Острое перо «казахского Чехова»: 31 декабря исполняется 110 лет со дня рождения Зеина Шашкина

Острое перо «казахского Чехова»: 31 декабря исполняется 110 лет со дня рождения Зеина Шашкина
Фото: Кайрат КОНУСПАЕВ

В Национальной библиотеке РК состоялся круглый стол, приуроченный к юбилею писателя, за которым собрались ученые-филологи, литераторы, преподаватели и студенты педагогических вузов, родственники Зеина Шашкина и просто почитатели его таланта. 

С докладом на тему «Этапы большого пути Зеина Шашкина: жизнь длиною в 110 лет» выступила доктор филологических наук, профессор Нурсулу Шаймерденова. Доктор филологических наук, профессор Сауле Ержанова в своем выступлении говорила о психологизме произведений Зеина Шашкина. Кандидат филологических наук, доцент Светлана Ананьева на основе романа «Темиртау» Зеина Шашкина отметила современные проблемы изучения литературных произведений ХХ века, переход от советского литературоведения к новейшей литературной критике.

Кандидат филологических наук Кайрат Жанабаев раскрыл психологическое мастерство писателя Зеина Шашкина и исследовал богатый художественный мир его произведений через образ героя романа «Наступило утро» Жунуса Сагатова. 

– Знаток казахской души видит ее больше изнутри: через сомнения и переживания героя Жунуса, его разочарования, воспоминания, сожаления. По глубине трагического осмысления судеб своей родины, по своей пронзительной боли батыр Жунус не уступает лучшим персонажам казахской и мировой литературы… В изображении странствий Жунуса мы видим не только мастерство и скромность художника-реалиста Шашкина, но и саму мятущуюся душу писателя. Подлинная цена романа – творческие муки и переживания самого писателя, никому не видимые и в романе незримые, ему одному лишь ведомые. Отсюда глубина, непостижимое пространство души Жунуса Сагатова. Странствия героя есть странствия души и всей казахской советской литературы, дошедшей ныне до поры своей независимости. И вклад в дело независимости писателя Шашкина вполне очевиден, как бы ни трактовали роман и самого писателя последующие поколения и критика. Сегодня уже многие воспринимают этот роман полноценно. На страницах газет можно прочесть: «Сейчас все понимают, что Зеин был прав. А память хранится не только в его произведениях, которые до сих пор актуальны. Его творчество навсегда останется в истории казахской литературы», – отметил Кайрат Жанабаев. 

На снимке: слева направо - Гульжан Шашкина, модератор круглого стола Гульдана Нурпеисова, Карлыгаш Шашкина, художница Гульбарам Исмаилова

Младшая дочь Зеина Шашкина, кандидат филологических наук, доцент Гульжан Шашкина в своем выступлении сделала акцент на теме поэтики произведений своего отца: «Наступило утро», «Токаш Бокин», «Темиртау», «Доктор Дарханов», «Сенiм» («Вера»). Она, в частности, отметила, что именно Зеин Шашкин способствовал тому, что Токаш Бокин – реальная историческая личность – занял достойное место в истории Казахстана. Только после выхода романа Зеина Шашкина «Токаш Бокин» в Алма-Ате в 1967 году был установлен памятник активному борцу за установление советской власти в Казахстане. 

Гульжан Шашкина подчеркнула, что роман «Доктор Дарханов» – первое произведение казахской литературы, посвященное медикам. Поскольку Зеин Шашкин долгое время работал врачом, он владел информацией о насущных проблемах современной медицины. Как откровение в 1960-е годы на страницах романа поднимались темы незаслуженных арестов, клеветнических доносов, протекционизма в сфере образования и науки, борьбы за чистоту и здоровый образ жизни в аулах. 

Писатель был обеспокоен ростом заболеваемости туберкулезом среди казахской молодежи и в своем произведении описал успешно апробированный им самим как врачом метод лечения туберкулеза горла рентгеновскими лучами. Роман вошел в золотой фонд казахской литературы, выпускаемой по программе Министерства культуры и информации РК, и был издан в 2006 году издательством «Раритет». В 2010 году вошел в серию «100 казахских романов» и выпущен издательством «Өнер» также по программе Министерства культуры и информации.

Гульжан Шашкина отметила, что в романах ее отца поднимались острые социальные проблемы: несправедливые аресты и репрессии 30-х годов; эрозия целинных почв; обособленность коммунистических и государственных органов, их отгораживание от нужд простого народа; нечистоплотность партийных функционеров; тревога о здоровье казахской нации; признание за женщиной-казашкой права на получение мужской профессии, разрушение стереотипов о недоверии к женщинам-производственникам. Дочь писателя обратила внимание на актуальность озвученных в произведениях вопросов, их сопряжение с современностью: защита диссертаций чиновниками, бюрократическая волокита в министерствах, грязь в поездах, истощение сельскохозяйственных земель, разделение казахов на жузы и так далее. 

– Одним из новаторств писателя стало то, что он существенно расширил образы негативных персонажей, показав убедительными и мотивированными их поступки. Если раньше отрицательные герои были обрисованы, как правило, только одной черной краской, были изначально заданными, схематичными и абстрактными, то теперь образ врага приобретает многогранность, сложность и неоднозначность, – сказала Гульжан Зеиновна.

Она подчеркнула, что отец был всегда предельно искренен в своих произведениях, а честность называл путеводной звездой. 

Средняя дочь писателя Карлыгаш Шашкина выступила с воспоминаниями об отце. В 1938–1948 годах он подвергался репрессиям и находился в трудовых лагерях на Дальнем Востоке.

– Мы с моей старшей сестрой Каракоз были еще маленькими, когда отца забрали. Мама осталась одна с двумя детьми. Наша семья тогда жила в Алма-Ате. Маму выставили из квартиры как жену «врага народа», никто не помог, все отвернулись от нее, боялись за свою жизнь. Она работала в ГАТОБ, была дублером Куляш Байсеитовой, ее уволили из театра. Друг отца, известный писатель Габит Мусрепов сказал моей матери: «Вам все равно не дадут здесь жить, уезжайте». Он купил билеты на поезд, и мама с двумя детьми вместе с супругой Сакена Сейфуллина, у которой на руках был маленький сын, уехала из города. Мама вышла на станции в Караганде, где жила ее родная сестра, а супруга Сейфуллина поехала дальше в Акмолинск, – рассказала Карлыгаш Зеиновна.

Жену Зеина Шашкина с двумя детьми на работу не принимали, и она вынуждена была отдать дочерей родственникам. 

– Меня она отдала папиной сестре, а Каракоз – своей сестре… Я жила у тети, они с супругом переписали меня на свою фамилию, я помню (мне уже было лет 5–6), что постоянно к нам приходили энкавэдэшники, что-то искали, швыряли вещи. Мне было уже лет 8–9, когда однажды ранним утром тетя мне говорит: «Приехал твой отец», я говорю: «Какой отец?» Я считала тетю с дядей своими родителями. У тети была четырехкомнатная квартира, одну маленькую комнату они выделили отцу, у которого уже была другая семья, и он забрал меня к себе. Мы спали в тесноте на полу, – продолжила дочь писателя. 

Она рассказала, что отец устроился на работу в поликлинику Караганды. 

– Однажды он решил отдохнуть в Боровом, а потом вернулся оттуда и сказал, что климат там полезный для его здоровья. Он попросил мамину сестру отдать ему на воспитание его старшую дочь Каракоз, забрал семью, и мы уехали в Боровое. Он заботился о нашем здоровье, поэтому мы с сестрой дожили до глубокой старости, она ушла из жизни три года назад, – впоминает дочь писателя. 

Карлыгаш Зеиновна рассказала, что ее отец работал в Боровом врачом, коллеги и пациенты очень его уважали. Больные туберкулезом ехали к нему лечиться, все хотели попасть именно к доктору Шашкину. 

– На лечение к нему приезжали не только со всего Казахстана, но и из Сибири. В это время появились препараты стрептомицин и другие, с помощью которых он лечил туберкулез, но эффект был недостаточный. Он выписывал журналы «Наука и жизнь», «Здоровье» и другие.

Однажды он прочитал о рентгеновских лучах и заинтересовался этим вопросом, но ему не позволяли применять их в лечении туберкулеза. Благодаря своей настойчивости ему удалось добиться своего. По вечерам после работы отец приходил домой, ужинал и занимался творчеством. Из Москвы выписал печатную машинку, которая до сих пор сохранилась у нас, и говорил нам с сестрой, чтобы мы, придя из школы, помогали ему отпечатывать его рукописи. Мы так и делали, вскоре вышла первая его книга «Наступило утро», – продолжает Карлыгаш Зеиновна.

Карлыгаш Шашкина рассказала, что ее отец был хорошим семьянином, он очень любил свою семью, сестер, братьев. 

– Гульжан родилась, когда мы уже были взрослыми, он везде ее с собой носил, ему было интересно возиться с ней (Зеин Шашкин ушел из жизни, когда младшей дочери не было года. – Прим. авт.). К нам часто приезжали его друзья, известные писатели, художники. У нас были корова, гуси, и он первым делом угощал друзей молоком, – поделилась она воспоминаниями. 

В завершение своего выступления Карлыгаш Шашкина сообщила присутствующим, что недавно выпустила книгу о жизни отца, куда вошли воспоминания его родственников, друзей, личная переписка писателя. 

В круглом столе приняли участие гости из-за рубежа – делегация из Баян-Улгийского аймака Монголии во главе с Алтынгуль Далелкызы, директором Центральной библиотеки имени Актана Бабиулы. 

– В фонде нашей библиотеки 65 тысяч книг, 20 процентов из них – казахских авторов. У нас есть всего две книги Зеина Шашкина – это роман «Сенiм» и сборник произведений. Раньше мы знали Зеина Шашкина только как писателя, а сегодня открыли его для себя как врача, ученого, драматурга, за что благодарим организаторов и участников круглого стола, – отметила заслуженный деятель культуры Республики Монголия Алтынгуль Далелкызы.

Статья опубликована в  №145, от 08.12.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Острое перо «казахского Чехова»".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!