Добровольный отказ от кредитов: нужен ли Казахстану подобный закон?

Добровольный отказ от кредитов: нужен ли Казахстану подобный закон?
Источник фото: Рixabay

Вопрос, что делать с мошенничеством в сфере онлайн-кредитования, остается риторическим. Но все же решаемым.

В цитате небезызвестного Виктора Черномырдина «хотели как лучше, а получилось как всегда» скрыт глубокий смысл. Цифровизация, которая несет в себе целый кулек удобств и достоинств, имеет и другую сторону. Всегда найдутся люди, которые используют онлайн себе во благо. Причем «себе во благо» так или иначе означает «другим во вред». Годится ли «добровольный запрет» кредитования, активно обсуждаемый в России, для Казахстана, и что можно сделать сейчас, чтобы обезопасить казахстанцев от мошенников, рассуждают эксперты в беседе с корреспондентом Vecher.kz.

Деньги – наркотик

Сначала попробую объяснить, откуда у казахстанцев такая сильная тяга к решению любых проблем кредитами.

В период быстрого роста экономики, когда вещь купленная, условно говоря, за $100 тыс. через три месяца стоила $200 тыс., казахстанцы привыкли кредитоваться когда захотят и брали, сколько захотят. Потенциальных заемщиков особо не проверяли и давали деньги практически по первому требованию. Дошло до того, что, собираясь на торжество к родственникам, можно было взять в кредит 500 тыс. тенге, из которых половина предназначалась в качестве подарка, а остальное тратилось на себя родимого.

Мировой кризис, который начался с обвала деривативов в США, слегка отрезвил этот нескончаемый сабантуй. Государство было вынуждено помочь банкам, чтобы не потонули, требования к заемщикам стали ужесточаться, а ревизия финансовых институтов выявила серьезные проблемы с безвозвратными кредитами.

В марте 2019 года Нурсултан Назарбаев добровольно покинул пост Президента, уступив место Касым-Жомарту Токаеву. Новый Глава государства сделал именно то, что от него и ожидали – кредитную амнистию. Оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации казахстанцам оказали социальную помощь в виде погашения задолженности по беззалоговым потребительским займам на сумму до 300 тыс. тенге. Ожидания были самыми что ни на есть правильными: снять с казахстанцев долговое ярмо и сделать платежеспособными. В начале января 2021 года Агентство РК по регулированию и развитию финансового рынка озвучило результаты акции. Задолженность по кредитам списали 578 тыс. граждан на сумму 120 млрд тенге, при этом долги 52% граждан погашены в полном объеме. Дополнительно списаны штрафы по всем беззалоговым потребительским займам 1,2 млн граждан на 33,6 млрд тенге.

Сунешь палец в рот – по локоть откусит

Этой всем известной поговоркой можно объяснить то, что случилось после кредитной амнистии.

Накануне акции Президент Казахстана четко и ясно дал понять, что это разовая акция и продолжения не будет.

Однако аппетит приходит во время еды.

В дальнейшем лидеры политических партий часто обращались к властям с требованием продолжить прощать кредиты. Если есть такой способ «накачать» рейтинг популизмом, то грех не воспользоваться.

Вот, в принципе, весь бэк, который, в конце концов, и привел к ситуации, когда из-за пандемии и потери работы казахстанцы стали испытывать финансовые трудности, а другого пути, как занять денег в банках, они не знают.

А мы уйдем на север!

Причем не нужно быть слишком умным, чтобы не уловить взаимосвязь между амнистией и кредитной историей. Так как она подпорчена, банки под давлением регулятора перестали воспользовавшимся амнистией давать кредиты.

Но в банках денег много, а спрос людей решить проблемы с помощью займов, наоборот, усилился. Это как снежный ком: чем дальше катится, тем больше снега прилипает. Тогда на помощь банкам пришли микрофинансовые организации. Ситуация вполне напоминает то, о чем в своей книге «Книга джунглей» написал Редьярд Киплинг. Шакал по кличке Табаки заявил – «а мы пойдем на север». В нашем случае деньги, как отмечалось в статье «От БВУ и МФО к частным займам: не вернутся ли нравы лихих 90-х?» пошли по схеме «банк – МФО – клиент».  

Вполне естественно, что появились и те, кто хочет нажиться на вполне естественном желании людей не стать банкротами.

Вот и вся механика процесса, который стимулировал мошенничество по онлайн-кредитам, заставил нервничать власти (пока подспудно) и правоохранительные органы (открыто).

Добровольный отказ ситуацию не изменит

Ранее российские СМИ сообщили, что в Госдуме подготовили законопроект, который позволит гражданам заранее отказываться от любых кредитов и не платить по ним, если их все-таки оформят. Так депутаты хотят защитить заемщиков от оформления мошеннических ссуд.

Эксперт международной брокерской группы Tickmill Арман Бейсембаев считает такую меру неэффективной, но возможной.

«Сложно придумать ситуацию, при которой человек мог бы сам пойти и выписать себе же запрет на кредитование. В некоторых исключительных случаях, вероятно, этим будут пользоваться. Поэтому пусть такая мера лучше будет, чем нет», – соглашается он.

По мнению эксперта, добровольный отказ от кредитов – это лишь заплатка на кафтане, который представляет из себя лохмотья.

«Сказать, что это кардинально поменяет ситуацию в обществе – совершенно точно нет. Ровно по тем самым причинам, о которых я говорил выше», – считает экономист.

Как кодирование от алкоголизма

Аналитик инвестиционной компании «EXANTE» Андрей Чеботарев, как и его коллега, сомневается в эффективности добровольного отказа.

«Детально про это (добровольный отказ) мало что знаю, но опыт (российский, если внедрят) перенять можно. К примеру, можно заранее обговорить запрет оформления на ваше имя микрозаймов, и забываете об этом. Конечно, придется потратиться банкам, чтобы внедрить какие-то новые разработки. Поэтому такой подход вызывает слишком много вопросов», – считает он.

В свою очередь финансовому консультанту Расулу Рысмамбетову идея добровольного запрета, наоборот, понравилась.

«Многие люди к ней обратятся. В каком-то смысле это может работать как кодирование от алкоголизма по отношению к тем, кто постоянно берет кредиты. Впрочем, для этого есть и просто черный список от кредитного бюро», – вспомнил он.

Двери распахнуты настежь

Арман Бейсембаев полагает, что жаловаться на здоровье, когда настежь распахнуты двери и гуляет сквозняк, по меньшей мере, глупо. И призывает к информационной и кибергигиене.

«Факт в том, что многие так охотно верят в миф про чипирование и так этого боятся, даже не осознавая, что мы сами столь же охотно делимся всей конфиденциальной информацией о себе на различных сайтах, в соцсетях и мессенджерах. В эпоху интернета и тотальной прозрачности наш смартфон – это и есть тот чип, который собирает всю информацию о нас, и знает о нас больше, чем мы сами знаем о себе», – уверен он.

По словам эксперта, люди с удовольствием отправляют друг другу различные сканы документов в мессенджерах, делятся своей геопозицией и геолокацией в соцсетях, рассказывают о себе подробности своей жизни незнакомым людям, о которых подчас даже ближайшие родственники могут не подозревать. И все это происходит совершенно добровольно.

«При этом пароли и доступы к банковским приложениям и счетам настолько просты и банальны, что мошенники обычно легко подбирают эти пароли, просто проштудировав ваши соцсети, откуда, при должной подготовке, они узнают все ваши сильные и слабые стороны, манипулируя которыми они уводят ваши деньги и оформляют кредит на ваше имя», – добавил экономист.

Кто дает, тот и несет ответственность 

Эксперты Андрей Чеботарев и Расул Рысмамбетов предлагают не следовать принципу «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», а поднапрячь тех, кто кредиты дает.

«На мой взгляд, лучше приравнять оформление микрозайма к процессу получения электронной цифровой подписи. То есть обязательный видеозвонок, подтверждение данных через единую базу и только после полной идентификации вести речь о микрозайме. Это снимет все имеющиеся вопросы», – убежден аналитик инвестиционной компании «EXANTE».

По его мнению, не стоит увлекаться борьбой с махинациями, так как мы с водой выплеснем ребенка и усложним процесс выдачи кредитов. 

«Кредитное учреждение, выдавая заем, должно нести некоторые риски и минимизировать их через изучение клиента, страхование рисков и применять другие инструменты. Если за неправильно выданный кредит ответственность будет нести банк, МФО или другая структура – этого хватит, чтобы мотивировать кредитные учреждения работать над собой», – подытожил финансовый консультант.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!