолий Жарков верили, что все будет нормально. Как скажет он сам: «Олимпийские игры – самые крупные соревнования. И пропустить я их не мог». 

На удивление врачей злополучный фурункул Сериков выдавил сам, забинтовал руку и вышел на тренировку. Через несколько дней его ждал олимпийский ковер.

Первый поединок был с бельгийцем Жульеном Миси, чемпионом Европы среди молодежи. Соперник сразу бросается в атаку и тут же напарывается на контрприем казахстанца. Есть два балла. После этого бельгиец большую активность не проявлял. Этим и воспользовался Сериков. Он делает бросок прогибом и туше. Чистая победа на 3-й минуте. Еще быстрее разделался Шамиль во втором круге с румыном Михаем Боцило. Но самым тяжелым был поединок с итальянцем Антонио Кальтабиано. Казахстанец уже побеждал этого атлета на чемпионатах Европы и мира, и досконально знал все хитрости противника. Но и итальянец подготовился к поединку очень хорошо, что интересно, при захватах он выскальзывал из рук словно рыба. Секунданты Шамиля заподозрили подвох. В перерыве тренерский штаб предупредил арбитров, что соперник намазал тело каким-то жиром. Но они никаких мер не приняли. Попросили лишь обтереться итальянцу полотенцем. И все же Серикову удалось сбить его в партер.

Пытался сделать накат, не получилось. Но и одного бала, завоеванного во втором периоде, оказалось достаточно. Победа – 3:2. 
В четвертом круге борец выиграл у чехословацкого спортсмена Йозефа Крысты в виду явного преимущества – 15:0. Затем в полуфинале тушировал Бенни Юнгбека из Швеции и вышел в финал. Понадобилось всего 40 секунд. Приятно то, что у этого атлета он взял реванш. До Олимпиады на одном международном турнире он ему уступил. «Тогда, – вспоминал сам Сериков, – боролся с травмой руки». 

В решающей схватке предстоит битва с хорошо известным поляком Юзефом Липеня. Для соперника эта была четвертая Олимпиада. И он жаждал увезти из Москвы золото, закончив свою спортивную карьеру на мажорной ноте. Юзефу к тому же хотелось доказать, что проигрыш Серикову на чемпионате мира 1978 года в Мексике был случайным. Поэтому он уже в самом начале поединка проявил активность. Но его действия казахстанец считал и сумел уверенно довести борьбу до логического завершения. В итоге судья на ковре поднял руку нового олимпийского чемпиона. 

После этого турнира за Шамилем закрепилась кличка «Виртуоз».

Но блистал после московской Олимпиады он недолго. Сериков хотел передавать свой опыт молодым спортсменам, но не всегда у него это получалось. И порой по вине тех руководителей, которые стояли в то время у спортивного руля. Хотя прославленный атлет всего себя без остатка отдавал любимому делу. Вот что писал о нем в своей книге «Батыры на ковре» Петр Матущак: «Он не нашел места в этой жизни, не сумел продлить свой спортивный век и оставил нам немало мучительных вопросов»…