Грани Нового Казахстана: поправки в Конституцию призваны развить достижения Независимости

Грани Нового Казахстана: поправки в Конституцию призваны развить достижения Независимости

В предстоящее воскресенье, 5 июня, состоится республиканский референдум. На плебисцит выносится вопрос о принятии поправок в 33 статьи Конституции РК.

О том, какие государственные сферы они затронут и как модернизированное законодательство повлияет на жизнь казахтанцев, мы поговорили с деканом юридического факультета КазНУ имени аль-Фараби доктором юридических наук, профессором Даулетом Байдельдиновым.

– Глава государства предложил перейти от суперпрезидентской к президентской форме правления. Как это повлияет на систему государственного управления в целом?

– Как юрист скажу, что законодательно у нас в республике нет суперпрезидентской формы правления – это не конституционный, а политологический термин. Напомню, что в мировой политической практике существуют президентская, президентско-парламентская и парламентская формы государственного правления. У нас в стране была и остается президентская форма правления. Что же касается предложения Главы государства, то он имел в виду, что в руках одного человека не должна быть сосредоточена сильнейшая концентрация власти: нужно постепенно отходить от этого и распределять полномочия между Президентом, Правительством, Парламентом и местными органами власти. И такой подход отражает процессы демократизации в нашей стране. Думаю, что после этих изменений система управления государством станет более сбалансированной и гибкой – принятие решений будет зависеть не от одного человека, а от нескольких ключевых структур. Поэтому повторюсь, что в плане демократизации это изменение будет иметь колоссальное значение.

– В Казахстане возрождается институт Конституционного суда. Что это даст простым гражданам?

– Сейчас многие СМИ обсуждают преобразование Конституционного совета в Конституционный суд, напоминая, что ранее Конституционный суд у нас, в независимом Казахстане, уже существовал. Действительно, это очень важная тема: в отличие от Конституционного совета Конституционный суд расширяет круг субъектов, которые обладают правом обратиться с запросом в эту высокую инстанцию. При существовании Конституционного совета простые граждане не имели такой возможности. Теперь же с возрождением Конституционного суда такое право возвращается. И это тоже фактор демократизации, ведь речь идет о расширении прав граждан.

– Многие страны мира отказались от смертной казни, сейчас и казахстанцам предлагают проголосовать за ее отмену. Чтобы вы, как профессиональный юрист, сказали по этому поводу?

– Что касается высшей меры, то это очень непростой вопрос. Скажу откровенно, что в январе этого года я высказывался за то, чтобы снять мораторий на смертную казнь. Но уточню: мои высказывания касались возможности применения смертной казни за террористические действия иностранных граждан, носящие массовый характер, наносящие массовый ущерб: если иностранный гражданин специально приезжает в Казахстан, чтобы совершить здесь террористические акты, то он должен отвечать вплоть до смертной казни. Однако граждане Казахстана, как я считал тогда, в январе, и считаю сейчас, не должны подвергаться смертной казни: для них при совершении подобных действий – пожизненное заключение, но повторюсь, это были мои январские мысли. Теперь же я сомневаюсь и на счет необходимости смертной казни для иностранных террористов, возможно, и для них высшей мерой наказания нужно сделать пожизненное заключение. Но то, что смертная казнь не должна применяться к гражданам Казахстана,  это однозначно.

– Согласно предлагаемым поправкам судьи, члены избиркома, силовики не должны состоять в партиях, профессиональных союзах, выступать в поддержку партий. Можно ли говорить, что принятие этой поправки станет инструментом укрепления вышеупомянутых структур?

– Да, можно так говорить. Здесь следует обратить внимание на то, что партии, общественные движения – это элемент политической системы, а руководство страны – это государственный аппарат. И на сегодняшний день государственный аппарат должен исполнять партийные решения. Основная цель государственного аппарата заключается в том, чтобы обеспечивать права и свободы простых граждан вне зависимости от их партийной принадлежности, и нынешняя система слишком громоздка, чтобы оперативно реагировать на чаяния граждан, поэтому и предлагается принять вышеуказанную поправку. Напомню, что и Президент отказался возглавлять политическую партию. Думаю, что это было непростым решением, ведь партия – это элемент политической власти. Будучи у руля партии, Глава государства может использовать партийный ресурс. Наш Президент решил отказаться от того, чтобы использовать партию в каких-либо интересах. Подобные указания он дал и всем государственным структурам, то есть можно говорить о том, что освобождение государственного аппарата от партийной зависимости – большой шаг вперед.

– Будет ли происходить постепенное усиление роли СМИ, НПО при принятии поправок?

– С принятием поправок в Конституцию перед неправительственными организациями и средствами массовой информации открываются большие перспективы. Так, НПО смогут участвовать в законотворческих процессах, то есть представители гражданского сектора будут включаться в рабочие группы по разработке законопроектов. Гражданский сектор сможет теснее взаимодействовать с органами местного самоуправления, полномочия которых расширятся: местная власть станет более мобильной и открытой к взаимодействию со СМИ и НПО. К слову, в Конституцию предлагается внести важную норму о том, что акимов областей и городов республиканского значения будет назначать на должность Президент с согласия и одобрения маслихатов, а структуры маслихатов, в свою очередь, будут формироваться из активистов гражданского сектора, казахстанских партий, то есть такая система активизирует деятельность НПО, а также СМИ, которые будут освещать все эти процессы. Кроме того, меняется система выборов: помимо партийных списков будет действовать и мажоритарная система. Она позволит выдвигать свои кандидатуры и простым гражданам, не связанным с партиями или общественными движениями. Все это в совокупности перезагрузит гражданский сектор, будет стимулировать казахтанцев к участию в общественно-политических процессах.

– Сегодня много говорится о строительстве Нового Казахстана. А что для вас, как для гражданина и юриста, означает понятие «Новый Казахстан?»

– Мы живем в независимом Казахстане 30 с лишним лет. В течение всего этого времени в нашей стране сохраняется мир, межэтническое и межконфессиональное согласие. Изначально, с первых лет независимости, внешняя политика ведется очень тонко, гибко. Как вы знаете, Казахстан выступил в роли диалоговой площадки по решению локальных международных конфликтов. При этом сами мы никогда не участвовали во внешних противостояниях. Интегрируясь в мировое сообщество, мы укрепляем связи внутри евразийского пространства.Сейчас настало время усилить эту работу, развить наши завоевания, вот это, по моему мнению, и будет процессом строительства Нового Казахстана.

– Почему, на ваш взгляд, нужно проявить гражданскую активность и прийти на референдум?

– Лично для меня, как для юриста, принятие поправок в Конституцию станет началом большой работы. Это первые шаги по направлению к преобразованиям – приняв изменения, нам предстоит работа над новыми законами: о Конституционном суде, о Парламенте, о Правительстве, о Президенте, местных органах самоуправления, об аудиторской палате. Думаю, что необходимо будет внести дополнения в законы о суде и прокуратуре. Эту работу нужно будет обязательно проводить, потому что без нее невозможно строительство Нового Казахстана.Но процессы модернизации будут эффективными лишь в том случае, если в них примут участие все казахстанцы. Именно поэтому нужно прийти на избирательные участки 5 июня и сделать свой выбор.

Статья опубликована в  №61, от 02.06.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Грани Нового Казахстана".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!