В преддверии 60-летнего юбилея Виктора Цоя «Вечёрка» встретилась с художником-постановщиком фильма «Игла»

В преддверии 60-летнего юбилея Виктора Цоя «Вечёрка» встретилась с художником-постановщиком фильма «Игла»
Фото: Кайрат КОНУСПАЕВ

21 июня исполняется 60 лет со дня рождения знаменитого советского рок-музыканта, автора песен группы «Кино», поэта, актера и художника Виктора Цоя, снявшегося в главной роли в культовом фильме Рашида Нугманова «Игла».

За роль Моро журнал «Советский экран» назвал Виктора Цоя лучшим советским актером 1989 года. 

С Муратом Мусиным мы встретились, конечно же, у памятника Цою на улице Тулебаева, где снималась знаменитая финальная сцена фильма, в которой впервые зазвучала песня «Группа крови». 

– Мурат Даниярович, как вам памятник?

– Мне нравится, тем более что идея взята из нашего фильма, буквально из кадра. Витя здесь изображен в полный рост, кажется, у него он был 183 сантиметра, плюс пять сантиметров постамент. 

– Где находится дом, в котором жила Дина, и что это за квартира?

– Съемки квартиры проводились в доме, где был магазин «Голубой экран» возле магазина «Кызыл тан». Эту квартиру мы нашли еще до Рашида, по-моему, нам посоветовал ее Саша Баранов, сценарист. 

Мы все вытащили из той квартиры перед съемками, кроме люстры на потолке и камина. Все остальное привезли из киностудии «Казахфильм». Напротив была пятикомнатная квартира, в которой жила вдова известного казахстанского академика, одинокая старушка, тоже в прошлом ученый Татьяна Несторовна (если я правильно запомнил имя). У наследников именитых людей государство тогда забирало лишние квадраты и делало из одной квартиры две. Так вот хозяйка квартиры Оксана жила в одной комнате, а в другой – в гостиной – мы снимали фильм, и иногда в кухне. Всю мебель, которая нам была не нужна, мы перетащили в квартиру напротив, к Татьяне Нестеровне. Власти ее не трогали, давали дожить свой век спокойно.

– Где вы снимали больницу, где работает Дина?

– Это был санаторий МВД вверх по Ленина, с круглым бассейном и рыбками в нем, зимним садом.

– Когда съемки перенеслись на Арал, это стало жутким зрелищем для вас?

– Да, там, где мы ездили, моря уже не было. Трава растет, но она не зеленая, а красная. То есть мутировавшие водоросли стали красной травой. В двадцати километрах от Аральска нашли почти полностью вымерший поселок, несколько мазанок и сарай. Кое-как, в Актау, отыскали хозяина этой мазанки и сарая. В мазанке мы отдыхали, а снимали в сарае. Он был по площади в два раза меньше, чем на моем эскизе и в декорации, которую построил на киностудии, но был все же немного похож на ту мою декорацию. Сарай был заброшенный, я сделал там топчан, прорубил окно, нашел в окрестностях старый якорь от лодки, сеть, повесил ее. С собой ничего не привозили, все нашли на месте. 

– Считается, что Виктор Цой был закрытым человеком, не очень общительным. Каким он был со съемочной группой, как вам с ним работалось? 

– Он уже понимал свое место в социуме, что он значимая фигура и не может позволить себе вести себя неподобающе. На публике никогда не хохмил, но, когда мы оставались в узком кругу: Витя, Рашид, Мурат, Марина Смирнова, которая играла Дину, фотограф Игорь Старцев и я, в этой компании он мог веселиться и шутить. Марина – питерская девчонка, знакомая Вити, он поставил условие, чтобы она снималась в фильме, потому что с ней ему было комфортно, так он был самим собой. И Рашид ему говорил: ничего не надо играть, оставайся собой, ты сам по себе интересен. У него была потрясающая харизма, он заходит – и всё: пространство заполняется им. Люди в его присутствии вели себя немного скованно, потому что в нем была какая-то энергетика. Скажем, если я по жизни как-то поступал – хорошо или не очень хорошо, я соизмерял (особенно раньше) это с тем, как бы на это посмотрел мой командир дивизии Пищев, где я служил в армии, и как бы на это посмотрел Витя Цой. Для меня они как какое-то мерило позиционности что ли, достоинства: Витя сделал бы так или нет? Или Пищев поступил бы так или нет? Витя держал себя в узде, он был очень сдержан. Однажды к нам в общежитие приехал Петя Мамонов с братом, и он пел весь вечер, а Витя скромно сидел в углу. И мы его несколько раз просили, чтобы он что-нибудь спел. Наконец, он согласился, спел две простые песни, полулирические, настроенческие – не ударные, патетические, как «Группа крови» или «Завтра действовать будем мы». До того, как он стал сниматься в фильмах, его творчество знали в основном тинейджеры. Но в период съемок на фильмах «Асса» и «Игла» он стал писать по-настоящему серьезные вещи. В процессе работы на нашем фильме Виктор написал несколько своих знаковых песен. Кинчев, например, считает «Группу крови» самой сильной песней группы «Кино». Можно сказать, что «Игла» прославила Цоя, а Цой задал «Игле» высокую планку и вывел ее на Олимп. 

Статья опубликована в  №69, от 18.06.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Пространство заполнялось им".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!