Почему Исаак Иткинд неоднократно обращался к образу Жамбыла

Почему Исаак Иткинд неоднократно обращался к образу Жамбыла
Источник фото: kzaif.kz

Скульптора привлекало искреннее и любимое народом творчество акына. 

Искусствоведы напоминают, что заслуженный деятель искусств Казахской ССР Исаак Иткинд был выходцем из простой семьи, жившей в местечке на территории современной Белоруссии, он не понаслышке знал, что такое бедность и лишения. Во многом именно поэтому как художника его привлекали образы тех, кто в своем творчестве защищал и воспевал народ, борьбу с несправедливостью и бесправием. Интересные факты и случаи из биографии скульптора, собрал для читателей корреспондент Vecher.kz.  

Образ поэта-акына привлек внимание скульптора еще до войны – в 1936 году в Москве состоялась декада казахской литературы и искусства, впоследствии ставшая знаменитой. В ней принимал участие 90-летний акын. Тогда его стихи звучали из радиоприемников, а репортажи о его встречах с москвичами печатались в газетах.

Эти материалы, а также опубликованные фотографии акына побудили к мысли создать скульптурный портрет Жамбыла.

Между тем тогда Иткинд был занят работой над образом Пушкина. Три созданных мастером скульптурных портрета Пушкина были высоко оценены экспертами. На выставке, посвященной 100-летию великого поэта, работы Иткинда были в числе центральных экспонатов.

Успех позволил вечно нуждающемуся скульптору поправить свое материальное положение, но радость была недолгой. В 1937 году Иткинда арестовали, якобы за шпионаж в пользу Японии. Но скульптору «повезло»: в отличие от многих репрессированных его не расстреляли и не заключили в ГУЛАГ, а отправили в ссылку – в Казахстан.

После ряда переездов поселившись в Алма-Ате, Иткинд вновь обратил внимание на образ Жамбыла. Шла война, Жамбыл написал стихотворение «Ленинградцы, дети мои!», ставшее одним из символов противостояния врагу. И это явилось дополнительным творческим стимулом к созданию скульптурного портрета акына.

Между тем у Иткинда не было материальных ресурсов на создание крупной работы. Ленинградские коллеги уже давно мысленно простились со скульптором, думая, что его нет в живых. Он же обитал в собственноручно вырытой землянке на тогдашней южной границе города – в районе Головного арыка.

На странного седобородого старика, который иногда собирал в окрестностях и носил в свою землянку пни и коряги, обратила внимание местная детвора. К Иткинду явился милиционер и был поражен увиденным: вся землянка была заставлена деревянными скульптурами. Слух о чудо-скульпторе разнесся по городу, и к Иткинду прибыла целая делегация живописцев-профессионалов. Все были поражены: Иткинд, слава о котором широко разошлась еще до войны, оказывается, жив!

С временем мастера восстановили в Союзе художников, он стал получать государственные заказы, в их числе – создание скульптурного портрета Жамбыла. А пришел этот заказ от Наталии Сац. Будущая народная артистка СССР создавала в Алма-Ате ТЮЗ. По ее задумке скульптура улыбающегося акына с домброй должна была встречать юных зрителей в фойе театра.

О том, как Исаак Иткинд работал над этой скульптурой, Наталия Сац написала в книге воспоминаний.

На предложение создать скульптуру Жамбыла Иткинд отреагировал восторженно и немедленно приступил к поиску подходящего материала. Ему нужно было необычное дерево, не мертвое бревно, а живое, дышащее дерево. Каждый день старый скульптор бродил по окрестностям Алма-Аты в поисках подходящего материала, а нашел его в самом центре города. Это был столетний карагач. Однако на то, чтобы спилить дерево, требовалось разрешение городских властей.

«Исаак Яковлевич потерял аппетит и сон, днем и ночью приходил на свидание к дереву, часами простаивал возле его мускулистого ствола, гладил причудливые складки темной коры, иногда даже плакал от восторга и вдохновения», – вспоминала Наталья Сац.

Чудом горисполком дал разрешение спилить дерево – «для целей монументальной пропаганды». Иткин работал над портретом сутками, и к открытию театра скульптура была готова.

«Держа на коленях домбру, старый акын глядел удивленными глазами на толпившихся вокруг него мальчишек и девчонок», – писала Сац.

Наряду с этой работой Иткинд создал еще одно произведение, посвященное акыну, – «Жамбыл отдыхающий». Эта скульптура была приобретена краеведческим музеем, ныне Центральным государственным музеем РК, в 1947 году.

Работа находится в сохранности и, как нам сообщили в музее, часто экспонируется на тематических выставках, в том числе в экспозициях, посвященных Жамбылу.

Так же, как и акын, чей образ не раз его вдохновлял, Иткинд прожил почти целый век. Он ушел из жизни в возрасте 97 лет.

Несмотря на то что он приехал в Казахстан уже состоявшимся скульптором, который был дружен с творческой элитой страны, включая Шагала, Есенина, Горького, государственное признание он получил именно в Казахстане. Здесь же был удостоен звания заслуженного деятеля искусств Казахской ССР, это позволило ему получить жилье с мастерской.

Наряду со скульптурными портретами акына Исаак Иткинд создал произведения, посвященные Абаю, Амангельды, другим героям степи.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!