Страсти по безналу: смогут ли госорганы отделить частные переводы от предпринимательских?

Страсти по безналу: смогут ли госорганы отделить частные переводы от предпринимательских?
Источник фото: Рixabay

Минфин в очередной раз пообещал не обложить случайно налогом, абстрактно говоря, родителей, которые пересылают деньги детям.

Очередную волну обсуждений по вопросу налогообложения мобильных переводов поднял в своем запросе в Минфин депутат Мажилиса Максат Раманкулов. Он указал на противоречивость нормы о налоге на онлайн-переводы для бизнесменов. Госорган народному избраннику ответил. Свое отношение к тому, о чем говорится в ответе Минфина, высказали эксперты в беседе с корреспондентом Vecher.kz.

Три минфиновских аспекта

Если подойти к документу госоргана прагматически и не пытаться пересказывать его широко, то можно выделить три главных аспекта.

Аспект №1.

Министерство финансов предлагает разделить мобильные переводы на личные и предпринимательские. Как отметили фискалы, один из отечественных банков такую карту уже выпустил и активно ее продвигает.

На самом деле на днях заезжал в зоомагазин в Талгаре и самолично убедился в наличии такой карты. Продавщица дала номер сотового телефона и предупредила, что он предпринимательский. Как обычно, без комиссии, расплатился…

Аспект №2.

Ведомство также уверяет в способности разработать систему, определяющую признаки получения доходов с использованием счетов, не предназначенных для предпринимательской деятельности. Фактически речь идет о системе, которая в автоматическом режиме будет дифференцировать частные и предпринимательские переводы и выявлять тех, кто использует безналичные формы платежей для ухода от налогообложения.

Здесь не все так просто, как кажется на первый взгляд. Можно вспомнить систему «Сергек», которая призвана в автоматическом режиме фиксировать нарушения правил дорожного движения. В настоящее время претензий к ней больше, чем положительных отзывов.

Аспект №3.

Минфин обещает, что в отношении предпринимателей, использующих мобильные переводы для ухода от налогообложения, будет собираться доказательная база. В принципе, такой подход не оригинален. Так все и должно быть устроено.

Но один нюанс все равно нужно обязательно проговорить. А именно само наполнение доказательной базы не должно состоять из признания предпринимателя, что он во всем виноват. В наших реалиях любое признание выглядит крайне сомнительно.

Рай для серой и черной экономики

Эксперт международной брокерской группы Tickmill Арман Бейсембаев считает, что развитие безналичных платежей стало раем для серой и черной экономики.

«Мы имеем классический пример, когда государство не поспевает за новыми технологиями в финансовой сфере. На осознание всей серьезности ситуации чиновникам понадобилось порядка трех лет. А между тем мобильные переводы из разряда удобного сервиса для клиентов успели превратиться в масштабный и технически вполне легальный инструмент ухода от налогов для очень многих мелких предпринимателей – магазины у дома, базары, аптеки, донерные, бургерные, салоны красоты, ателье, интернет-магазины, и прочие, и прочие», – отметил он.

Масштабы использования мобильных переводов для сокрытия доходов от предпринимательской деятельности, по словам эксперта, стали приобретать угрожающие размеры.

«Есть даже примеры дачи взяток путем мобильных переводов. И это даже не учитывая масштабы мошенничества, связанные с сервисом. Я думаю, сам финтех (динамично развивающийся сегмент на пересечении секторов финансовых услуг и технологий) не ожидал, что их идея станет весьма эффективным инструментом для серой и черной экономики», – добавил экономист.

Стоит ли заходить на минное поле без миноискателя?

По большому счету, ситуация с мобильными переводами доведена до крайней точки кипения. Чтобы наглядно показать степень накала, достаточно мысленно представить сапера на минном поле без миноискателя.

Примерно в таком же духе рассуждает Арман Бейсембаев.

«Проблема тут заключается еще вот в чем. Физические лица защищены банковской тайной. И мобильные переводы, когда один отправляет некоторую сумму денег другому, и перевод осуществляется между физическими лицами, – тоже подпадают под категорию защищенных банковской тайной. Преодолеть этот барьер, грубо не нарушив закон и не подставив под удар всю финансовую систему и тем самым вызвав массовую панику, почти невозможно», – заметил он.

И предупредил:

«Тут либо закон о банковской тайне надо переписывать, либо полностью его отменять, либо дать налоговым органам широкие полномочия, позволяющие заглянуть в счета граждан без ограничений. Полагаю, не нужно гадать, какой будет реакция общества в этом случае!», – заявил эксперт.

По его мнению, за все должны будут ответить финансовые институты.

«Поэтому и решение проблемы предполагает, что ответственность за устроенное безобразие несет тот, кто создал его, – сами банки, которые должны будут вычислять таких клиентов и принуждать к открытию отдельного предпринимательского счета под угрозой блокировки карты, либо уведомлять налоговые органы об имеющихся подозрениях относительно своего клиента. И вопрос тут не в том, правильно это или нет. Мы имеем юридический казус, фактическое несоответствие законов с имеющимся инструментарием, и приводить их в соответствие надо!», – категоричен экономист.

Идея выглядит красивой

Политолог, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников считает идею казахстанской Минфина красивой и достойной внимания.

«То, что часть коммерческих платежей оплачивается через банковские переводы с карты одного физического лица на карту другого физического лица, – это не секрет. Такое происходит и в Казахстане, и в России. Это действительно проблема для налоговых органов. Решать ее можно по-разному. В частности, в России это часто делается через банки, когда именно от них зависит выявление сомнительных платежей и блокировка соответствующих счетов и карт. Если банки от таких мероприятий уклоняются, то у них могут возникнуть проблемы с ЦБ. А количество аннулированных банковских лицензий в России давно бьет рекорды», – констатирует он.

В Казахстане, по словам эксперта, предполагают идти другим путем, и разрешить такие мобильные переводы, при этом разделив их на личные и предпринимательские.

«В принципе идея выглядит красивой. Вопрос только в ее реализации и технологическом программном воплощении. Заранее сказать, что все получится сейчас, нельзя. Как гарантировать, что в личных переводах будут только личные, а все коммерческие действительно пойдут как предпринимательские? Что предприниматели действительно будут честно пользоваться предоставленной возможностью. Пока гарантии нет. Но эксперимент интересный», – подчеркнул российский политолог.

Нельзя уповать исключительно на сознательность

Когда речь заходит о том, что Минфин предполагает действовать через банки, то не может не возникнуть подозрение в попытке «грести жар чужими руками». Иначе говоря, часть своей работы фискалы хотят передать банкам.

Между тем директор Республиканского центра помощи предпринимателям (РЦПП) РК Дмитрий Казанцев с такой постановкой вопроса в корне не согласен.

«То, что вопрос разделения мобильных переводов государство возлагает на плечи банков, в принципе, правильное решение. Почему? Все платежи проходят через банковские системы», – пояснил он.

Вместе с тем эксперт считает, что, в свою очередь, финансовые институты просто обязаны сделать предпринимателям адекватное предложение.

«То есть дать выгодную альтернативу предпринимателям, которая будет отвечать их запросам. Такие переводы должны быть доступными для предпринимательских целей. Главное, они должны быть более выгодными, чем те, которыми они пользуются сейчас и которые вызывают у фискальных органов подозрение в попытке уйти от налогообложения», – уточнил директор РЦПП.

Лес рубят, щепки летят?

К уверениям Минфина разработать систему, определяющую признаки получения доходов с использованием счетов, не предназначенных для предпринимательской деятельности, можно относиться по-разному. Разброс мнений от крайнего пессимизма по отношению к возможностям госоргана до полного доверия к ведомству вполне естественен.

К примеру, Арман Бейсембаев не уверен, что Минфин способен все сделать «по уму».

«Мы уже знаем, что наши органы умеют работать только по принципу топора, угрозой кнута без предложения пряника. Думаю, на первых порах, пока система не будет окончательно отлажена и корректно настроена, под каток попадут и правые, и левые, и виновные, и непричастные – лес рубят, щепки летят. Так происходит всегда, насколько показывает практика», – убежден он.

Со своей стороны Дмитрий Солонников призывает набраться терпения.

«Если Минфин считает, что он способен разработать систему, определяющую признаки получения доходов с использованием счетов, не предназначенных для предпринимательской деятельности, давайте верить, что способен, и ошибок здесь будет немного. Совсем без ошибок, конечно, не бывает. Если так, то плюсов от такой программы будет больше, чем минусов. Заранее говорить, что ничего не получится, наверное, некорректно», – предполагает он.

Дмитрий Казанцев сделал уточнение и акцентировал внимание на контенте.

«Минфин, когда обещает запустить систему, способную в автоматическом режиме выявлять переводы в предпринимательских целях, имеет в виду систему оценки рисков. Вопрос только в том, как госорган такую систему намерен разработать и какие критерии мониторинга в нее вложить», – пояснил он.

Как способ избавиться от неугодных предпринимателей

По версии Минфина система не должна стать еще одним способом избавиться от неугодных предпринимателей. Гарантией от этого должно послужить требование сбора доказательной базы.

Дмитрий Казанцев достаточно позитивно воспринял своего рода гарантии Минфина.

«Некоторое удовлетворение вызывает заявление министра финансов, который обещал сбор доказательной базы в виде жалоб со стороны населения, фиксации, когда есть наклейка с номером телефона и просьбой оплатить именно туда», – полагает он.

У эксперта еще теплится надежда, что ведомство сможет создать такую систему оценки рисков.

«Успокаивает и другой момент. Даже при выявлении таких людей, их не будут штрафовать, а предупредят. И фискалы после этого добьются, чтобы предприниматель самостоятельно исправил свою ошибку без штрафных санкций. То есть в случае ложного срабатывания системы физическое лицо сможет без финансовых издержек доказать, что он не предприниматель», – отметил директор РЦПП.

Мне лично не кажется, продолжил Дмитрий Казанцев, что подобная система может использоваться в корыстных целях со стороны фискалов.

«Если предприниматель работает легально и все платежи у него корректные, то ни Минфин, ни другие контролирующие органы просто не смогут оказать давление на предпринимателя и ущемить его права», – полагает он.

Дмитрий Солонников считает такой способ избавления от неугодных предпринимателей «слишком сложным».

«Если от них нужно избавиться, это можно сделать и без введения разделения мобильных переводов на личные и предпринимательские. А сбор доказательной базы говорит о том, что автоматом никакие решения приниматься не будут. Это как раз система некой гарантии», – уверен он.

Между тем Арман Бейсембаев не согласен ни с Казанцевым ни Солонниковым.

«Берите шире – это станет еще одним инструментом давления на бизнес как таковой вообще. Как сложится на самом деле – покажет время», – добавил он каплю надежды.

Попытка возврата к кэшу неминуема

Опасения депутата Мажилиса Максата Раманкулова по поводу возврата розничной торговли к наличным банкнотам, на первый взгляд выглядят логичными. Если Минфин сумеет выгнать бизнес из безналичных платежей, то вероятность возврата к кэшу вероятна. В случае успешной реализации инициатив госоргана кое-какие отрасли казахстанской экономики пострадают.

Размер ущерба, считает Арман Бейсембаев, будет зависеть от того, что и как будет сделано для прекращения злоупотреблений сервисом мобильных переводов.

«Надо ли переводить этот инструмент в законное русло? Да, надо! Как? Вот здесь уже возникает много нюансов. Относительно возврата к наличности. Лично я думаю, что объем безналичных расчетов может и снизится, но не так, чтобы очень сильно. Но попытка возврата к наличности определенно будет», – убежден он.

Но полный возврат к наличности, по мнению эксперта, нереален.

«Однако логика социального развития такова, что возврата к прошлому обычно не происходит. На новом этапе исторического развития любые попытки вернуться в прошлое и воссоздать прежние условия, как правило, невозможны. Точно так же, как нет больше возврата к золотому стандарту и обеспечению своей валюты золотом – эта система себя изжила еще в 70-е годы ХХ века и любые попытки ее возродить обречены на провал», – заявил экономист.

Отказа от цифры не ожидается

Дмитрий Солонников считает, что никто и нигде наличные деньги не отменял.

«При всем росте цифровизации наличные должны оставаться, и остаются непременным элементом обращения финансов. Если кто-то ими пользуется (по разным причинам, совершенно не обязательно криминальным), то будет пользоваться и дальше», – подчеркнул он.

Также эксперт отметил, что если кто-то специально уходил от налогов через мобильные платежи, и данный способ оплаты использовался не как удобный и современный, а именно как криминальный, то таким криминальным он может и оставаться.

«Вопрос в том, как с криминалом бороться. Отделить его от честных предпринимателей и физических лиц, которым удобно использовать мобильные платежи, и они не собираются уходить в тень, как раз и должен рассматриваемый проект. Так что специального отказа от цифры ждать не стоит», – акцентирует политолог.

Но время не остановить

По мнению Армана Бейсембаева, наличность безвозвратно уходит в прошлое.

«Процесс этот нелинейный, он может то ускоряться, то замедляться под воздействием отдельных факторов, но как инструмент мобильные переводы уже никуда и никогда не уйдут. В конце концов, это удобно, и те, кто вкусил все прелести безналичного расчета, вряд ли захотят снова возвращаться к нудной возне с наличкой», – заметил он.

И сразу же задался вопросом.

«Попробуйте большую часть молодежи, привыкшую за все платить картой, а то и просто мобильным телефоном, заставить заплатить наличными!? Могу предположить, что бизнес, который перейдет на оплату исключительно наличными, скорее всего, потеряет от трети до половины своей клиентской базы, поскольку клиент уйдет к тому конкуренту, который продолжит принимать безналичный расчет, что и станет их конкурентным преимуществом. В конечном итоге, на рынке останутся только те, кто работает с безналом, потому что остальные просто не смогут выжить», – нарисовал перспективу эксперт.

Вопрос, который вертится на языке

Дмитрий Казанцев солидарен со своими коллегами.

«Сегодня потребитель диктует формы расчета. Мобильные переводы стали настолько удобными и практичными, что искоренить их никак не получится. Потребитель привык платить по-другому и жить фактически без наличных денег», – считает он.

За примером эксперт не стал далеко ходить.

«Это можно наглядно увидеть даже на моем примере. Уже год прошел как у меня в карманах просто нет наличных денег. Я знаю, что практически за все могу заплатить одним из видов безналичных переводов. Причем, считаю, что налоги в Казахстане не такие большие, чтобы экономить и на них», – резюмировал директор РЦПП.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!