Быть на коне: эксклюзивное интервью каскадера и артистки цирка Альфии Кунгужиновой

Быть на коне: эксклюзивное интервью каскадера и артистки цирка Альфии Кунгужиновой

Останавливать коня на скаку и в горящие избы входить – это лишь часть обычной для Альфии Кунгужиновой работы.


Она – первая в Казахстане исполнительница сложных конных трюков, каскадер, артистка цирка, актриса и при этом нежная хранительница домашнего очага и мама четверых детей.


– Альфия, скажу честно, искренне вами восхищаюсь! Вы одна из первых женщин-каскадеров в Казахстане и без преувеличения – гордость отечественного конного цирка, расскажите, как вы пришли в профессию? Вообще, с чего все началось?


– Я с детства мечтала быть артисткой цирка, с замиранием сердца смотрела на номера, которые делали акробаты, эквилибристы… В 15 лет я поступила в эстрадно-цирковой колледж и на третьем курсе стала работать в жанре джигитовка. На выбор повлияло… сердце. Еще в начале обучения я познакомилась со своим будущим супругом и вместе с ним начала работать с лошадьми, пришла в конную акробатику и стала развиваться в этой сфере. 


В 2002 году, начались подготовки к съемкам фильма «Кочевник», в котором предполагалось несколько сцен с элементами джигитовки, а так как в тот момент мы были единственной группой, работавшей в данном жанре, нас пригласили в качестве каскадеров. Как артистка цирка с конно-акробатическими номерами я работала с 1996 года и к моменту, когда нас пригласили на съемки, у меня уже был достаточный опыт. Помню, нас собрали всех на первую пробную репетицию и меня сразу же выбрали дублером Аянат Есмагамбетовой, исполнявшей роль Гаухар, а моего супруга, Жайдарбека Кунгужинова – дублером сразу нескольких голливудских звезд: Марка Дакаскоса, Джейсона Скотт Ли и Куно Бекера. Для меня это был первый подобный опыт, который, конечно, подарил массу впечатлений. Сразу после этого фильма стали приглашать и в рекламу, и в другие кинопроекты. Владимир Орлов, который занимался постановкой трюков в «Кочевнике» пригласил нас принять участие в съемках российской кинокартины «Волкодав». Они проходили в Словакии. На каждом подобном проекте мы учились, развивались, обучались чему-то новому. Приходилось осваивать и боевые искусства, и приемы уличной драки, и фехтование. Но, стоит сказать, что киношная атмосфера мне очень понравилась, потому что она сродни нашей цирковой жизни, есть ощущение, что коллектив на съемочной площадке становится семьей, где каждый болеет душой за общее дело.  




– Какой самый сложный трюк или номер вам доводилось выполнять?


– Каждый трюк по-своему сложен и имеет какие-то свои особенности. Некоторые, возможно, не так сложно исполнить технически, но они требуют большой моральный подготовки, стойкости духа и выносливости. Так, например, во время съемок «Волкодава» мне нужно было сыграть девушку, которая тонет. И сложность была  вовсе не в том, что приходилось многократно погружаться в воду и выныривать, а в том, что съемки проходили в холодную погоду и температура воды в озере была не более шести градусов. Выданный для защиты гидрокостюм особо не спасал, так как мне достался «наряд» на два-три размера больше меня, и он быстро наполнялся ледяной водой. Безумный холод, когда тело неконтролируемо трясет и зуб на зуб не попадает, весьма непросто собраться и повторять дубль за дублем, снова погружаться с головой и эффектно выныривать. Запоминающийся опыт был и на съемках американской кинокартины «Конан» с Джейсоном Момоа в главной роли. Там мне опять довелось преодолевать все прелести «закалки»: по сюжету главная героиня вместе с Конаном плывут к пиратскому кораблю.


Тогда был март, и Черное море не баловало ласковой температурой – от силы вода прогрелась до 5–7 градусов. Мы спускались в воду из лодки в трехстах метрах от берега, потом еще, находясь в ледяной воде, ждали, пока лодка выйдет из кадра. И лишь после этого нам давали отмашку плыть к кораблю. Руки и ноги просто сводило от холода. Я к тому же была еще в сценическом образе в виде сари, и эта намокшая четырехметровая ткань давала дополнительный вес. Еще один, но уже технически сложный номер мне запомнился также на съемках этого фильма. Я должна была скакать на полном галопе, управляя четверкой лошадей, запряженных в колеснице, которая в процессе выполнения номера взрывалась. Технически очень сложный трюк. Во время движения нужно было отцепить переднюю пару лошадей, а потом верхом на одном из коней на полном галопе отрезать вожжи от общей упряжи и ускакать в сторону. К слову, четыре головы удержать очень тяжело, тем более на большой скорости и во время взрывов, от которых лошади шарахаются. Этот номер требовал физической силы, максимальной собранности, молниеносной реакции.




– Непростая у вас работа – коней на скаку останавливать! Приходится все время поддерживать хорошую физическую форму?


– Моя профессия обязывает быть в хорошей физической форме как на съемочной площадке, так и на арене цирка. Это уже стало образом жизни, здоровой привычкой: я не могу долгое время обходиться без тренировок, тело само просит. Поэтому два-три раза в неделю уделяю время спорту: общая физическая подготовка, силовая нагрузка, растяжка. Посещаю тренажерный зал, бассейн и танцы. Я очень люблю танцевать, жаль, на это не всегда есть время. А когда идет подготовка к проекту, то приходится тренироваться в усиленном режиме. 





– Бывало, что в самый ответственный момент что-то идет не по плану?


– Конечно, от этого никто не застрахован. Помню, мы снимали момент для одной казахстанской картины, когда лошадь встает на дыбы и будто бьет копытами главную героиню. В этом сюжете дублером главной героини была я. Несмотря на то, что лошадь была наша, с которой всегда работаю и не боюсь ее, но именно почему-то на этом этапе я не могла преодолеть внутренний барьер и какую-то невидимую грань, чтобы подойти ближе для нужного ракурса. Потребовалось немало дублей, хотя это очень простой трюк. Его даже трюком-то назвать сложно, но в тот момент я просто не могла себя пересилить, и лишь потом я узнала, что в тот момент уже была беременна и просто срабатывал инстинкт самосохранения. 




– Все-таки, выполняя трюк с лошадьми, создается тандем и успешность выполнения номера зависит уже не только от одного человека, но и от животного. Как найти подход к четвероногому артисту, чтобы он не подвел?


– Чтобы работать с лошадьми, прежде всего, нужно понимать их природу – ведь это инстинктивные животные. Они довольно умные и во многом интеллектом не уступают собакам, но поведение у них совершенно разное. Когда ты понимаешь инстинкты лошади, как и в какой момент она может себя повести – тогда получается союз. Наездник должен заранее предугадывать, как может среагировать животное и быть готовым к этим ситуациям. 




– На манеже и на съемках всегда есть риск. Какие меры необходимо предпринимать для безопасности и есть ли какие-то золотые правила?


– В нашей группе мы уделяем большое внимание безопасности, это безусловно. Те правила, которые у нас работают в цирке, они же применимы и на съемочной площадке. Для себя я выработала определенный свод правил, главное из которых: всегда проверять свое оборудование самостоятельно. Любой опытный каскадер знает, что какая бы хорошая подготовка к трюку не была, всегда нужно самому еще раз перепроверить свою амуницию, снаряжение и прочее, от чего зависит успешное выполнение номера. Это правило написано опытом проб и ошибок.


Когда я только начинала работать в цирке, были моменты, что мне лошадь подготавливали, а я, не проверив, в итоге попадала в рискованные ситуации – когда, например, на ходу расстегивалась скашевка (ремень, связывающий под брюхом лошади стремена) и было невозможно выполнить трюк. Благо каких-то серьезных последствий не было. Но этот опыт перешел и в кино. Как говорится, доверяй, но проверяй! Ну и, конечно, еще одно правило: хорошая подготовка к трюку. Чтобы максимально исключить риск травм – все должно быть отработано до мельчайших деталей. Мы не делаем элементы, к которым не готовы. В этой работе нет места спонтанности и непродуманным действиям. 




– Все-таки главная роль – это мама? Как удается все совмещать: миссию хранительницы очага и такую экстремальную работу? Родные с пониманием относятся к такому выбору?


– С того момента, как я стала мамой четверых детей, я, конечно, уже более избирательно стала подходить к работе. Стараюсь не ездить на съемки в дальние поездки, отдаю предпочтение проектам в Казахстане и не берусь за сложные каскадерские трюки. Муж меня поддерживает во всем – мы с ним одна команда. А родители хоть и всегда переживали, но знали, что конная акробатика – мой выбор. Моя мама, например, почти никогда не ходит на наши представления. Она всего была два раза на выступлении и оба запомнились ей не с лучшей стороны: первый раз муж сломал ногу, а второй – я упала с лошади (слава Богу, без травм). Поэтому мама решила, что будет смотреть наши номера только по телевизору. А в целом, родные нас всегда поддерживают, понимают, что для нас – это не просто хлеб и увлечение, но и неотъемлемая часть нашей жизни.



– Знаю, у вас еще много увлечений, вы еще и очень творческий человек…


– Да, я люблю шить, заниматься рукоделием. Даже какое-то время у меня было свое ателье – шили цирковые костюмы. До сих пор иногда беру небольшие заказы по просьбе цирка. Еще мне всегда нравилось рисовать, в этом особое творческое удовольствие. Вообще всегда стараюсь постоянно развиваться, не стоять на месте, двигаться вперед, всегда учиться чему-то новому. И, конечно же, важно все делать с любовью, вкладывать душу в любое свое дело…


Статья опубликована в  №133, от 10.11.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Быть на коне".


Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!

Ваша реакция?
Нравится
0
Не нравится
0
Смешно
0
Возмутительно
0
Спасибо за Ваше мнение
Последние новости

18:00

17:40

17:39

16:51

16:24

15:55

15:41

15:18

14:49

14:44

14:17

13:44

13:15

12:45

12:36

12:19

12:01

11:50

11:29

11:23

11:05

10:44

10:20

10:07

09:24