«Длинные» хвосты инфляционных ожиданий – в Нацбанке разъяснили повышение базовой ставки

«Длинные» хвосты инфляционных ожиданий – в Нацбанке разъяснили повышение базовой ставки
Источник фото: zen.yandex.ru

Три фактора рисков после повышения базовой ставки вычленил представитель регулятора.

О том, почему Нацбанк повысил базовую ставку, какие риски имеются и как с ними бороться. Об этом рассказал директор департамента – центра исследований и аналитики Нацбанка Сабит Хакимжанов, сообщает Vecher.kz.

По его словам, инфляционные риски, о которых говорили в последние три года, начинают реализовываться.

«Мы уже реагируем не на ожидания роста инфляции, а на факт. В июне цены выросли намного больше, чем мы ожидали», – признался представитель регулятора.

Как отметил спикер, мы также реагируем на рост инфляционных рисков и неопределенности.

«Если оптимистичные прогнозы все еще допускают близость инфляции к цели, то правые хвосты инфляционных ожиданий стали толще и длиннее», – констатирует Сабит Хакимжанов.

Сейчас, продолжил он, в фактической инфляции этого компонента нет, но риск присутствует. То, что мы сегодня наблюдаем в ценах на товарном рынке, в значительной степени является неизбежной и нужной подстройкой экономики к накопившимся ценовым перекосам и дисбалансам. Почти все эти факторы на стороне предложения.

И потому, добавил представитель регулятора, на сегодня выделю три фактора рисков.

«Первый – это риск просачивания обменного курса в импортные цены. Он был всегда и есть сегодня. Повышение ставки слегка изменит расклад между рисками и доходностью на валютном рынке в пользу тенге, но для нас важнее послать рынку сигнал, что мы готовы повышать и далее, чтобы спекуляции против тенге были невыгодными. Однако было бы неправильно пытаться управлять курсом через ставку. Мы это уже проходили», – отметил спикер.

Второй фактор, заметил Сабит Хакимжанов, это риск роста тарифов на коммунальные услуги. Он присутствует на нашем рынке давно, есть и сегодня. Если тарифы монополистов занижены, то оборудование изнашивается, падают качество и надежность коммунальных услуг. Такая скрытая инфляция намного хуже открытой и для развития экономики, и для потребителя. Поэтому рост тарифов, если он вызван необходимостью приведения относительных цен в более устойчивое состояние, – это не тот фактор, на который должна реагировать денежно-кредитная политика.

«Наконец, третий фактор – это рост цен на отечественные овощи, сельскохозяйственные продукты и масло. Здесь, конечно, смешаны факторы предложения и спроса. Но летние цены на овощи, как правило, отражают сезонное изобилие, по большей части именно отечественных продуктов. Июньский рост цен на продукты указывает на то, что цены выросли вначале на поле, а после – на прилавках. Подорожание постного масла – это просачивание роста импортных цен, то есть фактор предложения», – пояснил он.

По мнению представителя регулятора, все эти три фактора рисков инфляции сейчас на подъеме. Однако не следует ожидать, что повышение ставки сразу же позволит снизить инфляцию.

Задача не в том, чтобы с помощью ставки замедлить или затормозить рыночные процессы подстройки относительных цен. Нам, полагает спикер, нужно отдавать себе отчет в том, что инструменты денежно-кредитной политики влияют на экономику не сразу, а с большим и переменчивым отставанием.

«Для того чтобы быть эффективной и убедительной, монетарная дисциплина не может позволить себе при этом быть радикальной и непредсказуемой. Стабильность и предсказуемость кредитных условий намного важнее», – резюмировал Сабит Хакимжанов.

Напомним, накануне Комитет по денежно-кредитной политике Национального банка РК принял решение повысить базовую ставку с 9% до 9,25%.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!