Голос бескрайней степи

Рухани жаңғыру: главные ценности

Голос бескрайней степи
Фото из семейного архива Ержановых-Оспановых

В этом году исполняется 120 лет со дня рождения певца, актера и композитора Манарбека Ержанова.

Критики говорили, что своим голосом Манарбек Ержанов способен передать дух степи – во всех ее голосовых оттенках и красках, а профессиональные композиторы были покорены его сочинительским дарованием. Звания народного артиста республики тенор был удостоен в возрасте 37 лет, но народной любовью обладал практически столько лет, сколько выступал на сцене. Манарбеку Ержанову стоя аплодировали крупнейшие залы, включая Большой театр. Но, выходец из казахской глубинки, он особенно любил выступать перед сельчанами. Обычно, прознав о том, что с концертом приезжает Ержанов, аульчане возводили юрту без ее передней части – алды. Так они обустраивали сцену для своего любимого артиста…



Ожившая память

Гаухар Ержанова перебирает книги, пожелтевшие газетные вырезки, рукописи, фотографии – эти материалы хранят память о жизненном и творческом пути ее отца.

– Бывало, что папа рассказывал о своем детстве нашей маме Зарифе. Маму нельзя было назвать сентиментальным человеком, она отличалась строгостью, волевым характером. Но слушая его рассказ, не могла сдержаться, роняла слезу, – вспоминает Гаухар Манарбековна.

В детстве будущему тенору и композитору приходилось нелегко. Он рано лишился отца, нужда заставила браться за любой труд – наниматься пастухом, ловить рыбу, грузить тяжести. Суровые будни скрашивала мать – известная в районе народная певица Накбала. Она обладала мелодичным голосом, пела и аккомпанировала себе на домбре.

– Папа впитывал эти мелодии. Он не был обычным слушателем, сам брал домбру, подбирал эти песни, а к подростковому возрасту выяснилось, что у него сформировался сильный и красивый голос, – продолжила рассказ Гаухар Ержанова.

Юноша не только подбирал на слух песни матери, но и пробовал сочинять. Он прислуживался к звукам степи, с помощью домбры пытался передать шум ветра, пение птиц, характеры людей. Так у Манарбека Ержанова стали рождаться собственные сочинения.

– Папа рассказывал, что как-то вместе с друзьями захотел услышать клики лебедей. Друзья пришли на озеро, терпеливо ждали, и вот зазвучали сильные трубные лебединые клики: ганг-го, ганг-го, гак-ку, гак-ку… Папа был очень впечатлен. Примчавшись домой, он попробовал передать эти клики звуками музыки, в итоге родилось музыкальное произведение «Аққу көл».

Путь в искусство

Постепенно юноша стал понимать, что музыка – это его будущее. Чтобы развивать свое исполнительское мастерство, он попросился в ученики к известному в Центральном Казахстане импровизатору Кусенбаю. Акын взялся обучать Манарбека, а практикой стало выступление на праздниках в аулах родного Центрального Казахстана: авторитет молодого музыканта рос, и его все чаше и чаще приглашали выступать в разных селах, на праздниках, участвовать в айтысах акынов.

Начинались новые времена. С крахом царского режима и общественными преобразованиями у молодежи, невзирая на сословия, появилась возможность получать образование. Манарбек Ержанов решил поехать на учебу в Алма-Ату. Но останавливала нужда, чтобы заработать на поездку, молодой певец и композитор стал еще чаще выступать в аулах.

– В одном из сел у него состоялась судьбоносная встреча еще с одним будущим корифеем казахского театрального искусства – Канабеком Байсеитовым. Но тогда, в 1924 году, Байсеитов был обычным участковым милиционером, – продолжила Гаухар Ержанова.

В последствии Байсеитов описал знакомство с Манарбеком Ержановым в своей книге «На всю жизнь». Это издание хранится в семейной библиотеке Ержановых.

– Канабек Байсеитов вспоминал эту встречу так: уездное руководство направило его в командировку на юг Балхаша. Радушный аульчанин, у которого он остановился на ночлег, предложил гостю послушать одного молодого певца, выступавшего в ауле. Когда певец переступил порог, Канабек увидел юношу в стареньком чапане и видавшей виды шапке. Это был Манарбек Ержанов. Импровизатор бережно развернул домбру и стал настраивать инструмент.

«Через некоторое время джигит запел. Его голос звучал так поразительно звонко, что у меня дрогнуло сердце, по телу пробежали мурашки. Такого сильного и красивого голоса я не только ни разу не слышал, но даже не предполагал, что человек может обладать таким голосом», – процитировала Гаухар Ержанова отрывок из книги.

Канабека Байсеитова переполняли чувства, покоренный концертом, он выделил Манарбеку Ержанову коня, чтобы музыкант смог добраться до Алма-Аты.

Звезды зажигаются 

Театрально-музыкальная самодеятельность стала отправной точкой к началу профессиональной карьеры Ержанова. Народного музыканта заметили, оценили его творческий потенциал и в 1935 году пригласили в только что открывшийся первый Драматический театр в Кзыл-Орде. Придя в труппу, Манарбек Ержанов влился в целое созвездие народных дарований. В их числе были Амре Кашаубаев, Иса Байзаков, а будущий народный артист СССР Калибек Куанышпаев стал близким другом Ержанова.

В этот же период состоялось открытие музыкальной студии для подготовки профессиональных оперных певцов. Манарбек Ержанов был зачислен в нее одним из первых.

– Тогда же Ержанова включили в труппу первого состава артистов Казахского музыкального театра – будущего Академического театра оперы и балета имени Абая. Когда 13 января 1934 года театр представил свою первую постановку – музыкальную комедию Мухтара Ауэзова «Айман-Шолпан», роль народного любимца пастуха Жараса исполнял Манарбек Ержанов, – продолжила рассказ о творческом пути отца Гаухар Ержанова.

Звездный час

Вскоре после открытия театра артисты труппы стали готовиться к значимому событию: первой декаде казахской литературы и искусства в Москве, которая планировалась на май-июнь 1936 года.

К декаде композитор Евгений Брусиловский создавал музыкально-драматический спектакль «Кыз Жибек», который в последствии был дополнен партитурами и стал первой казахской оперой.

– Брусиловский приглашал к себе акынов, они напевали и наигрывали мелодии, композитор их оркестровывал и вплетал в полотно партитуры. В основном работа шла плодотворно, но Брусиловскому долго не удавалось найти подходящий мотив для партии акына Шеге и он обратился к Манарбеку Ержанову. Папа что-то сходу наиграл на домбре, а потом попросил дать ему ночь. К утру партия Шеге была готова, – продолжила рассказ дочь музыканта.

За место в основном составе, который должен был представлять Казахстан на первой декаде, развернулась большая конкуренция – наряду с Ержановым рассматривали кандидатуры еще нескольких теноров. Но решающее значение сыграла сочиненная певцом и композитором ария Шеге. Было ясно, что ярче Ержанова ее не споет никто.

Исполняя на сцене Большого театра арию Шеге, казахский тенор поразил москвичей необычайно сильным и красивым голосом. Под продолжительную овацию он долго тянул высокую ноту, до тех пор, пока не смолкли последние аплодисменты. И после этого зал вновь разразился овацией. Это был звездный час молодого певца.

Крупнейший музыковед академик Борис Асафьев, присутствовавший в Москве на премьере «Кыз Жибек», обращаясь к музыкальному критику Виктору Городинскому, сказал о Манарбеке Ержанове: «Этот певец принес бескрайнюю казахскую степь на сцену Москвы».

Хлебосольный дом

После выступления на декаде Манарбек Ержанов уже воспринимался как известный оперный артист. Фактически с интервалом в два года музыканту были присвоены два звания – сперва заслуженного, а затем и народного артистка Казахской ССР. Манарбек Ержанов обзавелся семьей, появились дети, жилплощадь.

– Бытовые условия существенно улучшились. Но слово «быт» можно было применить скорее к маме, нежели к папе. В быту он был  неприспособленным человеком. Однажды маме пришлось лечь в больницу, и все в доме буквально встало: мне, в ту пору маленькому ребенку, некому было заплести косы, помочь собраться в школу. Когда маму выписали, мы испытали огромное облегчение, – продолжила рассказ дочь певца и композитора.

Трехкомнатная квартира в доме на пересечении улиц Мира и Виноградова (ныне Желтоксан и Карасай батыра) была уютной. Она размещалась на первом этаже – так захотел Ержанов: певец страдал болезнью сердца и ему было непросто подниматься по лестнице.

Дом Ержановых был хлебосольным, семья артиста любила принимать гостей, ценила теплоту дружеских встреч. На этих вечерах главным героем был Манарбек Ержанов – он рассказывал легенды о знаменитых батырах, героях степи – все собравшиеся с удовольствием слушали.

Между тем и хозяйка дома поддерживала разговор – она была эрудированной, образованной, выписывала и читала газеты, журналы, что, как отмечает Гаухар Ержанова, для казахской женщины довоенного периода было редкостью.



Внезапное вдохновение

Дома Манарбек Ержанов практически никогда не пел, но расположившись на ковре и сложив по-восточному ноги, играл на домбре мелодии, кюи, много сочинял, причем бывало, что композиторская мысль его озаряла ночью.

– Коллеги папы – профессиональные композиторы неоднократно подчеркивали, что он обладает профессиональным музыкальным мышлением. Но музыкального образования он не получил и нот не знал. Поэтому, когда ночью к нему приходила мысль, он будил меня, чтобы я записала сочиненную папой мелодию, – продолжила Гаухар Ержанова.

Природная чуткость

Продолжая воспоминания, дочь тенора и композитора рассказала, что Манарбек Ержанов был добрым, чутким человеком.
– В разгар сталинских репрессий в дом нашей родственницы – врача Асии Хасеновой пришла беда, арестовали отца. После этого люди стали к ней недоброжелательны, с презрением говорили: мол, вот идет дочь врага… Как-то, не выдержав всего этого, она прямо на улице упала в обморок. На счастье, рядом оказался папа. Он помог ей прийти в себя, подняться, довел до дома, успокоил и сказал: знай, что твой отец ни в чем не виновен, он честный и порядочный человек, – проложила Гаухар Ержанова.

Национальное достояние

Дочь музыканта настаивает: жизнь отца была счастливой, хотя и короткой: он прожил 65 лет, дни сократила болезнь сердца, которая была с артистом с детства.

Всю жизнь после окончания Казахской государственной консерватории имени Курмангазы Гаухар Ержанова проработала на казахском радио, стала основоположником отдела «Алтын қор» – «Золотого фонда голосов» и возглавила его. Из десятилетия в десятилетие вместе с коллегами она пополняла фонотеку. В числе уникальных материалов «Алтын қор» хранит записи произведений, сочиненных и исполненных народным артистом Казахской ССР Манарбеком Ержановым. На этих звучащих в радиоэфире записях выросло не одно поколение казахтанцев – на них воспитывается современная молодежь.

Наследие Манарбека Ержанова – это более 150 произведений, которые заняли особое, уникальное место в казахской музыке.
На доме, где жил Манарбек Ержанов, стараниями семьи установлена мемориальная доска, также в память о певце и композиторе названа улица в районе вокзала Алматы I.

– Она расположена так, что все, кто выезжает с привокзальной площади, хотя бы небольшой участок пути проедут по этой улице, – заключила Гаухар Ержанова.