О жизни в лагере вдов рассказала казахстанка, вернувшаяся из плена боевиков

О жизни в лагере вдов рассказала казахстанка, вернувшаяся из плена боевиков

В Центре консультирования и реабилитации при Управлении по делам религии Алматы вы можете услышать немало историй о поломанных судьбах.

Одна из них о павлодарке по имени Багила. На момент возвращения в Казахстан ей не было и тридцати. Благодаря операции «Жусан» после нескольких лет страданий и мучений она вернулась на родину. Со слезами на глазах женщина рассказывает о жизни в Сирии, не переставая благодарить судьбу за возвращение.

– В тот период жизни у меня были проблемы, – рассказывает Багила. – Но я даже и представить не могла, что эти невзгоды по сравнению с Сирией были цветочками. Я поздно это поняла, да и откуда могла знать, что все так получится? Когда муж сказал, что поедем в Турцию, я сразу согласилась. Он предложил продолжить обучение там, а в дальнейшем мы поедем в Египет, поступим в магистратуру, начнем новую жизнь и останемся, если понравится. Я сообщила родителям о своем отъезде. До этого мы не сомневались, что мой муж в традиционном исламе. На тему религии мы особо не разговаривали. Он просто был рад тому, что я читаю намаз и ношу хиджаб. По приезде на место встречающие нам сообщили, что мы должны ехать в Сирию, потому что там оказывают давление на мусульман, а мы должны помогать нашим братьям и сестрам. Таким образом мы попали в Сирию вместе с другими казахстанцами.

В Сирии, по словам женщины, их встретили и отвезли в лагерь боевиков, разместили по домам и снабдили продуктами. Взрослым стали платить по 50 долларов в месяц и по 25 долларов на детей. Через месяц боевики дали задание мужьям, но они отказались выполнить роль смертников. После этого жен и мужей разъединили, уже позже женщина узнала о смерти супруга. За непослушание его убили, а жене сказали, что он умер от тяжелых ранений. Затем Багилу перевели в лагерь вдов и строго на строго запретили выходить без разрешения и разговаривать с посторонними людьми.

По ее словам, боевики часто меняли свои поселения, а по месту нахождения женщин и детей держали в заложниках. В течение шести лет они жили в нескольких населенных пунктах, таких как Ракку, Шадат. Последнее ее местонахождение называлось Багуз. Она вместе с другими вдовами голодала и испытывала ужасные мучения.

– С 2017 года нам вообще перестали давать деньги, еду и продукты, – говорит Багила. – Наши дети были голодны, найти еду было очень сложно. Наши вещи тоже продали. Мы просили милостыню у боевиков, но они угощали лишь своими объедками. Места, где мы жили, постоянно подвергались бомбежке. И мы постоянно были на грани жизни и смерти. Боевики находили причину для наказания. Некоторые женщины пытались пересечь границу со своими детьми, однако многих поймали, мучили, посадили в тюрьму, некоторых приговорили к смертной казни. Как бы я ни хотела уехать, я боялась, что меня поймают и убьют. Нас постоянно пугали тюрьмой, смертью и говорили, что на родине мы никому не нужны.

В 2019 году Багила вместе с детьми и мирными жителями была эвакуирована к курдам. Там же по скайпу связалась с родителями.

– Когда казахстанцы приехали и увезли меня на родину, я не могла поверить своему везению, – вспоминает женщина. – Сначала нас привезли в Актау, там с нами работали психологи, теологи. В Сирии меня не покидало чувство безнадежности и тревоги за жизнь детей. Я постоянно плакала. Теперь каждый день и каждая минута, проведенные с моими детьми, родителями – это счастье. Тяжесть воспоминаний еще осталась, забыть дни, проведенные в мучениях, непросто. Но я надеюсь, что теперь на родной земле у нас все будет хорошо. Всем соотечественникам хотелось бы сказать, не ищите счастья на чужбине, там его нет. Счастье – это твои родители, родные, твоя страна, земля. Большего счастья нет.

С момента спасательной операции прошло уже три года, но женщина до сих пор с трудом верит в спокойную жизнь. При воспоминании о Сирии она вздрагивает, представляя разорвавшуюся бомбу, слышит звук летящего самолета, грохот пушек. В такие моменты она не находит себе места. Пережитые трудности, унижение, голод, неисчислимые страдания она вспоминает как дурной сон и благодарит судьбу за нынешнюю жизнь. Теперь она клянется, что свой родной Казахстан не променяет ни за что.

Оба сына Багилы родились в Сирии, на момент возвращения на родину старшему было пять лет.

– Теперь я вижу своих детей, которые беззаботно играют во дворе, и не могу сдержать слез, – рассказывает женщина. – Дети быстро забыли о мучительной жизни, лишь время от времени пугаются резких звуков, но уже не плачут от голода.
Она до сих пор ругает себя за сделанный когда-то опрометчивый шаг, говоря, что пережить такое не пожелаешь и врагу.

Статья опубликована в №91, от 31.07.2021 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Сирийские заложники".
Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!