Таинственная незнакомка: путешествие с монетой через века

Таинственная незнакомка: путешествие с монетой через века

Изучением старинных монет занимается наука нумизматика.

Она сродни следственным действиям, поскольку стремится ответить на вопросы: кто чеканил монету, где осуществлялась эмиссия, в какой период истории, причина чеканки, каков ареал распространения монет, с какими историческими событиями связаны эти выпуски, и многие другие. 

Отрарский клад

История, которую я хочу рассказать, – не исключение из этого правила. Она произошла со мной после того, как в одной из частных коллекций Казахстана в конце XX века я увидел странную серебряную монету. Округлая, с неровными краями, почти 18 мм в диаметре и 1,6 г весом восточная монетка имела на обеих сторонах арабскую надпись, состоящую из двух слов: на одной стороне – «имам высочайший»; на другой стороне – «Наместник Аллаха». И это все. Ни года выпуска, ни имени эмитента, ни названия монетного двора на этом экземпляре не было. Такие монеты можно атрибутировать только в одном случае – если провести настоящее научное исследование. А такое исследование может длиться годами и нужна выдержка, упорство в поисках и, конечно же, то, что называется везеньем. 

Итак, сфотографировав эту таинственную незнакомку и не лелея надежды на скорое раскрытие ее тайны, просмотрел всю известную мне нумизматическую литературу. Ничего подобного как эта монета встретить не удалось, однако из накопленного к тому времени собственного опыта было понятно, что искать надо скорее всего среди чеканной продукции монетных дворов XIII века империи чингизидов. Позднее мне стала известна алма-атинская публикация Владимира Ниловича Настича с описанием Отрарского клада серебряных монет и предметов, в состав которого входили 20 монет такого типа. Это позволило утвердиться в правильности своего первоначального предположения о принадлежности этого выпуска дирхамов, так называли любые серебряные монеты, империи чингизидов, поскольку клад почти целиком состоял из таких монет различных монетных дворов. Время сокрытия клада устанавливается обычно по младшей монете. В случае с этим кладом датировка определялась известными по сведениям нарративных источников историческими событиями в Отрарском оазисе. Царевич, потомок Чагатая, Алгуй в 1265 году огнем и мечом выгонял джучидов с подконтрольной им по повелению каана Менгу территории. Но эта территория некогда была отдана Чингисханом сыну Чагатаю и, по мнению Алгуя, должна была принадлежать чагатаидам по праву. И именно в этот 1265 год наблюдается массовое сокрытие кладов населением в регионе Отрарского оазиса. В те жестокие времена войны и междоусобицы происходили часто, поэтому люди прятали свои накопления в самый надежный «банк» на свете – в землю. Если клад дошел до наших дней, значит, его первоначальный хозяин не смог им воспользоваться. Массовое сокрытие кладов, фиксируемое в наше время, является ярким свидетельством трагических для населения событий. Стало понятно, что изучаемые анонимные монеты чеканены не позднее 1265 года кем-то из чингизидов. 

Счастливый случай

Но вот вопрос – где производилась чеканка? К 1265 году Монгольская империя была огромна. Такие дирхемы могли чеканиться и на территории Синьцзяна, и на территориях Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана, Таджикистана, Афганистана, Ирана, Пакистана и северной Индии. Где и как искать необычные монеты? В первую очередь пришлось проверить, известны ли такие монеты в музеях Узбекистана и Туркменистана. Оказалось, что неизвестны. Но известен один клад из Отрара с территории именно Казахстана. Поэтому стоит проверить именно территории Казахстана, Кыргызстана и Синьцзяна, связанные между собой многочисленными караванными дорогами. И все равно, размах поиска был бы слишком велик. Поездки и изучение монетных находок в Синьцзяне обнаружили большое количество неизвестных мне ранее типов монет разных монетных дворов, однако интересующих монет найти не удалось. Лишь через 4 года помог случай. 

Весной 2004 года по приглашению одного из хранителей восточной коллекции Государственного Эрмитажа Марианны Борисовны Северовой я приехал осмотреть клад серебряных дирхемов в количестве 329 экземпляров. Этот клад был в работе и лежал на столе хранителя Эрмитажа – Фасмера Ричарда Ричардовича (Романа Романовича) (1888-1938), когда 10 января 1934 года ученый был арестован. Несколько лет, будучи разложенными по штемпелям, монеты клада не снимались со стола, ожидая своего исследователя, но, к сожалению, так и не дождались.

Каково было мое удивление, когда в первом же пакетике лежала та самая «таинственная незнакомка». Счастью не было предела, когда оказалось, что весь клад целиком состоит из дирхемов этого типа, но еще больший восторг вызвала сопроводительная информация – клад был передан Эрмитажу в дар от Общества по изучению Семиречья в начале 1930-х гг. с запиской следующего содержания: «Кокандские серебряные монеты найдены вблизи с. Н. Антониевскаго, Лепсинского у. в 1912 г. при проведении оросительного канала 
(340 шт.)». Содержание записки передано дословно без изменений. По сути, записка указывала на находку клада монет одного типа, то есть, на возможное место их преимущественного обращения. Это была подсказка, да и только. Клад мог быть случайно сокрытым в местах, пришедших с их владельцем с других областей. Поэтому требовалась проверка. Важно было выяснить, встречаются ли еще в том районе такие монеты в единичных находках или в кладах? А еще важнее было найти ту территорию, на которой встречаются находки медных пулов, похожих по оформлению. Дело в том, что в те далекие времена обращение медной монеты, выпущенной местным монетным двором, очень часто носило локальный характер, то есть осуществлялось практически только на местных же рынках. Соответственно, находка таких медных монет однозначно просигнализирует о месте их чеканки. 

Город Кайалыг

Как в настоящей детективной истории, очередную информацию нам принес случай. В 2005 году на территории городища Кайалыг, близ села Антоновское (ныне Койлык) проводились археологические работы Институтом археологии им. А.Х. Маргулана и мне впервые были показаны нумизматические находки этого памятника. Среди них были те самые заветные монеты – дирхем, теперь уже переставший быть таинственным, и медный пул похожего оформления. Пул отличался тем, что на каждой стороне монеты имел по одному слову легенды: имам высочайший. 

Казалось, что тайна серебряных, да еще и медных монет раскрыта или почти раскрыта. Место их чеканки установлено – это средневековый город Кайалыг, время – примерно первая половина 660-х годов Хиджры (1262–1267 годы нашей эры). Последние годы отслеживания монетных находок с территории современного Койлыка и округи показали – наше заключение о местонахождении монетного двора, чеканивших необычные анонимные монеты, верно. За более чем 20 лет исследований были зафиксированы находки 5 кладов таких дирхамов и несколько единичных находок. Также только здесь пока находят и упомянутые выше медные пулы. Нигде больше в таком количестве эти монеты не встречаются, хотя единичные находки очень редко фиксируются и в Кыргызстане, и в округе Тараза, и в районе Жаркента. 

Тем не менее, осталось выяснить, кто же был эмитентом, кто владел городом в этот период? И оказалось, что это невероятно сложный вопрос. На монетах же нет ни имени владельца города, ни его тамги. Из письменных источников известно, что приход к власти каана Менгу сопровождался репрессиями по отношению к представителям рода Чагатая и Угедея – многие были казнены. Менгу пересмотрел границы владений этих чингизидских домов. И вроде даже Кайду – царевич из рода Угедея, был сослан в Кайалы. Почему в Кайалыг? Может там была доля Угедеидов во владении города? Территориально же город должен был входить во владения Чагатаидов. В 1260 году каан Менгу умер, и началась отчаянная борьба за власть между чингизидами. Многие территории переходили от одного чингизида к другому. И сказать однозначно, кому же в период интересующей нас чеканки принадлежал Кайалыга, я пока так и не смог. Предположительно, эти выпуски могли принадлежать тому же Алгую, посланному Хубилаем с ярлыком на владение Чагатаидским улусом. Но исследование-расследование продолжается. В 2021 году несколько серебряных монет изучаемого типа поступили в фонды Центрального государственного музея РК и теперь имеют вполне конкретную атрибуцию, благодаря почти четверть вековой исследовательской работе. Новые открытия в истории средневекового Кайалыга и других территорий Казахстана нас еще ожидают.

Статья опубликована в  №54, от 19.05.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Таинственная незнакомка".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!