Голь на выдумки хитра: можно ли обналичить свои пенсионные путем обмана

Голь на выдумки хитра: можно ли обналичить свои пенсионные путем обмана
Источник фото: qagro.kz

Как только государство разрешило гражданам досрочно снимать пенсионные накопления сверх порога достаточности, появился и бизнес по их обналичиванию.

В Казахстане зафиксированы случаи, как по фиктивным сделкам казахстанцы свои изъятия из Единого накопительного пенсионного фонда превращают в кэш. Своим мнением, почему подобное происходит и что с этим делать, в беседе с корреспондентом Vecher.kz поделились эксперты.

Заградительный огонь

В принципе, оператор в лице «Отбасы банка» сделал максимум, чтобы казахстанцы не могли обналичить пенсионные накопления.

Так, например, согласно правилам финансового института, запрещается приобретение недвижимости у членов семьи вкладчика.

«Для того чтобы предотвратить мнимые сделки, чтобы не было выведения денег, запрещены сделки между родственниками, то есть я не смогу приобрести жилище у своих родных братьев, сестер, родителей, бабушек, дедушек и так далее», – заявила СМИ председатель правления банка Ляззат Ибрагимова.

По ее мнению, сделки по покупке и продаже недвижимости между родственниками по Гражданскому кодексу похожи на мнимые. Например, если у одного из супругов есть машина и другой супруг ее покупает за счет пенсионных накоплений, то и автомобиль, и деньги остаются в семье.

Еще одним из видов заградительного огня стало обязательное проведение всех операций в безналичной форме.

Нашла коса на камень

Для финансового консультанта Расула Рысмамбетова факты обналичивания пенсионных накоплений не стали новостью.

«Желание человека снять свои накопления было всегда. С самого начала казахстанцы с радостью восприняли новость, что это стало возможным. Вывод средств из ЕНПФ был всегда потенциально интересным ходом и до разрешения на это со стороны государства. И наличие таких схем не новость», – заявил он.

По словам эксперта, часто люди шли на это, оформляя фиктивный переезд в другое государство.

«Сейчас, когда разрешили снимать на три цели – жилье, лечение или перевод в управляющую компанию, это «бросило вызов» специалистам по финансам, которые занимаются созданием финансовых схем», – полагает финконсультант.

Вместе с тем Расул Рысмамбетов признает, что в Казахстане достаточно жесткий контроль, поэтому обналичить будет нелегко.

«Как вариант, можно одному из членов семьи съехать (зарегистрироваться на другой адрес) и якобы купить квартиру у родни. Обратное переоформление и не понадобится. Однако и контролирующие органы не будут спать», – убежден он.

По мнению эксперта, должны появиться новые схемы.

«За всеми фактами стоит, с одной стороны, недоверие государству, которое неэффективно управляет пенсионными средствами. Ведь люди видят, как работают компании, которые получают пенсионные деньги. С другой стороны, если бы просто не разрешали снимать, то и таких схем было бы меньше», – полагает финконсультант.

Как отдельная отрасль криминального финансового оборота

Политолог, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников согласен с коллегой по вопросу появления более изощренных схем обналичивания накоплений.

«Схема обналичивания досрочно снятой части пенсионных накоплений через фиктивную продажу и возврат недвижимости, действительно, представляется очень громоздкой и наглядной. Но ничего сверхъестественного в том, что вообще технологии обналичивания будут пробоваться нет. Будут. И более изощренные», – убежден он.

В России, по словам эксперта, это отдельная отрасль криминального финансового оборота, на которой специализируется некоторые специальные структуры.

«У них свои схемы как это сделать, оформить перевод, а клиенту выплатить наличные за минусом процентов. Так происходит везде, где есть различие в наличных и безналичных средствах, тем более в распоряжении физических лиц. Так что и в Казахстане можно прогнозировать развитие данного направления», – развивает мысль политолог.

В дальнейшем Дмитрий Солонников прогнозирует усложнение схем.

«Сейчас еще прошло слишком мало времени с момента появления возможности снять часть пенсионных накоплений. Не все еще заработало. Пока это простейшие попытки. Скоро все станет системно и сложнее», – заметил он.

Жить здесь и сейчас, а не завтра

Финансовый аналитик международной инвестиционной компании EXANTE Андрей Чеботарев считает факты обналичивания пенсионных накоплений само собой разумеющимся явлением.

«Все происходит от естественного желания жить здесь и сейчас. Многие люди просто хотят забрать эти деньги, считая их условно своими с мыслью, что на пенсию за последующие 30 лет заработаю», – объясняет он.

Эксперт не видит прямых параллелей между обналичиванием пенсионных накоплений и материнского капитала в России.

«Деньги в ЕНПФ не государственные, а реальных вкладчиков. Снимая часть накоплений, казахстанцы лишают себя части пенсии, но не наносят ущерб бюджету. Между тем обналичивание материнского капитала наносит вред бюджету и в этом между ними большое различие. Поэтому в России – это уголовное преступление, есть факты, когда сажали и «помогаек», и самих людей, которые на такие незаконные схемы шли», – напомнил аналитик.

При этом Андрей Чеботарев видит прямую параллель с соцвыплатой 42 500 тенге, которую в Казахстане давали в период чрезвычайного положения.

«Тогда многих пугали, типа, кто получил незаконно, на того будем подавать в суд. Конечно, ни одного подобного суда не было, но часть получивших все же вернули деньги, испугавшись словесных интервенций», – подметил он.

О метаморфозах с деньгами, вышедшими из ЕНПФ

Весьма интересную мысль высказал управляющий директор Ассоциации финансистов Казахстана Ерлан Бурабаев.

«Давайте исходить из следующего посыла. Юридически любое обналичивание пенсионных накоплений незаконно. Что же касается улучшения жилищных условий, то в случае, если человек сделал полный выкуп, то впоследствии сам решает, что с недвижимостью делать. То есть при полном выкупе человек закон не нарушает», – пояснил он.

По словам эксперта, как только деньги пересекли границу ЕНПФ, они фактически перестают быть пенсионными накоплениями.

«Формально они еще остаются накоплениями в случае, если сделка находится на рассмотрении или не произошел полный расчет. Как только деньги использованы, они становятся имуществом или активами самого гражданина. Он может делать с ними все, что захочет. Никто не может ограничить казахстанца в праве распоряжаться своим имуществом», – подчеркнул представитель АФК.

При этом, отметил Ерлан Бурабаев, большинство казахстанцев, которые получили право на досрочное изъятие пенсионных накоплений, не испытывают острую нужду в улучшении жилищных условий. Об этом свидетельствует и статистика ЕНПФ. Более 53% приобретают жилье без ипотеки, то есть осуществляют полный выкуп. В денежном выражении – это более 550 млрд тенге. На погашение задолженности по ипотечным займам ушло примерно 18%, или почти 190 млрд тенге, на получение новых ипотечных займов – около 10%, или больше 90 млрд тенге.

«Поэтому приобретя недвижимость с полным выкупом, в дальнейшем преследуют цель ее перепродать. Ничего удивительного в том, что люди стремятся использовать пенсионные накопления «здесь и сейчас» на покрытие текущих потребностей, это было ожидаемо», – акцентировал он.

Эксперт солидарен с Андреем Чеботаревым по вопросу отсутствия прямых параллелей между обналичиванием пенсионных накоплений в Казахстане и материнского капитала в России.

«Прямая параллель только в одном – это сам факт обналичивания. Но материнский капитал идет из государственного бюджета, тогда как в Казахстане – это персональные деньги граждан», – делает акцент представитель АФК.

Почему приоритет получила ипотека

Как отметил Расул Рысмамбетов, изначально приоритет получила ипотека.

«Исходя из первоначальной схемы, было видно, что государство больше заинтересовано, чтобы казахстанцы вкладывались в жилье, чем в лечение или передачу управляющим компаниям. Эти три пути расходования средств были предложены не одновременно, а со значительным преимуществом в пользу ипотеки», – делится он своими наблюдениями.

Эксперт попытался назвать причины такого странного явления.

«Тому несколько причин. Во-первых, слабая исполнительская дисциплина выполнения поручений президента. Первый президент несколько лет назад поручал отдать часть пенсионных средств в управление частным компаниям, однако его слова проигнорировали. Во-вторых, сильное лобби строительных компаний, которое, вероятно, убедило власти выдавать людям пенсионные средства», – предполагает финконсультант.

Стоит ли менять «шило на мыло»

По мнению Андрея Чеботарева, процесс изъятия пенсионных накоплений оказался не самым прозрачным.

«Что касается перевода средств с ЕНПФ в управляющие компании, то здесь есть много вопросов. Во-первых, кампания была запущена на полтора месяца позже кампании по изъятию накоплений на улучшение жилищных условий. То есть изначально у людей не было выбора – направлять деньги на ипотеку или в управляющие компании. Во-вторых, условия перевода накоплений в управляющие компании зарегулированы. Там слишком много требований к самим компаниям, которым 50% портфеля необходимо держать в тенге. В итоге доходность профессиональных инвесторов будет на уровне доходности ЕНПФ», – отметил он.

Получается, продолжил эксперт, что люди вместо одного крупного пенсионного фонда получили несколько маленьких подобных структур.

«В принципе, нужно было отказаться от жестких требований к управляющим компаниям. Тогда у людей появился бы выбор: одни компании вели бы консервативную политику инвестирования и предлагали небольшую доходность, тогда как другие рисковали бы больше, зато и доходность была бы выше», – предлагает аналитик.

Почему не востребованы профессионалы?

Как отметил Андрей Чеботарев, слишком жесткие требования к управляющим компаниям лишают их гибкости в вопросе инвестиционной стратегии.

Но, по его словам, есть еще один немаловажный нюанс.

«Если человек уже направил свои деньги управляющей компании, а позже заболел, то в течение двух лет он их получить не сможет. Понимаю, это требование по прогнозированию и управлению портфелем, но я еще в феврале говорил, что такой возможностью воспользуются, максимум, 2-3 тыс. человек. Мой прогноз оказался слишком оптимистичным. По состоянию на 1 апреля там чуть больше 1 тыс. заявлений, а людей и того меньше. Так как есть возможность одному человеку направить свои накопления в разные компании, то здесь, минимум, 250 человек, максимум, 1 тыс. человек. Это очень мало. Надеюсь, со временем условия облегчат, и желающих станет заметно больше», – надеется аналитик.

Можно ли обналичить пенсионные через лечение

Как выяснилось, обналичить пенсионные накопления через передачу средств управляющим компаниям практически невозможно. Деньги остаются в системе и не выходят за пределы границ ЕНПФ.

Но на повестке дня остался другой вопрос: можно ли получить кэш через лечение.

Как пояснил Андрей Чеботарев, такая возможность имеется, но сама схема слишком сложная.

«Это делается так же, как и через «недвижку». Просто с недвижимостью намного проще. Не надо связываться ни с какими другими юридическим лицами. Тупо фиктивные сделки. То есть сделка совершается на бумаге, а по факту все остаются при своих. Услуга не оказана, но деньги все равно получены. И за небольшой процент вам обналичивают определенную сумму», – уточнил он.

В свою очередь Дмитрий Солонников не склонен считать рост интереса к ипотеке ростом криминала, работающего на обнале.

«Недвижимость сама по себе интересна, и как предмет сбережения капитала, и как предмет спекуляции, и, конечно, как непосредственно жилье. А дальше схемы могут быть разные, и на лечение в том числе», – считает он.

Со своей стороны, Ерлан Бурабаев просит не спешить с выводами.

«В случае, если деньги направляются на лечение, то Минздрав определил перечень заболеваний, при которых человек может использовать накопления. Деньги переводят на специальный счет в «Отбасы банк» и уже с него осуществляется расчет за предоставленные медицинские услуги. Если при использовании денег на лечение нарушается законодательство, то это вопрос должного контроля», – резюмировал он.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!