С флагом у сердца: казахстанский альпинист восходит на восьмитысячники с частицей Родины

С флагом у сердца: казахстанский альпинист восходит на восьмитысячники с частицей Родины
Фото из архива Максута Жумаева

На государственном флаге цвета синего неба изображено золотое солнце и высоко парящий орел. Максут также всегда стремится подняться выше облаков, оказаться на километры ближе к солнцу и никогда не сдаваться, не отступать перед сложностями и преградами на своем пути. 

– Для меня флаг – это самое важное, что связывает с этой землей. Я офицер Вооруженных сил РК, в голове у меня всегда по умолчанию значимость наших государственных символов очень велика. Это то, ради чего солдат пойдет на смерть. Как для альпиниста, для меня это также важно. Всегда на куртке с левой стороны над сердцем мы пришиваем флаг Казахстана. А преодолев путь к очередной вершине, разворачиваем наше знамя, которое несем с собой. И момент, когда поднимаешь казахстанский флаг на самой верхней точке, – это становится каким-то ключевым итогом восхождения, задачей и целью всей экспедиции. Безусловно, и наша сборная Казахстана по альпинизму на все восхождения на высочайшие вершины мира несет с собой флаг, – рассказывает покоритель гор. 

История восхождений Максута на восьмитысячники началась в 2000 году, в составе казахстанско-американской экспедиции. Тогда он был начинающим альпинистом с третьим разрядом и отсутствием за плечами опыта покорения даже семитысячников. 

– Было, безусловно, страшно, – признается спортсмен. – Так как это была первая высотная экспедиция такого масштаба, а у меня не было опыта. При этом мои более матерые товарищи отказались от экспедиции по различным причинам, и мне одному пришлось идти на вершину Шишабангма в Центральных Гималаях. Тогда до высоты 8013 метров я из нашей группы дошел крайний (альпинисты, как и летчики, не говорят слово «последний» – Прим. ред.). Но все-таки достиг цели. У меня с собой был флаг нашего молодого государства, но сама вершина горы в тот момент была похожа на острый ледяной нож, и водрузить на нее флаг и уж тем более сфотографироваться было невозможно. Конечно, я об этом потом еще очень долго жалел, что на своем первом восьмитысячнике не смог запечатлеть на фото казахстанский флаг, но он был тогда со мной и это мотивировало, придавало сил. После этого я всегда стал брать флаг с собой и ставил себе цель – найти любую возможность сфотографировать его на вершине.

Когда альпинист впервые совершил сольное восхождение на Манаслу в Гималаях, главная вершина которой 8156 метров – восьмой по высоте восьмитысячник мира – он спел там гимн Казахстана. Горный ветер подхватил патриотичную мелодию и резво разнес ее над бескрайними снежными пиками.

– Это было незабываемо! На тех высотах дышать-то сложно, а петь уж подавно, возможно, даже опасно для жизни, но я смог это сделать. Кстати, чтобы не ошибиться и исполнить гимн правильно, моя тогда еще будущая супруга присылала мне слова куплетов SMS-сообщениями на спутниковый телефон. С тех пор это тоже стало некой традицией. Позже гимн Казахстана я исполнил и на Эвересте, и на вершине К2, – вспоминает альпинист.  

При этом Максут признается, что испытывать какие-то эмоции на вершинах очень сложно. Конечно, самое первое восхождение на восьмитысячник было особенным, были и слезы радости, и переполняющие грудь эмоции. Но с каждым разом, с каждым покоренным пиком, накопленным опытом и профессионализмом чувства отходят в сторону, потому что, по статистике, две трети альпинистов, навсегда оставшихся в горах, погибают именно на спуске. 

– Поэтому на вершине, как и на всем обратном пути, должно быть максимальное внимание, полная концентрация. Мы не должны давать выход этим эмоциям. На самом деле альпинисты всегда напряжены. Спускаться даже сложнее, чем покорять гору, потому что ты и так уже на пределе сил, а в спуске хоть и не так много технических сложностей, но любая ошибка, даже самая незначительная, может стоить жизни, – рассказывает Максут Жумаев. 

Как говорится, горы пускают всех, но не каждый равен им. Наш соотечественник уверен, к горам нужно относиться с уважением, поэтому сам он никогда не говорит, что «покорил» их, он называет восхождение как «побывал в гостях». Далеко не многим альпинистам в мире удалось взойти на самые высокие пики без кислорода. Для Максута это дело чести и принципа.

– Альпинист, побывавший на Эвересте без кислорода, был на вершине целиком и полностью. К горам мы относимся очень уважительно. Многие из нас одушевляют горы. По-нашему, гора – это большой человек, у которого есть свой нрав, душа и история длиннее, чем само человечество. Подходя к подножию горы, ты видишь и чувствуешь ее величие. Честь и хвала тому, кто бросил вызов величию. Мы всегда говорим: «Нельзя покорить вершину, можно лишь побывать у нее в гостях». Мы благодарим пик, если нам было позволено на него взойти.

Негласное правило всех альпинистов при виде двух камней, большого и маленького, на которые можно встать при подъеме, только из уважения встать на камень поменьше. Поэтому взойти на Эверест без кислорода – это дело чести. Мы не обманываем горы, – делится Максут.

Самое сложное в альпинизме — это даже не превозмогая усталость и борясь с капризным настроением погоды дойти до цели. Самое сложное – вовремя принять решение и повернуть назад, спуститься вниз, не завершив восхождение, но зачастую от этого решения зависит жизнь, и даже не одна.

– За этими простыми словами «идем дальше» или «возвращаемся» стоит большая ответственность не только перед собой, но и перед боевыми товарищами, вместе с которыми ты идешь, – говорит альпинист. – В 2009 году мы совершали восхождение на вершину Хольцер (высота 8516 м, четвертый по высоте восьмитысячник мира; находится на границе Китая и Непала в горном хребте Махалангур-Гимал). Заведомо шли в сложных для нас погодных условиях с надеждой, что шторм и муссон не придут в то время, когда мы идем к пику, но надежды не оправдались. Мы попали в жесткий шторм и уже под самой вершиной поняли, что мы в снежном капкане, из которого необходимо было вырваться. Нас было трое, но домой вернулись только двое… Внезапно всех накрыло лавиной, в которой один из наших товарищей погиб. Мы были тоже на волосок от гибели. Это были два самых долгих дня, нам приходилось в экстремальнейших условиях бороться за жизнь: не было газа, не было еды, не было ничего… Лишь бесконечный снег, которым нас постоянно заметало. Откапывались… и не знали, спасемся или нет. Было принятие понимания, что в следующую ночь мы можем уснуть в холодных спальниках и не проснуться. В таких ситуациях пропадает все, кроме надежды. Только она с нами еще была. Чисто физически и теоретически у нас шансов практически не было – один на миллион.

И этот один из миллиона сработал, дав нам возможность продолжать жить. В альпинизме смерть ходит с нами рядом, многих забирает с собой… Когда я прямо на вершине Эвереста хоронил своего друга Сергея Самойлова, он был в пуховике с нашивкой казахстанского флага у самого сердца. Альпинист остался навеки в объятиях чужой земли и снегов, но с частичкой Казахстана...

Статья опубликована в  №66, от 11.06.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "С флагом у сердца".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!