Не стало поэта, прозаика, хореографа Дюсенбека Накипова

Не стало поэта, прозаика, хореографа  Дюсенбека Накипова

Он соединял в себе две творческие стихии – хореографию и литературу.

Как артист балета танцевал на сцене Театра имени Абая, организовывал фестивали и образовательные проекты. Как литератор писал стихи и прозу, сценарии и либретто. Со временем в области литературы он стал одним из ярких сильных писателей современного Казахстана. Как признавался сам Дюсенбек Накипов, два вида искусства сочетались в нем органично, и он испытывал радость от творческого поиска в каждом из них.

Творческое начало

Он пришел в искусство в «оттепель». Менялась политика, жизнь страны, менялся и мир классической хореографии. Так, с появлением хореографов-экспериментаторов начал развиваться мужской балет. Солисты танцевали с полным напряжением мышц, демонстрируя волевой, независимый характер своих героев, в частности, Спартака или Красса из балета Арама Хачатуряна «Спартак» в постановке Юрия Григоровича.

Независимостью отличалась и новая балетная поросль. После окончания Московского хореографического училища, где Накипов постигал тонкости хореографии вместе с Наталией Аринбасаровой, Рамазаном Баповым и другими будущими мастерами сцены, молодой артист балета был принят в труппу нынешнего НАТОБ имени Абая. 

Молодо, не зелено

Труппа отнеслась к молодежи сдержанно, вчерашним выпускникам давать ведущие партии никто не торопился. И тогда молодежь взяла ситуацию в свои руки – на собрании новые члены коллектива, среди которых был и Накипов, аргументированно объяснили, почему им так важно пробовать себя в качестве солистов: они привезли из Москвы новые хореографические тенденции, они в прекрасной форме и горят желанием работать.

Неожиданно для всех аргументам вняли. Тогда Дюсенбек Накипов понял, какую значимость в жизни человека имеет правильно сказанное слово, грамотно выстроенная, аргументированная речь.

Накипов стал успешным артистом балета. Он танцевал в ряде ведущих классических партий, а также был первым исполнителем главных партий в национальных балетах: «Аксак кулан» Алмаса Серкебаева (партия Хан-Заде), «Фрески» Тимура Мынбаева (партия Косога), партия Маугли в первой рок-опере-балете «Брат мой, Маугли» Алмаса Серкебаева, где Накипов был автором поэтического либретто.

Однако, как признавался писатель в своих интервью, год за годом у него накапливались мысли, которые хотелось выразить на бумаге, поделиться ими с людьми: «Балет – это то искусство, где идея выражается за счет движений, пластики, у меня же была потребность в словах».

Местом притяжения творческой молодежи в те годы было открытое летнее кафе «Акку». Расположенное в сквере между Театром оперы и балета и Старой площадью (ныне площадь Астана) по вечерам и выходным оно всегда было заполнено людьми. Бывал там и Накипов – читал свои стихи молодым писателям, интересовался их мнением – как правило, отклики были положительными, и они все больше и больше укрепляли его в мысли серьезно заняться литературой.

На «пенсию» в литературу

Подходя к балетному «пенсионному» возрасту, через 16 лет после окончания Московского хореографического училища, Дюсенбек Накипов поступил на заочное отделение факультета журналистики КазГУ имени Кирова (ныне КазНУ имени аль-Фараби).

Между тем балет не оставил – с 1979 года по 1985-й работал педагогом классического танца в старших мужских классах АХУ им. Селезнёва. К слову, среди его учеников более десяти ведущих солистов ГАТОБ им. Абая и других трупп и театров СНГ.
КазГУ Накипов успешно окончил в середине 1980-х. Как и «оттепель» шестидесятых, это время также стало особенным – начиналась перестройка и свежий ветер перемен все больше побуждал Накипова к литературному творчеству.

Он много работал. С 1987-го по 1990 год был главным редактором творческого объединения «Алеем» на киностудии имени Шакена Айманова, где было снято более двадцати фильмов «новой казахстанской волны», ставших явлением отечественного и мирового кинематографа.

Однако перестройка обернулась распадом СССР, лишились государственной поддержки «толстые» журналы. Казалось бы, происходящее в обществе говорило о том, что до творчества, и в частности до литературы, никому больше дела нет.

Время больших перемен

Между тем наступала новая эпоха – Казахстан выходил на самостоятельный путь развития. Эпоха Независимости принесла много положительных перемен, в творческих кругах царило оживление, переменами в обществе вдохновлялись поэты, прозаики, публицисты.

Творчество Накипова стало востребованным, он вошел в число писателей нового времени. С 1990-х произведения Накипова начали активно издаваться.

Его сборники стихов «Вечер века», «Песня моллюска», «Близнецы», «Женщина и пурпур», «Сирень на закате», а также романы «Круг пепла», «Тень ветра», «Время Ре» получили положительные отклики представителей литературной элиты Казахстана и СНГ.

«Задумчивость» театра

Маститые писатели с большим интересом отнеслись и к роману Накипова «Круг пепла». Это метафоричное, философское произведение. Оно раскрывает мир балета, мир старой Алма-Аты с одним из ее главных символов – Театром оперы и балета. По словам писателя, в здании театра было что-то таинственное, что-то, что заставляло учащенно биться сердце при взгляде на него. Эту загадочность воплотил в своих работах знаменитый сценограф театра – художник-авангардист Сергей Калмыков, о котором наряду с другими героями повествует роман.

«Мне нравится задумчивость театра. Он словно источает мысли, настроения и чувства. Это какая-то небывалая целительная смола, концентрированная эманация творческих энергий артистов, чистая интенция их душ», – писал Накипов.

Литературные мэтры Казахстана и всего постсоветского пространства высоко оценили роман Накипова.

«Творческий почерк Дюсенбека Накипова можно рассматривать и как новаторство, и как поиск адекватных поэтических средств выражения, где богатство приемов и форм целиком подчинено авторскому замыслу», – писал в своем отзыве на роман Накипова Чингиз Айтматов.

Мурат Ауэзов назвал произведение Накипова высокой прозой: «Это прекрасное слово, идущее навстречу движениям души. Этот стиль дарит необыкновенное чувство духовного богатства, которым род человеческий живет. Когда мы с друзьями читали еще самые первые рукописные варианты этой книги, то уже тогда поняли, что она может стать необычайным явлением в литературной жизни нашего города, народа, государства. Так оно и случилось. Это – настоящий роман, появление которого означает, что общество опомнилось, человек возвращается к себе истинному...»

Сатимжан Санбаев отметил универсализм литературного изложения Накипова: «Метод, который использовал Дюсенбек, – универсальный. Шекспир помещает своих героев в ограниченном пространстве театральной сцены. Выпуклые и значимые события приобретают драматизм, это производит огромное впечатление. Дюсенбек пошел еще дальше. Он поместил своих героев за кулисы – а там ворочается, живет своей жизнью некто или нечто невероятное, огромное... Это напоминает жизнь зародыша в материнской утробе. У него сперва появляются жабры, потом они превращаются в легкие, ребенок за девять месяцев проходит миллионы лет эволюции – все, что человечество пережило. И в романе все это передано. Огромный мир, заключенный в маленьком закулисном пространстве...»

Высоко оценил роман и Герольд Бельгер. «Роман организован, искусно скомпонован из разных мозаик, каждая из которых сама по себе осколок безграничного, неохватного бытия во всем своем диковинно-фантастическом соцветии, каждая самодостаточная новеллка, мотив, тема – интродукция рондо капричиоззо», – писал он в своей рецензии.

Проводник вечных ценностей

Заведующая отделом международных связей ИЛИ имени М.О. Ауэзова кандидат филологических наук Светлана Ананьева назвала дарование Накипова творческим феноменом.

– Автор пяти поэтических сборников, двух романов завершал работу над третьим. О судьбе казахской женщины, матери... Лейтмотив – люди спасаются любовью. В его творчестве постоянный полилог между человеком, человечеством и вечностью, – отметила литературовед, процитировав одну из основных мыслей творчества Накипова: «И только в единстве наше спасение, другого пути нет».

Погрузившись в литературное творчество, став успешным писателем, Дюсенбек Накипов никогда не оставлял балет.

Директор по воспитательной работе Казахской национальной академии хореографии Алила Алишева напомнила, что Дюсенбек Накипов стоял у основ знаковых творческих проектов, в числе которых Международный фестиваль классического танца «Приз традиций».

Основанный Дюсенбеком Накиповым в 1995 году фестиваль стал одним из самых ярких культурных событий в Казахстане. Фестиваль сыграл большую роль в развитии отечественной хореографии и открыл имена талантливых казахских исполнителей. Фестиваль позволил приглашать в Алматы таких мастеров и мэтров балета, как Галина Уланова, Юрий Григорович, Майя Плисецкая, Владимир Васильев, Екатерина Максимова. Эти великие мастера балета вели мастер-классы в АХУ имени Селезнёва, передавая свой бесценный опыт будущим артистам балета Казахстана.

– Я бы назвала Дюсенбека Накипова оголенным нервом – он всегда был тонко чувствующим человеком, всегда находился в движении и в творческом поиске, – подчеркнула Алила Алишева.

Уход на взлете

Скоропостижный уход из жизни Дюсенбека Накипова болью отозвался в сердцах его близких. Он был полон планов и задумок, готовился отметить в июне свое 75-летие – в кругу родных, друзей и коллег…

Светлана Ананьева рассказала, что их последний разговор состоялся совсем недавно, в мае.

– Речь шла о молодом поколении, о роли воспитания в обществе. Писатель повторял: родители должны понимать, что воспитывают детей для общества. Он вспоминал послевоенное время, говорил, что он счастливый человек, танцевал под музыку великого Чайковского. Был рад, когда узнал, что готовится энциклопедия по хореографии Казахстана. Собирались встретиться еще раз…

Статья опубликована в №64, от 29.05.2021 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Творческий феномен".
Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!