Всё по порядку

Дежурный по городу

Всё по порядку

В каких сферах своей жизни наводили порядок алматинцы вместе с «дежурным».

Дайте знак

Жители микрорайона Ожет в лице Аскара Хасенова просят, чтобы на их улицах установили знаки «Движение грузового автотранспорта запрещено»:

– После ремонта дорог в нашем микрорайоне все дальнобойщики с прицепом (почти 18 метров) и грузовики едут через Ожет, пытаясь объехать пробку возле рынка «Кенжехан». Но всем известно, что улицы у нас узкие – два авто еле разъезжаются. А тут еще эти длинномеры создают пробки! Они едут и ищут место, где можно сделать разворот, кое-как возле магазина «Егор-2» (это около школы) разворачиваются и едут обратно. Нельзя ли прекратить движение этих транспортных средств по нашим улицам?

Местная жительница Гульмира Джуманова присоединилась к просьбе:

– Если бы видели, что на нашей улице творится с этими длинномерами, вы бы ужаснулись! Больше всего переживаем, чтобы они не повредили нам газовую магистраль!



Из акимата Алатауского района, куда «дежурный» перенаправил обращение, поступил ответ: «В целях предотвращения дорожного затора и дорожно-транспортных происшествий на улицах в микрорайоне Ожет направлено инициативное письмо от 28.01.2021 года в Управление административной полиции города Алматы для рассмотрения возможности ограничения движения крупных грузовых транспортных средств».

Надеемся, что ожетовцев в самое ближайшее время обезопасят от длинномеров.

Мокрого места не осталось

В микрорайоне Коктем-1 на улице Бухар Жырау уже полгода, если не больше, сочится вода. Об этом «дежурному» сообщила алматинка Римма Корнилова:

– Это левее р. Есентай, – уточнила местная жительница. – Примерно между баром «Соседи» и мойкой «Династия», на самой аллее.



«Дежурный» передал сигнал по назначению – в ГКП на ПХВ «Алматы Су». Буквально на следующий день последовала реакция: «Проведены аварийно-восстановительные работы. Течь устранена. Благодарим за обращение».

Но почему утечка воды полгода никого не беспокоила?

«В нашем доме поселился отвратительный сосед»

Так начали свое письмо «дежурному» пенсионеры из дома № 100, что на улице Масанчи. В электронный формат этот крик души по просьбе заслуженных пожилых людей, не знакомых с Facebook, перевела алматинка Айгуль Ясин:

– На первом этаже нашего дома поселились круглосуточный увеселительно-развлекательный клуб и ресторан корейской кухни «Ханок». Они без соответствующих разрешений управлений по градостроению и надзору соорудили по периметру 3-го и 4-го подъездов вентиляционную шахту, которая круглосуточно гремит так, будто на первом этаже стоит трактор. По этой причине мы не можем отдохнуть ни ночью, ни днем. Кроме этого, посетители клуба курят и в подвале, и под окнами. Мы задыхаемся от сигаретного дыма, а из-за шума и нецензурной брани «отдыхающих» по ночам мы три года не имеем возможности открывать окна. Директор клуба не реагирует на наши просьбы. Закон о тишине в ночное время не соблюдается. На наши заявления ни полиция, ни акимат не реагируют, только отписываются. За три года мы устали писать жалобы. Помогите нам избавиться от таких соседей».

Представитель Палаты предпринимателей посоветовал выяснить, каким образом указанные помещения были выведены из жилого фонда. Но от архитекторов не последовало никакого разъяснения. Известно только, что раньше в этом доме располагался магазин одежды «Салтанат», никаких объектов общественного питания отродясь не было. Когда и с чьего разрешения произошла эта метаморфоза?

Из местного исполнительного органа поступил стандартный ответ: «С выездом на место сотрудниками аппарата акима Бостандыкского района было установлено, что ресторан корейской кухни «Ханок» в настоящее время функционирует до 22.00. По поводу вытяжки сообщаем, что у администрации данного ресторана имеются замеры Управления контроля качества и безопасности товаров и услуг по Бостандыкскому району (СЭС), которые соответствуют нормам».

Мы не знаем, каким образом было получено это заключение СЭС, но если все обстоит так, как в ответе МИО, то выходит, пожилые люди все выдумали? У них слуховые галлюцинации?

К сожалению, алматинцы констатируют, что повсеместно в мегаполисе существуют такие проблемы:

Владимир Каменев: «Треть города так живет. Кто-то смирился, кто-то воюет и успешно. Если запастись терпением и желанием, нервы таким горе-предпринимателям попортить вполне можно: за нарушение тишины, гремящую вентиляцию, ненадлежащую звукоизоляцию своего заведения и пр. Но нужен человек, юридически грамотный. Докопаться можно и до столба, и достучаться можно до всех. Только стучать надо грамотно и посильнее».

В тесноте, да в ковиде?

Алматы балансирует на грани «желтой» и «красной» зон по уровню распространения коронавируса. Но это не останавливает бесшабашных антиковидников. Почему-то они считают, что могут подвергать сограждан риску быть зараженными, и особенно в общественном транспорте.

– Почему в автобус пускают людей без масок? Зачем вообще таким останавливать машину? – обратилась с вопросами к уполномоченным лицам и органам через «дежурного» Аля Зиберштейн. – Я понимаю, что водитель не в состоянии всех контролировать, но мы же все должны работать над тем, чтобы пандемия как-то сошла на нет! 29-й маршрут – большинство людей ездят на этом маршруте без масок! Заходят толпами! Наших водителей больше волнует оплата за проезд, а то, что пол-автобуса без масок на губах и носах, это нормально? Пусть не останавливают автобус таким бессознательным пассажирам! Хотят уйти на тот свет – да пожалуйста! Но почему другие люди должны страдать?

Большинство алматинцев абсолютно солидарны с мнением Али – никому не охота опять, как в прошлом году, сидеть по домам, или не дай бог попасть в реанимацию с осложнением от Covid-19, а то и на дальний погост. Однако ни представители перевозчика, ни уполномоченные органы – управления санитарно-эпидемиологического контроля и городской мобильности – вновь не удостоили ответом разумный призыв горожан предпринять необходимые меры к нераспространению вируса в общественном транспорте Алматы.

К чему приведет такая беспечность?

Тем временем у алматинцев появились вопросы и к работе горнолыжной базы Шымбулак:

– В начале сезона вы анонсировали поднятие цен из-за ужесточения правил в связи с карантином. Вроде как заполняемость должна быть не больше 30%. Например, в кабинки можно было садиться только по четыре человека максимум. Но в итоге люди набиваются в них, как в последнюю электричку, без масок, а сотрудникам как бы все равно, – напомнила администрации базы алматинка Карина Нусупбаева и проиллюстрировала свое обращение фотографией набитого до отказа автобуса в одной из развивающихся стран. – И это все – в будний день. Что происходит в выходные, даже не хочется проверять. Может, никаких ограничений больше нет? Тогда, если загрузка кабинок уже не 30%, почему нет понижения цены?

На жалобу откликнулся менеджер по клиентскому сервису горнолыжного курорта Шымбулак: «В рамках карантинных мер курорт регулирует количество посетителей на территории, 30% посещаемости – это 2800 человек единовременно. Шымбулак оборудован санитайзерами, информационными табличками, также у нас работает служба по борьбе с COVID-19. Но, к сожалению, не все посетители курорта соблюдают выполнение наших правил. На нас также сохраняется обязательство уплаты взноса особо охраняемых природных объектов за каждого посетителя курорта, который является частью Нацио­нального парка. При этом всегда можно приобрести билеты и абонементы со скидкой онлайн, стоимость которых осталась на уровне прошлогодних тарифов, в приложении Шымбулак, на нашем официальном сайте, а также у наших партнеров».

Ответ не вполне устроил алматинцев: 

– Разве это наша проблема – соблюдение посетителями установленных правил? И как повышение цен связано с карантинными мерами? Очереди – как и год назад, когда еще не было никаких ограничений…

Санитарные врачи традиционно отмолчались.



«Что тут у нас происходит?»

Депутат маслихата Купесбай Жампиисов решил начать свою деятельность хождением в народ. Депутат был, мягко говоря, удивлен увиденным и услышанным: выяснилось, что поправки в жилищное законодательство об ОСИ на практике не работают, а наказ Президента страны об организации к началу 2021 года в 100% МЖД новых форм управления не выполнен. Реформа ЖКХ буксует по всем направлениям.

Своими впечатлениями депутат поделился с «дежурным»:

– 21 января 2021 года я в качестве депутата Маслихата города Алматы по приглашению председателя ПКСК «Алишер» принял участие в собрании жильцов дома № 89 на проспекте Достык по выбору формы управления своим домом. Я и сам живу в этом доме много лет. Меня удивило, что: мои соседи, зная о принятом законе и неизбежности перехода к новой форме управления домами, не выходят на собрания. Вот и в этот раз на собрание пришли около 30% квартировладельцев; из всех присутствующих на собрании ни один собственник квартиры не изъявил желания возглавить ОСИ или хотя бы войти в состав совета дома; все говорили о том, что надо выполнять закон и переходить от КСК к форме управления – ОСИ, но при этом хотят, чтобы кто-то пришел и все сделал, а собственники квартир только критиковали бы и оценивали деятельность членов совета дома и работу ОСИ.

После жарких перепалок и длительных дискуссий нам все-таки удалось убедить собственников квартир создать совет дома, еще раз оповестить жителей, обеспечить необходимый кворум, провести новое собрание и решить, как, когда и какими силами переходить от КСК к ОСИ. Люди согласились, что закон надо выполнять, что перемены неизбежны!

Неудивительно на этом фоне, что саботаж ОСИ со стороны заинтересованных в провале реформы ЖКХ продолжается. Причем наиболее наглядно это проявилось именно в Алматы, как это недавно подтвердили уполномоченные лица на пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций при Президенте РК.

Поражает другое: на местах те, кто по долгу службы обязаны продвигать выполнение законов, всячески содействовать гражданам в их стремлении этот закон выполнить и, наконец, взять управление МЖД в свои руки, отремонтировать их, навести порядок в собственном жилище, все эти уполномоченные органы и лица, отделы ЖКХ, местные исполнительные органы, Управление жилищной политики, «проектные офисы», правозащитники на ниве ЖКХ и пр. заняли в лучшем случае выжидательную позицию. Что вообще происходит?