Знай наших

Знай наших
Источник фото: Социальные сети

Казахские батыры-великаны покоряют мир. Уникальный Театр казахских традиций и костюмов ARLAN ZHETE знакомит жителей разных уголков Земли с культурой и обычаями Великой степи.

В этом необычном театре нет актеров, нет премьер, но ему рукоплескали почти на всех континентах, поражаясь величию казахских батыров, великолепию традиционных костюмов и многогранности кочевых традиций.

– За 30 лет, что существует театр ARLAN ZHETE, мы с казахстанским флагом в руках, наверное, неоднократно обошли почти всю нашу планету! Были в Европе и Азии, на Ближнем Востоке, в Африке, Америке, Австралии. Посетили более 35 стран, при этом в некоторых странах Европы и Азии более десяти раз мы поднимали флаг Казахстана. Мы не были только на Южном и Северном полюсе, – рассказывает основатель и бессменный руководитель театра Муслим Жумагалиев, заслуженный деятель искусств РК.

Главная фишка театра – его батыры-великаны, облаченные в исторически аутентичные костюмы номадов, и юные красавицы. Батыров руководитель театра собирал в буквальном смысле с улицы, стараясь избегать актерских штампов, поэтому профессиональных актеров в нем практически нет. Основная часть богатырей – люди разных профессий: военные, спортсмены, банкиры, официанты, железнодорожники, есть даже ученые. Все они ростом от двух метров и выше, крепкого телосложения, но ключевым фактором при отборе батыров является традиционное воспитание и умение быть одной командой. Также претенденты не должны иметь вредных привычек, не сквернословить, придерживаться здорового образа жизни. Для девушек рост совсем не важен, но важны скромность, хороший характер и приятная внешность степной красавицы. Сейчас в основном составе театра шестьдесят молодых людей, а вместе с дублерами полторы сотни. Главный реквизит и сокровище театра – около 300 костюмов ручной работы, воссозданных на исторических основах традиционного костюма. Это одежда саков, усуней, кимаков, кипчаков, киданей, карлуков, западных и восточных гуннов, батыров Золотой Орды и Тюркского каганата, ханов, биев, костюмы воинов хазарского и ойратского периодов. Все выполнено из натуральных материалов – ткани, кожи, меха, металла. Самый легкий мужской костюм весит от 27 килограммов, а некоторые доходят и до 42-х. Все доспехи и костюмы эксклюзивные и не продаются театром.

Сведения о костюмах кочевых народов Муслим Жумагалиев по крупицам собирал со всего мира, в архивах, библиотеках, музеях, сотрудничал с учеными-археологами. Интерес к возрождению традиций Великой степи у него с самого раннего детства. Муслим – из рода потомственных ремесленников, которые более 400 лет передавали секреты мастерства из поколения в поколение.

– Мой дед мастерил костюмы, обувь, головные уборы, изготавливал ювелирные изделия из серебра, конскую сбрую, инкрустированную серебром, утварь, мебель. И в детстве меня окружали все эти предметы, которые мы сейчас называем культурными ценностями. После смерти дедушки многие вещи, сделанные его руками, забрали в этнографический музей, – рассказывает он.

Удивительные вещи окружали его в быту, и всегда казались чем-то обыденным. Лишь спустя многие годы молодой человек понял, какие это ценные предметы – находка для музеев!

– Эти вещи лежали у нас под ногами, висели на стенах, пылились в сарае, мы ими просто пользовались в быту... Помню, у моей бабушки была богатая шуба, которую ей подарили сваты. Шуба была облицована натуральным шелковым бархатом, такого красивого бирюзово-зеленого цвета с вышивкой, а внутри отделана белыми шкурками горностая с хвостиками. Одежда по тем временам (уже перед самой войной) была очень богатая и, естественно, надеть ее было некуда. Так она и висела в доме, приковывая взгляд детворы. И мы втихаря отрывали хвостики горностая и делали из них для себя игрушки – лянги, – вспоминает Муслим.

Тогда мастер по созданию костюмов еще даже не догадывался о своем призвании и мечтал покорять не творческие, а небесные просторы.

– Вообще я мечтал быть летчиком. Да-да, и летать на «кукурузнике»! Потому что недалеко от нашего дома был небольшой аэродром, и я часто наблюдал, как эти юркие самолеты взмывают в облака и кружат над полями! – с улыбкой вспоминает Муслим. – Я считаю себя счастливым человеком, у меня было беззаботное детство в окружении моих бабушек и дедушек, в среде, пропитанной казахскими традициями. Я видел настоящих аксакалов и ажешек, которые родились в конце XIX – начале XX века, которые прошли через невзгоды и голод, воевали в двух войнах, но остались порядочными людьми, это дорогого стоит...
После окончания школы парень стал конюхом, как и его отец. И эта работа ему нравилась. Но вмешалась судьба – молодого человека призвали в армию. Два года он служил в Германии, где участвовал в реставрации Дрезденской галереи и Органного зала И. С. Баха. Там получил рекомендации для обучения в ведущих творческих вузах мира, но решил вернуться домой, в Советский Союз. Спустя год поступил в Алма-Атинское художественное училище по специальности «художник-оформитель», которое окончил с отличием, и позже поступил в Академию искусств имени Жургенова, где решил освоить специальность «дизайн костюма». Уже на третьем курсе оказался с коллекцией своих работ в Париже на молодежных показах. Его модели демонстрировались рядом с коллекциями мэтров всемирной моды – Пьером Карденом, Тедом Лапидусом, Джоном Гальяно, Валентином Юдашкиным и многими другими именитыми кутюрье.

После выступления в Западной Европе дизайнер осознал, что мы ничем не уступаем им. И полностью переключился на создание национальных костюмов. Мотивацией создать нечто уникальное, что могло бы знакомить мир с казахской одеждой и традициями, послужила книга «Исторические костюмы народов СССР», в которой был представлен единственный костюм казахов 1974 года из синтетического дешевого бархата и капрона. Муслим Жумагалиев поставил цель показать, насколько богата и разнообразна культура номадов. Так, в начале девяностых появились первые костюмы для Театра национальных традиций и костюмов ARLAN ZHETE.

– Задумки у меня были еще примерно с 83-го года. Мне тогда было 17 лет. Будучи в Москве, я заглянул на тематическую выставку исторической одежды и доспехов Средней Азии, Алтая и Сибири. Там я увидел шубу – она была из меха, богато украшена. Но больше всего поражали ее размеры – в высоту более 180 сантиметров, с широкими плечами. Тогда я подумал: «Кто же мог носить такие одеяния?» Оказалось, эта вещь Сакского периода с района Катон-Карагай Восточно-Казахстанской области. Я стал внимательно разглядывать остальные экспонаты и заметил, что размеры других доспехов, шлемов, оружия – все довольно-таки крупные. А значит, и батыры наши были высокие и сильные, раз с легкостью управлялись с такими тяжелыми вещами. С того времени эта мысль меня не покидала. Много лет я собирал информацию о костюмах и исторических периодах, создавал первые варианты, экспериментировал с разными материалами.

Как признается мастер, он и сейчас постоянно экспериментирует, осваивает новые техники работы с металлом, деревом, кожей и другими материалами, старается узнать новые подробности и сведения о казахской культуре и истории. 

Влияние творчества Муслима Жумагалиева сейчас прослеживается в театральном искусстве, кино, на эстраде и в культурной жизни. Он создает сценический имидж именитым артистам эстрады, костюмы для кино и театра.

– Как говорил мой дедушка: «Никогда не ходи по избитому пути. Ищи свой путь. Он будет сложнее, но он будет твой». Мой путь – знакомить мир с культурой, традициями и обычаями Великой степи, – говорит Муслим Жумагалиев.