Под грифом «секретно»: корреспондент «Вечёрки» поговорил с внуком великого просветителя Ахмета Байтурсынова

Под грифом «секретно»: корреспондент «Вечёрки» поговорил с внуком великого просветителя Ахмета Байтурсынова

В этом году исполнилось 150 лет казахскому просветителю Ахмету Байтурсынову. В нашем городе живут его потомки. Корреспондент «Вечёрки» поговорил с его внуком Сериком Самуратовичем, пенсионером и хранителем музея своего великого деда.

Наверное, нет человека, который бы не вспоминал свое детство. У каждого, уверен, оно ассоциируется с приятным. И даже когда тебе за 70, есть повод окунуться в далекое-близкое прошлое. У Серика Самуратовича (тогда еще Какишева, ныне он носит фамилию Байтурсынов), детство прошло под грифом «секретно». Это и понятно, ведь он был внуком того самого Ахмета Байтурсынова, первого наркома просвещения Казахской Республики и вместе с тем заклятого врага советской власти. Сам Владимир Ленин направил его в степь поднимать образование, но чуть позже наркома просвещения республики, интеллигентного и образованного человека, обвинили в том, чего он не совершал, и арестовали. Его назвали врагом народа. Байтурсынов был расстрелян в 1937 году. И первой маленькому Серику об этом поведала мама Лидия Михайловна. 

– Возможно, папа попросил об этом, – вспоминает Серик Самуратович. – Отец всегда носил все в себе. Особо не вспоминал. Сейчас понятно, почему: он не хотел травмировать себя и детскую душу. Да и тема эта была для него закрытой. Можно только догадываться, как тяжело было папе носить клеймо сына врага народа. Только сильный духом человек мог проторить себе дорогу в этой жизни. А он как раз оставался сильным. 

Это спустя многие годы, ознакомившись с дневником отца, Серик понял, что семья Байтурсыновых испила горькую чашу сполна.

И эти рукописи, написанные на казахском языке Самуратом Байтурсыновичем, хранятся до сих пор. Серик дает их читать только близким людям. 

После ареста главы семейства, чтобы спасти род Байтурсыновых, родственники решили даже изменить фамилию. Самурат, сын Ахмета, стал Какишевым. Он взял имя работника своего деда Байтурсына. Так делали многие в те страшные годы зарождения новой власти. Иначе репрессии не миновать. Тем более что Самурат оставался единственным продолжателем рода Ахмета. 

Однажды вечером у Серика состоялся разговор с матерью. Она тогда сказала: «То, что я тебе скажу, держи в секрете. Твой дед – враг народа». 

Серик Самуратович понял позже, что мама решилась на этот шаг ради его же блага. Представляете, если бы об этом ему поведал кто-то другой, а самое худшее – если бы мальчугану рассказали про сей факт сверстники.

В то время для него, еще несмышленыша, многое было непонятно, но он иногда возвращался к тому ночному разговору с матерью, хотя вопросов возникало немало, спросить у отца не решался, поэтому обращался больше к литературе. Однажды ему в руки попалось произведение Сабита Муканова «Светлая любовь». И в ней паренек прочитал абзац о своем деде. Известный писатель называет Ахмета Байтурсынова главарем «Алаш-Орды». 

Время шло. Серик рос в обычной советской семье. Подавал большие надежды в футболе, и уже в юношеском возрасте его призвали выступать за алматинский АДК, который играл в классе «Б» союзного первенства. 

Парень жилы рвал на футбольном поле и добился приглашения в «Кайрат». Забегая вперед, скажем, что Серик Какишев в основе не засветился, а вот в дубле он отыграл один сезон полностью. Причем отыграл очень здорово. 

– Что запомнилось? – отвечает вопросом на вопрос Серик Самуратович. – Прежде всего, атмосфера в коллективе. Нас не делили на игроков основы и дубля. Все были равны. 

Как-то дежурили с Сегизбаевым. Было такое в распорядке жизни кайратовцев. В обязанность дежурных входило вынести на тренировки мячи, повесить сетки на ворота. Серик сразу рьяно взялся за дело. Тимур его сразу осек: «Если мы дежурим вдвоем, то, значит, вдвоем все и делать будем». 

Серик практически не пропускал матчи с участием дубля, и ему посчастливилось играть против таких грандов советского футбола, как Анатолий Банишевский (тогда он выступал за бакинский «Нефтчи»), тбилисец Левон Нодия, киевлянин Виктор Онищенко, минчанин Владимир Сахаров, который позже выступал за московское «Торпедо», и другие известные нападающие.

«Кайрат» зачастую свои сборы проводил в Леселидзе. По тем временам здесь была очень приличная спортивная база, поэтому сюда съезжались не только футбольные команды, но и представители других видов. Серик Самуратович охотно вспоминает о том, как давала уроки шахмат Нона Гаприндашвили. Она просила футболистов сыграть сеанс одновременной игры на двадцати досках. Смельчаков побороться со знаменитой шахматисткой находилась немало. Нона обыгрывала всех. 

Много воспоминаний от встречи с баскетболисткой Ульяной Семеновой из рижского «ТТТ». Ее рост составлял 2 метра 17 сантиметров. Футболисты частенько просили ее с ними сфотографироваться. Правда, всегда были очень недовольны, когда Уля садилась в кинотеатре на передние места. 

Все бы ничего, если бы не один случай. Очередной выходной Серик, как и все, ждал с нетерпением. Утром начальник команды Сайлаубек Есимбеков объявляет: «Кто поедет в Сочи, записывайтесь». Какишев одним из первых попросил: «Включите в список и меня». И вдруг видит: Фарид Хисамутдинов жестикулирует, мол, не надо ехать. Тут Кисляков Володя руками машет – не поедем. Понял Серик, что ребята хотят остаться в Леселидзе. Раз они просят, решил он про себя, – не поеду. Есимбеков был удивлен отказу, но из списка его вычеркнул.

Оказалось, что человек восемь остались. Еще загодя до этого они договорились с одной из местных бабушек и приехали к ней домой. На столе – фрукты, хачапури и вино «Изабелла». Погуляли. Об этом узнало руководство клуба и отчислило всех, кроме Олега Долматова.

Какишев вернулся в Алма-Ату, и отец его очень обрадовался: «Пора, сынок, делом заняться». Самурат Ахметович так хотел, чтобы его единственная опора и продолжатель рода Байтурсыновых стал, как и он, руководителем. Выбрали парню работу, близкую по роду увлечений. Он начал свою трудовую деятельность старшим тренером в спортивной школе. В 24 года стал завучем, а еще через два года – директором. Возглавлял ряд спортивных школ в Алма-Ате, в том числе нынешний республиканский колледж спорта, который при нем стал кузницей чемпионов.

В 1988 году на Олимпийских играх в Сеуле посланцы интерната завоевали 6 золотых, несколько серебряных и бронзовых наград в составе сборной СССР. Работа приносила моральное удовлетворение, однако футбол в его сердце до сих пор занимал главенствующее положение. Он стал выступать на ветеранских турнирах. Ездил в составе сборной РК на чемпионат СНГ. Тогда казахстанцы завоевали второе место. Серик – бронзовый призер чемпионата мира в Австралии (1994 г), чемпион Азии в ОАЭ. Есть в биографии Серика Самуратовича и другие значимые победы на футбольном поле. И сегодня нет-нет, да и выходит на зеленый газон ветеран. С мячом он по-прежнему на «ты».

С приходом гласности в середине восьмидесятых годов прошлого столетия открылся занавес тех тайн, которые будоражили общественность все годы. Иногда и Серик Какишев чувствовал к себе прохладное отношение отдельных людей. Ахмета Байтурсынова по-прежнему считали врагом народа, но он и его родственники дождались реабилитации своего предка. Несказанно был рад этому событию Самурат Байтурсынович. Его как будто подменили: много шутил, старался быть на людях. В последние годы своей жизни сын Ахмета, к тому времени заслуженный строитель Казахстана, в последние годы (12 лет) работавший директором гостиницы «Казахстан», всего себя без остатка посвятил восстановлению доброй памяти отца. Он пошел к тогдашнему мэру города Заманбеку Нуркадилову. Градоначальник решил все поставленные вопросы.

В том доме, где когда-то жил Ахмет Байтурсынов, распахнул свои двери музей. 

Сбылись пророческие слова друга отца, который много лет назад сказал Серику: «Ты будешь гордиться своим дедом». И он гордится, даже фамилию взял его, создал Фонд Ахмета Байтурсынова, является его директором.


Помню, в конце девяностых годов прошлого столетия присутствовал на одном мероприятии в Музее Ахмета Байтурсынова, что находится на пересечении улиц Шевченко и Космонавтов (сегодня ул. Байтурсынова). В этом доме как раз и жил Ахмет Байтурсынов. Тогда сюда съехалось немало почетных гостей. Одной из них была артистка кино и театра Амина Умурзакова. При знакомстве у них состоялся диалог. Серик Самуратович сказал актрисе: 

– А ведь мы в одном фильме вместе снимались.

 – А в каком? – удивленно спросила Амина апай.

 – «Ангел в тюбетейке».

 – А кого вы там играли?

 – Помните эпизод с футболом?! Так я там на поле и играл. 

И они рассмеялись.

 – Был у меня еще один факт в жизни, связанный с кино, – вспоминает наш герой. – Учился я тогда в спорт-интернате. Приехали с киностудии просматривать мальчиков на главную роль фильма «Меня зовут Кожа». Было велено всех ребят-казахов собрать у директора. И я попал в их число. Кто-то из гостей сказал, указывая на меня: «А его зачем привели?» 

 – Так он казах.

 – Я что, всем буду говорить, что он казах? 

Светлая внешность мальчика не позволила ему участвовать в кинопробах, но он не обиделся. 

– Очень приятно осознавать, что ты потомок великого человека, – сказал на днях нам по телефону Серик Байтурсынов. – Горжусь тем, что мой сын Жанибек, ему 23 года (его он назвал в честь своего предка Жанибека батыра, представителя Средней Кайсачей Орды), побывал недавно в Тургайских степях, в родном ауле, где родился его прадед Ахмет. Привез много впечатлений. Но, самое главное, он теперь знает свое происхождение… 

Статья опубликована в  №109, от 22.09.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Под грифом «секретно»".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!