Дефицита сахара нет, но сахарный ажиотаж не стихает

Дефицита сахара нет, но сахарный ажиотаж не стихает
Источник фото: icdn.lenta.ru

К общей «сахарной панике» привела несогласованность министерств, которые перекладывали вину на самих казахстанцев. 

Продажи сахара в РК просели почти на 20%: по итогам января–апреля текущего года объем реализации на внутреннем рынке составил лишь 125,3 тыс. тонн, против почти 155 тыс. тонн в аналогичном периоде годом ранее, сообщает Vecher.kz со ссылкой на EnergyProm.

Доля отечественных сахарных заводов на рынке составила 51,5%, против 42,2% годом ранее, но отнюдь не за счет роста производства: напротив, выпуск в секторе сократился почти на 2% за год, до 64,6 тыс. тонн. Однако импорт за этот же период просел и вовсе на треть, до всего 60,8 тыс. тонн, против порядка 90 тыс. тонн годом ранее.

Наш ключевой поставщик сахара – Россия. Ранее уже писали, что такая ситуация опасна для сахарной отрасли Казахстана, еще в 2020 году, и примеры негативного влияния высокой доли российского импорта уже наблюдались – от демпинга, подрывающего казахстанское производство, до искусственного дефицита. В текущем году мы в очередной раз столкнулись с проблемой высокой доли импорта в секторе, когда Россия для стабилизации цен на своем внутреннем рынке ввела запрет на экспорт сахара.

Несогласованность заявлений профильных министерств, привела к общей «сахарной панике» на рынке, пока МСХ и МТИ опровергали друг друга или перекладывали вину на самих казахстанцев. С заявлениями, вызывающими лишь недоумение, выступали и акиматы, фактически обвинив во лжи предпринимателей, пострадавших от дефицита сахара и сворачивающих производство. Это выглядело тем более странно, что речь шла о крупных компаниях в тех сферах, которые от наличия сахара зависят напрямую – например, в кондитерском производстве (включая гиганта АО «Лотте Рахат»).

Рассмотрим подробнее ситуацию с импортом в РК тростникового или свекловичного сахара и химически чистой сахарозы (это сырье для изготовления сахара нашими заводами). Общий объем импорта в секторе за четыре месяца составил 118,6 тыс. тонн – на 23% меньше, чем годом ранее.

Из России завезли 60,5 тыс. тонн сахара и сахарозы – на 24,4% меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом непосредственно за апрель, с учетом запрета, в РК из РФ импортировали лишь незначительные 383,2 тонны продукции, против 22,6 тыс. тонн в апреле прошлого года (то есть меньше почти в 60 раз).

Следом по объемам импорта идет Бразилия: 57,7 тыс. тонн за четыре месяца – на 2,3% меньше, чем в прошлом году.

На Россию и Бразилию в совокупности пришлось 99,6% всего объема импорта сахара и сахарозы в РК, поэтому неудивительно, что ситуация с перекрытием импорта из РФ, несмотря на все заявления казахстанских ведомств, серьезно ударила по нашему рынку.

В целом меры по спасению ситуации действительно принимаются. Так, чтобы снизить стоимость поставок импортного сахара на внутренний рынок, на внеочередном заседании Совета Евразийской экономической комиссии МТИ продлили для РК квоты на беспошлинный импорт белого сахара и сахара–сырца до 31 октября 2022 года, вместо 31 августа. Казахстан ведет переговоры и об увеличении размера квоты на беспошлинный импорт белого сахара и сахара–сырца.

Кроме того, правительство одобрило План мероприятий по стабилизации ситуации на отечественном рынке сахара на пятилетний период. В рамках плана планируется увеличить площади посева сахарной свеклы, провести реконструкцию и строительство оросительных сетей, модернизировать сахарные заводы, защитить внутренний рынок и оказать меры государственной поддержки сектору (и о необходимости этих шагов мы тоже писали еще в 2020 году, когда говорили об уязвимости сектора).

Для сдерживания роста цен на социально значимые продовольственные товары (СЗПТ), в которые входит и сахар, также предпринимаются меры. К слову, действующая схема сдерживания цен – очень полезная система, просто в условиях дефицита она не работает. Поясним: по этой схеме торговые сети («Вкусмарт», Small, Magnum, Aqmol, Toimart и прочие) через социально–предпринимательские корпорации (СПК) получают льготные кредиты (под 0,01% годовых). На эти средства сразу закупается продукция, цена на которую потом фиксируется, а наценка сети не превышает 3%–5%.

Вот только для того, чтобы система работала, эта самая продукция – будь то сахар или любой другой вид СЗПТ – должна быть в наличии у дистрибьюторов. Если продукции в условиях дефицита не хватает, никакой льготный заем не поможет. Дело не в наценке, а в отсутствии продукта на полке. Причем чем дешевле, с учетом всех договоренностей между государством и сетями, эта продукция будет стоить, тем быстрее ее просто сметут.

Конечно, выделение займов через СПК и обнуление таможенных пошлин – важный шаг, но не менее важно, чтобы государство на своем уровне также помогало искать поставщиков, привозить товар, организовывать логистические цепочки, не говоря уже про остро необходимую поддержку отечественного производства. Ведь дефицит любых СЗПТ всегда ведет к ажиотажу, а ажиотаж – к спекуляциям.

Чтобы оградить СЗПТ по фиксированным ценам в целом и сахар в частности от спекулянтов и перекупщиков, сети фиксируют продажи: например, не больше 2–5 кг сахара в одни руки. Летом, в сезон заготовок, это вызывает колоссальные очереди, давку и в целом рост социального недовольства. Альтернатива тоже пессимистична: приобретение сахара в небольших магазинах или на базарах, где цены вдвое выше. Опять же, в обычной ситуации такие неконтролируемые государством точки продаж не завышают цены сверх меры, иначе потеряют клиентов, которые уйдут в крупные сети – и это тоже часть действия механизма сдерживания стоимости СЗПТ. Но при отсутствии товара в крупной сети или его лимитированных продажах спекулятивный рост цен вне партнерских сетей уже не остановить.

Заметим: по официальным данным, по итогам июня стоимость сахара–песка в городах РК в среднем составила 506 тг за кг. Рост цен, даже по официальной статистике, составил сразу 13% за месяц, 71,3% с начала года и 78,7% за год.

Дороже всего среди крупных городов и мегаполисов РК сахар стоил в Алматы (537 тг за кг), следом идут Конаев (526 тг за кг), Атырау (512 тг за кг), Туркестан (512 тг за кг) и Кокшетау (504 тг за кг). А самый дешевый сахар продавался в Актобе и Петропавловске – 440 тг и 442 тг за кг соответственно.

При этом, несмотря на все меры, предпринятые профильными министерствами и местными исполнительными органами, сахарный ажиотаж не стихает. Так, в Актау, где, по данным БНС, сахар достаточно дешевый (всего 472 тг за кг), несмотря на заверения местных властей о временных трудностях, происходит давка при покупке дефицитного сахара, который выдают по 2 кг в одни руки, сообщил Хабар24. При этом, по сообщению Inbusiness.kz, стоимость сахара у перекупщиков достигала 940 тг за кг.

В Караганде за сахар была самая настоящая битва, в которую пришлось вмешаться полицейским – также из–за лимита продаж в одни руки. В других городах сахар по льготной цене тоже приходилось добывать с боем, как видно на кадрах Tengrinews.kz.

В целом цены на сахар в РК значительно выше, чем в официальных статистических данных, что, опять же, указывает на спекуляции перекупщиков. Так, в Актобе и Костанае сахар может стоить до 900 тг за кг, в Павлодаре – около 800 тг за кг.

Проблема в том, что сейчас экстренно что–то решить и быстро исправить ситуацию уже не получится, даже при том, что многие предпринимаемые на государственном уровне меры эффективны и правильны. Несмотря на все попытки акиматов и министерств переложить вину на спекулянтов, магазины или самих казахстанцев, основная причина в том, что проблема эта – давняя и запущенная, и связанные с ней опасности игнорировались. Поэтому сейчас все принимаемые меры выглядят как попытка потушить пожар, охвативший целый город, ведрами воды, выплескиваемыми куда–то в огонь наугад.

Остается надеяться, что уже упомянутый План мероприятий по стабилизации ситуации на отечественном рынке сахара будет работать, причем системно. Мы же можем только повторить: согласно пороговым значениям экономических показателей безопасности страны, оптимальный уровень самообеспеченности продовольствием составляет 75%. Пока сахарные заводы страны не будут обеспечивать потребности казахстанцев хотя бы на три четверти, сегмент сахара будет под угрозой. Пока посевы сахарной свеклы будут недостаточными, а заводы будут по большей части зависеть от импортного сырья, опасность будет оставаться серьезной. Пока местные производители не будут защищены, ничего не поменяется.

Более того: пока госорганы не научатся работать честно и прозрачно, в полном соответствии с принципами слышащего государства, любая замалчиваемая проблемная ситуация – игнорируемый ли дефицит или отрицаемый рост цен и ажиотаж, будет увязать в кабинетах, подрывая доверие населения к властям и создавая социальную напряженность.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram–канал!