Как алмаатинцы узнали о начале войны

Как алмаатинцы узнали о начале войны

Не в четыре утра и даже не в девять часов алмаатинцы узнали о, как тогда всем казалось, военной провокации на западной границе.

Только ближе к вечеру по столице Казахстана разнеслась весть – на нас напали фашисты! 

– Сказать то нам сказали, а вот что делать не подсказали! – вспоминал тот роковой день коренной алмаатинец, работник деревообрабатывающего комбината столяр Василий Сапелкин. – Воскресенье, день нерабочий, но мы все пошли на свои предприятия – там был партком и местком, именно их руководители всегда проводили с нами политинформации. Народ толкался перед проходной, шумел, обещал начистить Гитлеру моську…

Офицеры запаса, сержанты и рядовые с военными билетами отправились в тот же день в военкомат. Но и здесь, без приказа свыше никто никаких действий не предпринимал – панику не разводили – а вдруг это всего лишь провокация! Скажешь поперед батьки «война» – на Колыму отправишься…

Решение о всеобщей мобилизации для казахстанцев было оглашено только 5 июля 1941 года. Его на основании приказа свыше принял Совнарком Казахской ССР. Кроме того, вводилась всеобщая обязательная подготовка к противовоздушной и противохимической обороне взрослого населения Казахской ССР в возрасте от 16 до 60 лет. 

Казахстан и Великая Отечественная война. Первое, что приходит на ум каждому учившему историю в школе – «каждая четвертая пуля и снаряд были отлиты из металла, добытого в нашей, ныне независимой стране. А еще: миллионы метров сукна для солдатских и офицерских шинелей, изготовленные на фабрике в Каргалы близ Алма-Аты, 28-героев и другие бойцы из панфиловской дивизии, сложившие головы на подступах к Москве, тысячи казахских бойцов, погибшие подо Ржевом. Так сказать, сугубо фронтовой вклад в самый главный эпизод – водружения красного знамени на стену Рейхстага в Берлине казахом Кошкарбаевым. Все верно, с начала войны и до ее победного конца алмаатинцы, как и весь Казахстан, вместе со всей страной советов жили по лозунгу и требованию: «Все для фронта, все для победы!». И слово «фронт» в этом слогане – главное, ради чего он придумывался.

Но было еще одно слагаемое победы, сокрытое в слове «все».

Наряду с подготовкой резервов для вооруженных сил в стране с 1 октября 1941 года было введено обязательное военное обучение граждан мужского пола в возрасте от 16 до 50 лет.

Наконец-то, к радости тех, кто каждый день как на работу прибегал в военкомат в стране развернулась мобилизация людских резервов. 

13 июля 1941 года в Алма-Ате была сформирована 316 стрелковая дивизия. Командовать дивизией поручили генерал-майору Ивану Васильевичу Панфилову, бывшему командиру батальона легендарной Чапаевской дивизии. В августе 1941 года трудящиеся столицы республики проводили дивизию на фронт. 

В декабре 1941 года в Алма-Ате сформировалась другая 38-я стрелковая дивизия. Позднее это подразделение за мужество и героизм было переименовано в 73-ю Сталинградскую гвардейскую стрелковую дивизию. Из ее рядов вышло 50 героев Советского Союза – казахстанцев.

Всего из алмаатинцев были сформированы четыре стрелковые дивизии: 316-я, 391-я, 38-я и 405-я и одна 100-я национальная стрелковая бригада, которые без промедления были направлены на фронт в самое пекло. Затем здесь были укомплектованы стрелковый, артиллерийский, три авиационных полка, четыре строительных батальона и другие подразделения.

С начала войны в действующую армию из Алма-Аты призвали 161 331 человека (с учетом областных населенных пунктов). Для работы на оборонных предприятиях республики мобилизовали 28 605 человек. То есть в строй стал каждый четвертый алмаатинец. А всего из Казахстана в Красную Армию были призваны почти 2 миллиона человек. Увы, каждый четвертый с войны не вернулся…

О том, как сражались алмаатинцы на фронтах Великой Отечественной войны, говорит то, что 59 наших земляков, и речь только о тех, кто родился в Алма-Ате и призывался на фронт отсюда же, стали Героями Советского Союза.

В конце июня в Алма-Ате появились первые беженцы из городов и сел, подвергшихся нападению 22 июня 1941 года – счастливчики, кому удалось выжить в жерновах фашистского Молоха. С узлами и одинокими чемоданами – все, что удалось схватить за минуты после бомбардировок, они искали прибежища у друзей и знакомых, родных и вовсе незнакомых людей. Можно сказать, им, первым, со статусом «беженец» повезло дважды: во-первых, живы, во-вторых, нашли жилье в первый же день прибытия. Тем, кто обрел статус «эвакуированный», с жильем, работой и едой пришлось гораздо туже.

Только 20 июля 1941 года, когда поток эвакуируемых с запада страны в Казахстан стал мощным и непрерывным, в республике был организован Эвакуационный отдел при правительстве, так называемая Эвакокомиссия. Она занималась приемом, размещением и трудоустройством людей, но главное – предприятий, учреждений, учебных заведений, воинских частей, прибывающих в республику для обучения новобранцев и военных госпиталей для излечения тяжело раненных.

«На основе анализа архивных материалов, – пишет Евгения Чиликова, – ясно, что подготовка к приему и размещению эвакуированных происходила «…заботливо и чутко».

Однако «на первоначальном этапе учет вновь прибывших практически не велся».

И не мудрено – «…на 1 февраля 1943 года в Казахстан только официально было эвакуировано 482 474 человека» – это данные Евгении Чиликовой, главного эксперта архива Президента РК, собранные по материалам из Особых папок ЦК КП(б) Казахстана. Большинство эвакуированных рвется именно в Алма-Ату. Среди них не только работники промышленных оборонных предприятий России, творческая интеллигенция и родственники алмаатинцев. С большим числом криминальных и маргинальных элементов пришлось столкнуться военкоматчикам и милиционерам. Еженочно на улицах Алма-Аты гремят выстрелы, очень часто гибнут милиционеры, среди них женщины, ставшие в строй вместо ушедших на фронт мужчин.

Уже весной 1942 года в столице не хватает продовольствия. Больше всего от голода страдают неработающие и дети, так как не получают трудовой паек. Занятых на оборонке все-таки подкармливают – фронту нужно оружие, боеприпасы, техника.

В архиве Президента РК сохранились письма самих писателей и артистов, а также выдающихся деятелей казахстанской культуры о помощи продовольствием, так как «…писатели и многие артисты, среди которых выдающиеся деятели современности – Эйзенштейн, Зощенко, Черкасов, Прокофьев, Уланова и другие оказались на самовыживании, в тяжелых бытовых условиях».

С письмом о помощи интеллигенции к Совету министров республики обратился писатель А. Тажибаев: «Эти люди с мировым именем поставлены в трудные условия, потому что они живут без семьи или больны и не могут организовать себе нормальное питание».

Не слаще приходилось и коренным алмаатинцам. Самым тяжелым для них стал 1942 год, в котором смерть, в лучшем случае дистрофия от недоедания и перенапряжения сил на производстве, настигли многих. 

По воспоминаниям Г. Нечитайло, заместителя председателя горсовета, когда Алма-Ату наполнили 100 тысяч беженцев не только койка в комнате, но каждая скамейка в парке ставилась на учет. А для поддержания жизненных сил пришлось отряжать в степь отловщиков черепах и сборщиков клевера. Из этих продуктов готовился «зеленый черепаховый супчик».

Летом-осенью всех спасало обилие яблок, урюка и кореньев, что росли на привалках гор.

«Эвакуация была так же трагична, как и война, – пишет Евгения Чиликова. – Для принятия массы людей и производства не хватало многого для создания бытовых условий. Руководство республики и города в силу объективных обстоятельств не могли объять необъятное – остановить стремительно набирающий скорость вал вопросов и проблем всех, ежедневно прибывающих в Казахстан».

И если бы не сами алмаатинцы, первыми бросавшиеся на помощь беженцам, добровольно уплотняющиеся в своих домах и квартирах, делящиеся с голодными последним куском лепешки, отдававшие свои юрты для организации временного пункта приема прибывающих на территории парка имени Горького, смертей и случаев хронической дистрофии было бы гораздо больше.

Но люди выжили и победили. Эвакуированные вздохнули свободно и двинулись в обратный путь, по домам, оставив в сердцах навечно самые добрые воспоминания и чувства к спасшим их алмаатинцам. А еще десятки мощнейших производств, плеяду взращенных мастеров-производственников, сильнейшие школы врачевания и создания кино, театра и писательства.

Статья опубликована в №75, от 22.06.2021 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Завтра была война".
Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!