Что осталось за кадром «Кыз Жибек»

Что осталось за кадром  «Кыз Жибек»

Заслуженная артистка Казахстана Меруерт Утекешова приступила к съемкам документального фильма о киноэпосе «Кыз Жибек», где она сыграла главную роль.

Кинопроект, где актриса хочет увековечить память о киноэпосе и тех, кто работал над ним, стал победителем второго питчинга, который провел Государственный центр поддержки национального кино (ГЦПНК). Документальный фильм с игровыми вставками, как обещает Меруерт Утекешова, станет настоящим фильмом-расследованием. Его цель – донести зрителю, через что пришлось пройти творческой группе фильма «Кыз Жибек» 50 лет назад.

Сюжет документальной картины строится на поиске журналистом (в данном случае – Меруерт Утекешовой) ответов на многие вопросы. Например, как 50 лет назад, несмотря на жесткие цензурные и идеологические рамки, финансовые ограничения, слабую техническую базу, а где-то даже и зависть коллег, смог появиться фильм, ставший жемчужиной отечественного кино? Какой посыл оставили кинематографисты тех лет, и как высчитать утраченную формулу создания успешного кино?

По словам актрисы, снять документальное кино о «Кыз Жибек» они с супругом Куманом Тастамбековым планировали давно. Мечтали и о том, что выпустят книгу или памятный фотоальбом о фильме, с которого начиналась их профессиональная карьера. К сожалению, Кумана Тастанбекова два года назад не стало, но Меруерт Утекешова оказалась верна своим мечтам, в том числе и в память о нем. Создавая кино для будущих поколений, она готова к любому формату продвижения – от большого экрана до интернет-платформ.

– Когда в очередной раз смотрю картину, у меня появляется чувство, как будто она только что вышла на экраны, – рассказывает актриса. – Я счастлива, что зрители до сих пор восхищаются теми актерами, которые там снимались. 

– Известно, что в роли Жибек очень хотела сняться жена автора сценария картины Габита Мусрепова – красавица-актриса Раиса Мухамедьярова.

«Он (Габит Мусрепов. – Ред.) не хотел, чтобы я снималась, – вспоминала она в документальной картине Сергея Азимова «Поздняя любовь классика». – И лишь бы уважить меня, сказал: «Мы с Султаном Ходжиковым решили написать сценарий «Кыз Жибек». – «А я буду там сниматься?» – «Будешь», – был ответ.

Я все ждала, когда же меня пригласят на пробы. Потом вдруг узнаю, что они уже закончились. С этого момента у меня в душе появился какой-то дискомфорт, ощущение, словно меня предали, а я не люблю предательства. И все, после этого у нас так и не наладились отношения».

17-летняя алматинская школьница Меруерт Утекешова пришла пробоваться на роль Жибек после того, как в газете «Лениншiл жас» вышла статья «Кто сыграет Кыз Жибек?» В ней сообщалось, что сценарий уже утвержден, идут фотопробы на роль Жибек, в которых может принять участие казахстанская девушка. Это был январь 1968 года.

Газель Магавина, ассистент режиссера, была первым человеком, который встретил ее на киностудии.

– Она со мной побеседовала, потом были фотопробы. Провожая меня к выходу, Магавина сказала: «А теперь жди». И я ждала. Январь, февраль, март, апрель... Приглашение пришло в конце мая, когда я уже и мечтать перестала о роли Жибек. 
В назначенный день специально пришла пораньше, но в огромном холле киностудии уже было полно девушек одна краше другой – большеглазых, белолицых, а я – такая вся обычная, стеснительная, немногословная. Посмотрела на них и подумала: «Наверное, даже и не стоит тягаться». Собралась даже уходить, но тут меня увидела Газель-апай, взяла за руку и завела на худсовет без очереди.

Читала я Эдуарда Асадова, которым в то время очень увлекалась. Для меня выйти к школьной доске перед всем классом было мукой, а тут чужие люди… Но все же проявила характер. У актеров есть такое понятие – внутренний монолог. Хотя в то время я о нем и представления не имела, но помню, переступая порог комнаты, где сидели члены худсовета, самой себе сказала: я должна!

Когда меня пригласили на повторную встречу, поняла, что оставила у членов худсовета хорошее впечатление. Потом нас, нескольких девочек, одной из которых предстояло сыграть Жибек, а другим – ее окружение, отправили тренироваться на ипподром. Страху там натерпелась! Лошади скачут по кругу, однажды одна из них пошла галопом и – все за ней. Потом меня стали тренировать отдельно, но при этом ассистенты режиссера продолжали искать по школам девушек на роль Жибек.
Дома у меня состоялся разговор с мамой. Когда я ей сказала, что если не пройду на главную роль, то буду играть в массовке, она поставила условие: «Ты будешь сниматься, только если будешь играть Жибек». А сказала она так, потому что в то время девочек воспитывали строго. Мама знала, что исполнительницу главной роли будут оберегать от лишних контактов. Слишком дорого стоило съемочное время, чтобы рисковать ее физическим и моральным здоровьем. Рядом со мной постоянно были главные гример и художник картины Раиса Дмитриевна Аранышева и Гульфайрус Исмаилова, которые пуще родной матери смотрели за мной.

К концу лета меня и еще несколько девочек худсовет утвердил, но опять же сказали, что нас еще нужно посмотреть на экране. Я не вникала, но чувствовала, что в худсовете шли жуткие споры. Там боялись, что девочка, только-только сдавшая выпускные экзамены в школе, не сможет сыграть в двухсерийной картине.

На главную роль меня окончательно утвердили только потому, что Ходжиков настоял, что Жибек должна сыграть юная девушка. Иначе, считал он, народ не примет картину. Мне нужно было сыграть не просто красавицу, а донести до зрителя внутренний мир Жибек. Чувство ответственности было до того огромным, что от него притуплялось чувство боли. Помните, эпизод в конце фильма? «Ақбозат, иең қайда?» – «Акбозат, где твой хозяин?» – спрашивает у лошади Жибек, когда та вернулась без Тулегена. Лошадь мне тогда встала на ногу, но я терпела. Эпизод был так хорошо сыгран, что Ходжиков сделал мне маленький подарок. На деревянной дощечке с его автографом, которая сегодня является для меня самой дорогой реликвией, написано: «Альту (так звали мою лошадь) и Кыз Жибек».

Возможно, роль Жибек отчасти перечеркнула мою актерскую судьбу… Да, я снималась позже в других картинах, были роли в театре, но меня помнят только как Жибек. С одной стороны, это большое счастье. Когда мы с Куманом (Куман Тастанбеков – исполнитель роли Тулегена) ездили по районам, в клубах собиралась масса народу. Они приходили, чтобы только посмотреть на нас, притронуться к моей руке...

Асанали Ашимов, интервью с которым в документальной картине Меруерт Утекешовой будет одним из центральных, в «Кыз Жибек» сыграл наиотрицательнейшую роль – соперника Тулегена – Бекежана так, что, как сказал Оралхан Бокеев, «положительный герой был убит не только физически, он просто померк в глазах зрителя: после выхода на экраны фильма «Кыз Жибек» симпатии людей оказались на стороне эмоционального, обнаженного в своих чувствах, а потому искреннего Бекежана».
Фрагмент из книги народного артиста СССР «С любовью – ваш Асанали», где он рассказывает о том, как шло утверждение на эту роль, мы публикуем с любезного разрешения автора.

«Популярность, успех – это внешняя сторона нашей тяжелейшей профессии. Она благоволит не каждому. Чтобы раскрыться, творческой личности кроме таланта нужно удачное стечение обстоятельств, сценическое обаяние, а еще внутри должен сидеть… дьявол. Без него сыгранная тобою роль не западет в душу зрителя.

Почему я, к примеру, влюбился в образ Бекежана еще до того, как меня утвердили на роль в «Кыз Жибек»? Актеру там есть где развернуться, потому что у этого персонажа дьявольский темперамент, в нем столько намешано! Это и благородный степной рыцарь, это и каракши – головорез, разбойник, готовый любой ценой отстоять свое достоинство. Был бы он совсем плох, народ не дал бы ему столь звучное и красивое имя – Бекежан. Это образ, рассчитанный на тех, кто кроме черного и белого умеет различать и богатство полутонов. Поэтому мне и интересно было играть.

Мой Бекежан в обыденном представлении – темный человек, но я разглядел в нем ангельские черты. Кульминация роли наступает с появлением Тулегена.

Когда отец девушки склоняется на сторону нового жениха, Бекежан задает ему вполне резонный вопрос: «Где ваши обещания?» И услышав в ответ уклончивое: «Айналайын, ищи свою судьбу в другом месте», – напоминает вероломному старику: «Я не одинок в этом мире. Когда подступает враг, вы находите меня, кроме меня некому защитить ваш аул. И здесь я тоже найду выход».

А потом, вложив саблю в ножны стремительным движением, грозно прощается: «Қош!» И с этого момента начинается мой Бекежан».

– На днях наш фильм снова показывали на телеканалах, – говорит Меруерт Утекешова. – И я, просматривая сейчас картину заново, нахожу новые нюансы, тонкости, которые до этого не замечала. Мы уже подготовили архивные документы, переговорили с теми, кто будет сниматься в картине. Последнее – задача не из легких. Надо понимать, что люди, которые участвовали в фильме, все уже в возрасте, а многих уже нет в живых: режиссера Султана Ходжикова, автора сценария Габита Мусрепова, композитора Нургисы Тлендиева, художника-постановщика картины и исполнительницы роли матери Кыз Жибек Гульфайрус Исмаиловой, Кумана Тастанбекова – Тулегена… Душа моя просто требует этого – я должна рассказать об этих великих людях. Тем более что это была наша с Куманом задумка при его жизни – отдать дань уважения всем, кто создавал этот фильм.