Волшебные миры художницы Раушан Мамбековой

Волшебные миры художницы Раушан Мамбековой

В мире поэзии всегда пульсирует чувство ритма, подобное биению человеческого сердца. Поэтому, наверное, художник всегда стремится отразить в этом ритме игру света и цвета. И тогда рождается картина, берущая в плен с первого взгляда.

Так создавались дивные композиции нашей современницы, художника от Бога Раушан Мамбековой (1950–2012). Равных ей в подобном не знает искусство нашей страны и далеко за ее пределами. По счастью, большинство произведений Раушан сохранил Госмузей искусств 
им. А. Кастеева.

Начало

Коренная алматинка, Раушан Мамбекова родилась в интеллигентной семье, где одаренному ребенку дали возможность развивать талант художника. Многогранность восприятия всего сущего сразу нашла выражение в рисунках. Все мировые легенды, притчи, сказки, поэмы давали безграничную свободу выражения эмоционального запала девочки.

Поступив в алматинское художественное училище, с блеском его закончив (1971 г.), Раушан поступила во ВГИК – лучший всесоюзный институт, который дал ей возможность совершенствовать свое творчество в сфере пластики движения, цвета, музыки именно в рамках кино. И она не ошиблась в выборе, окончив художественный факультет ВГИКА (1978 г.).

Вернулась домой в Алма-Ату, где сразу представилась возможность пробовать себя в кинематографе. Это – молодая, вновь построенная киностудия «Казахфильм» в новом современном комплексе близ гор и первый очаг профессионального становления для Раушан. И сразу – выставки, активная творческая жизнь.

В искусстве Раушан Мамбековой того периода – 1970–80-е годы – первооткрытием и колоссальным шагом вперед, к собственным истокам, стало создание мультфильмов и станковых листов графики, коим надлежало перевернуть сознание современников о собственной истории и корнях своей культуры.

Путь к истокам

Именно в 1960–80-е годы казахское искусство обретает мощный импульс к развитию. В тесном содружестве с коллегами-учеными – археологами, этнографами, геологами, историками – писатели Казахстана начали заново писать историю культуры Казахии. И вместе с учеными открывают эру кочевников, общие корни тюрков, праисторию древней земли по имени Великая степь (определение Льва Николаевича Гумилева, великого ученого-евразийца), истоки каменной скульптуры, архитектуры и графики скальных пород (петроглифика) древней Казахии. Эта волна мощного пассионарного плана напрямую связана с расцветом и литературы, и изобразительного творчества казахов.

Вот когда пламенное слово прозорливого Поэта создало прообраз грядущей свободной Родины, воспетой сказителями-акынами древности. Олжас Сулейменов гражданственно-патриотическим началом своего творчества вызвал к жизни мощное движение в сознании масс и в Азии, и в Европе, став катализатором давно бурлившего постулата: «Главное – Свобода!». В поэзии она всегда берет в плен прежде всего молодежь. Следом идут остальные.

Счастливое время взлёта

На долю Раушан выпало именно это время – бурного расцвета и волнения, духа преображения и безграничной веры в завтрашний день.

Ориентиры древности, заложенные в генах, дали свои результаты. И естественным образом тема наследия стала связующим звеном прошлого, настоящего и будущего.

Вот почему взлет интереса к искусству молодой художницы был великолепен. И закономерен. События тех и последующих лет напрямую связаны с ее восприятием мира и воплощением в творчестве всего, что составляет смысл и глубину назначения творца, – так именуют живописцев и графиков коллеги.

Для Мамбековой эта страница жизни стала ослепительным первооткрытием. Именно тогда возникли ее станковые графические композиции на тему казахского эпоса и поэзии Олжаса Сулейменова («Звезда Сумбуле», 1985 г.).

Наиболее сильной стороной творчества становится романтизм и духовная свобода. Созданные «для себя», без прямого расчета на конкретное осуществление в книге, они являют образец трогательной самоуверенности станковизма, уповающего только на свои силы, собственное право и возможность вести диалог с автором литературного произведения.

Шагая по миру

Буквально с первых лет самостоятельного творчества искусство Р. Мамбековой стало более чем востребовано. Она первой в Казахстане получила приглашение в Париж с персональной выставкой (1990 г.), чтобы позже вновь и вновь покорять французов своим невероятным искусством (1991 – Клермон-Ферран, 1995 – Лезиньян, Ренн – 1996, 2004, Париж – 1999, 2008, Фонтенбло – 2008). На международной выставке-конкурсе в Лезиньяне Раушан наградили золотой медалью. В 1993 г. – участие в международной выставке «Культура, искусство, бизнес» в Нью-Йорке.

Алматинцам посчастливилось видеть ее персональные выставки в 1995, 2000, 2002 и 2006 годах.

Безусловно, поклонников ее творчества, обретших право частной собственности на ее произведения, огромное множество – в Польше, Франции, Турции, США, Германии, Голландии, Швеции и др. странах.

И вот она, встреча с Индией Раушан Мамбековой. Здесь она увлеченно и смело выносит в своих графических композициях цельное и мощное воплощение зримого эквивалента индийского эпоса и современного художнику представления древних авторов о вечном Востоке, священной земле Махабхарате, вечных символов ее красоты и духовного совершенства с видением юной казашки, обретшей голос в чистом консонансе с вибрациями высокого духовного звучания.

Неудивительно, что подобное «совпадение» вызвало широкий резонанс. И творчество недавней выпускницы вуза стало востребовано повсюду.

Поэзия и сказки

Смею заверить, что последние стали особой точкой отсчета в ее творческой биографии. «Звезда Сумбуле» взорвала пространство. И не фантастика главенствует здесь, а живое чувство художника, в унисон с автором-поэтом воссоздающее образ праистории казахского эпоса, тонко соотнесенного с современным мышлением и видением читателя-зрителя. То же обостренное восприятие красоты казахского древнего быта, всецело пронизанного мелодией песен и стихов, чувством совершенства окружающего мира выразилось в циклах сказок. Особо проникновенен и прост «Ер-Тостик». Блистательно живописные иллюстрации Е.М. Сидоркина к «Казахскому эпосу» сродни по духовному настрою с тем обаянием, что источают композиции Раушан. Она много младше, но утонченность ее восприятия являет здесь образец высокого мастерства и художнической интуиции. 

Именно в мастерской часами «колдовала» она над своими шедеврами, зачастую безжалостно уничтожая готовую работу в поисках совершенства. Большинство ее работ не осталось в пределах мульткино, перекочевав в формат станковых – живописных и графических. Большинство из них кочевало по странам и городам мира в составе выставок. А персональных экспозиций было множество. И за рубежом – во Франции, США, Индии, России и др. странах отношение к ней, естественно, было исполнено восхищения, удивления, восторга. 

Музыка стиха

Что же так покоряет с первого взгляда в графических сюитах Раушан? Они узнаваемы с первого взгляда и не сопоставимы ни с кем. В чем секрет? Все композиции – в цвете. Линеарный рисунок живописно преломляется сквозь гибкую вибрацию линии, преобразуя пространство в волшебный узор, сотканный из гор и степей, обязательно с огромной высоты, в масштабах вселенских, давая воображению простор для лицезрения сказочного действа. И в нем возникает некая загадочная пульсация, свой ритм, ведущий властно и необоримо в пространство, где царит его величество Воображение.

Так иллюзию может обратить в естество лишь мощное начало авторского духа. И потому сцены из «Ер-Тостика», шедевра казахского эпоса, с первого взгляда увлекают в мир мечты.

Да, это изначально казахская легенда с колоритом родного этноса, его духом, традициями, с его неповторимостью. И вместе с тем – это общечеловеческая мечта о мире, где царят согласие, любовь, мечта.

Именно поэтому творчество Раушан Мамбековой на любых вернисажах, в любой точке мира так пленяет аудиторию.

Выставки с ее ослепительными творениями продолжали шествие по миру, открывая ему свой мир – волшебный, по-детски искрений и чистый. Настоянный на соках родной земли, родного неба, музыке родной речи волшебный мир Раушан Мамбековой – ее естество, ее душа, ее тонкая красота. Любить Отечество нельзя научить. Это – в крови. И знакомо каждому землянину. И оно, прорываясь в творчестве, берет в плен однажды и навсегда. Берет сердца и воображение единомышленников по всему свету. Закон природы!

Сауле БЕККУЛОВА, кандидат искусствоведения, доцент, член Союзов художников СССР и Казахстана.