Почему так сильно отличаются темпы роста экономик Казахстана и Узбекистана

Почему так сильно отличаются темпы роста экономик Казахстана и Узбекистана
Источник фото: knews.kg

Согласно прогнозам МВФ, в ближайшие годы южный сосед будет расти быстрее. Если учитывать стартовые возможности, то все предсказуемо.

Надо признать, Казахстан довольно ревностно относится к экономическим успехам Узбекистана. В свою очередь, Узбекистан с не меньшей ревностью смотрит в сторону Казахстана. Так устроен наш регион, где две самые крупные экономики обречены на конкуренцию. И в этом нет ничего удивительного, считают эксперты, сообщает Vecher.kz.

ВВП как качели

Агентство Ranking.kz со ссылкой на доклад МВФ «Перспективы развития мировой экономики» предоставил довольно интересные цифры. Но расставим их во временной хронологии.

Итак, в текущем году самый незначительный реальный рост ВВП среди стран Центральной Азии ожидается у Казахстана (3,2%), в то время как самый высокий прогнозируется у Кыргызстана (6%), следом за которым идут Узбекистан (5%), Таджикистан (5%) и Туркменистан (4,6%).

И далее. В 2022 году прогрессирующий рост ВВП прогнозируется у Узбекистана (до 5,3%) и Казахстана (до 4%), тогда как в остальных центрально-азиатских странах рост экономики замедлится.

А через пять лет, в 2026 году, среди стран Центральной Азии самый высокий прогнозируемый реальный рост ВВП ожидается у Узбекистана (5,5%), следом идут Казахстан (4,4%), Кыргызстан, Таджикистан (по 4%) и Туркменистан (3,7%).

Сердце, печень, легкие и почки экономик

По большому счету, вопрос, из чего на самом деле состоит экономика, достаточно примечательный. По ее структуре, можно сказать навскидку, какие отрасли в какой степени «просели».

Например, в отраслевой структуре ВВП Казахстана преобладает оказание услуг: 55,8% за январь-декабрь 2020 года. Их объем в реальном выражении сократился на 5,6% по сравнению с 2019 годом. Доля промышленности в ВВП составила 27% (минус 0,4%), строительства – 6,1% (плюс 11,2%), сельского, лесного и рыбного хозяйства – 5,3% (плюс 5,6%).

Теперь посмотрим на структуру узбекской экономики. За январь-декабрь 2020 года доля услуг составляла чуть более трети, при этом в реальном выражении сектор услуг был в плюсе на 0,1% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Доля промышленности в ВВП составила 26,3% (плюс 0,7%), сельского, лесного и рыбного хозяйства – 26,1% (плюс 3%), строительства – 6,5% (плюс 9,2%).

При всем при том наиболее объективным индикатором силы экономики является показатель ВВП на душу населения. В Казахстане в 2020 году он составил $9,06 тыс. (в 2019-м – $9,81 тыс.), что выше, чем у Узбекистана – $1,69 тыс. (в 2019-м – $1,72 тыс.).

Однако несмотря на достаточно большую разницу в «базе», Узбекистан опережает Казахстан по темпам роста ВВП на душу населения: в 2018 году – 3,6% против 2,7%, в 2019-м – 3,8% против 3,2%. В 2020 году в Узбекистане показатель сократился на 0,3%, в то время как в Казахстане – сразу на 3,9%.

Все так, как и должно быть

В принципе, сейчас задавать вопрос, почему казахстанская экономика в 2020 году так сильно упала, нет особого смысла. За большую часть падения отвечает пандемия, за достаточно небольшую –неподготовленность медицины, плохая организованность и коррупция.

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов, как и многие другие эксперты, в качестве одной из основных причин считает низкие цены на нефть.

«Весной 2020 года они приблизились к минимальным значениям, а на некоторые сорта нефти была технически отрицательная цена», – полагает он.

Эксперт прав на все 100%. Если вернуться годом ранее, то есть повод во всем обвинить конгломерат ОПЕК+. Именно эта группа стран 6 марта развалила сделку и допустила почти 10% снижение цен на нефть, до $45,5 за баррель. Но, как говорится, пришла беда – открывай ворота. 9 марта падение цены на нефть превысило 30% (суточный антирекорд с 1991 года), котировки Brent опустились до $31,27 за баррель.

Кроме всего прочего Расул Рысмамбетов вычленил еще одно немаловажное обстоятельство.

«Казахстан является поставщиком нефти и металлов в КНР, чья экономика была под давлением пандемии почти весь прошлый год. Так как нефть и металлы – основные экспортные товары страны, ожидаемо, что наш ВВП снизился», – рассуждает он.

Деньгами погасили пламя

В то же время ведущий аналитик Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Рамазан Досов рекомендует посмотреть на падение ВВП от пандемии с другого ракурса.

«Хотим отметить, что снижение экономики страны (-2,6%) было меньше, чем стран СНГ (-2,9%) в целом, включая такие отдельные страны, как Россия (-3%), Украина (-4%), Азербайджан (-4,3%), Грузия (-6,1%), Армения (-7,5%) и Кыргызстан (-8,6%). Другими словами, в Казахстане удалось сдержать более глубокую «просадку» экономики за счет оперативных мер фискального и монетарного стимулирования общим объемом 6 трлн тенге», – констатирует он.

Вопрос, много это или мало, волнует практически всех. К примеру, развитые страны мира не стали жалеть денег для антикризисных мер. В Италии расходы составили 54,6%, в США – 45,6%, в Германии – 35,4%, в Великобритании – 30,9%, во Франции – 19% ВВП. Теперь приведу другие цифры для сравнения: замглавы Минэкономики России Оксана Тарасенко оценила объемы антикризисных мер в 5-6% ВВП, а Казахстан – 9%. В любом случае Казахстан потратил на преодоление коронакризиса больше всех в СНГ, предположу, именно те ресурсы, которые можно было взять безболезненно для оборота.

Между тем Рамазан Досов основными причинами снижения экономики назвал ограничительные меры.

«Из-за необходимых для защиты здоровья казахстанцев карантинных ограничений упал внутренний совокупный спрос на товары и услуги. Это первая причина. Вторая – резкое падение цен на основной экспортный товар вкупе с сокращением добычи сырья в рамках сделки ОПЕК+, в силу чего снизился чистый экспорт», – отметил он.

Казахстан – Узбекистан: почему экономики растут по-разному

Еще до пандемии Узбекистан рос быстрее, чем Казахстан. Обычно, говорят, что в Узбекистане активно развивается производство, тогда как в Казахстане исключительно потребление. И что со временем узбекский тигр станет крупнее и сильнее казахстанского.

Расул Рысмамбетов остановился и на этом вопросе.

«В этом году, я думаю, экономика (Казахстана) начнет восстановление, осенью ускорив рост. В силу того, что ВВП Казахстана в три раза больше ВВП того же Узбекистана, то, естественно, наш экономический рост будет иметь умеренные процентные показатели в силу высокой базы. Узбекистан же растет со скромных показателей, поэтому рост должен быть бурным», – делится он наблюдениями.

Что же касается следующего года, то по нему прогноз эксперта достаточно туманен.

«Если в нынешнем году наше (казахстанское) правительство найдет правильный баланс, то 2022 год будет положительным для нашей экономики», – заметил финконсультант.

Если коронавирус не порушит планы

Рамазан Досов весьма позитивно оценивает перспективы казахстанской экономики, но предупреждает об опасности пандемии.

«На фоне предпринятых различных по объему мер стимулирования, быстрой вакцинации в развитых странах и постепенной отмены карантинных ограничений, МВФ в текущем году ожидает роста мировой экономики на 6%, в том числе в Казахстане – на 3,2%. В следующем году ожидается ускорение роста казахстанской экономики до 4% (при замедлении роста мировой до 4,4%), то есть к допандемическим уровням», – отметил он.

Соответственно, продолжил эксперт, аналитики позитивно оценивают перспективы восстановительного роста казахстанской экономики.

«Ключевой угрозой для указанного прогноза в настоящий момент выступает распространение новых штаммов Covid-19 при относительно низких темпах вакцинации. Как результат, с марта в стране был вновь возвращен ряд карантинных ограничений», – сожалеет представитель АФК.

Могут ли власти подстегнуть ВВП, и как сильно?

Любые макроэкономические показатели, куда входит ВВП, быстро не разгоняются. Если государство предпримет какие-то решительные стимулирующие меры сегодня, то результата придется ждать достаточно долго. При этом меры могут носить точечный или глобальный характер.

На первых сконцентрировался Расул Рысмамбетов.

«Обычно ВВП растет при большом объеме торговли, государственных инвестиций и приличной добыче полезных ископаемых. Думаю, что правительство сделало ставку на строительный сектор, ради чего и развернуло гигантскую стройку в Туркестане, обильно «поливая» там все госденьгами. Вероятнее всего, до конца года правительство увеличит сумму займа из Нацфонда, чтобы закрепить успех контрциклической инвестиционной политики», – уверен он.

Для достижения устойчивого роста экономики вблизи потенциально возможного уровня, добавил Рамазан Досов, официальные власти предпринимают стратегически правильные шаги по повышению эффективности денежно-кредитной и налогово-бюджетной политик и их координации, ускорению структурных реформ в части повышения роли частного сектора в экономике (в том числе, возобновление «народного IPO»), диверсификации экспорта, снижению импортозависимости, увеличению производительности труда.

«Другими словами, для обеспечения конкурентоспособности в новых глобальных условиях необходимы структурные преобразования и институциональные реформы, которые обеспечат интенсивное развитие экономики (совершенствование производства, улучшение институциональной среды, рост уровня жизни и т.д.). При этом весьма важно не упускать «окно возможностей» по проведению структурных реформ», – рекомендует он.

Лучшее – хорошо забытое старое

Мнений, по поводу того, как обеспечить рост ВВП Казахстана довольно много. Каждый здравомыслящий человек имеет на этот счет свое суждение. Вне зависимости от профессиональной компетенции и профиля специализации.

Однако профессионалы зачастую исходят из понимания внутренней кухни процессов. Как раз последнее многим обывателям неведомо.

К примеру, Расул Рысмамбетов считает, что быстрее всего сработает снижение затрат государства, чтобы освободить средства для инвестиций в частный сектор.

«Кроме того, региональные акиматы должны на местах начинать проект совместно с СПК, куда могли бы пойти деньги, сэкономленные от госрасходов. Вероятно, требуется реструктуризация сельхозактивов с переформатированием крупных холдингов в небольшие фермы», – предлагает он.

Но акцент эксперт делает на другом.

«Самое главное, государству нужно тщательнее заняться стрессовыми активами, а не строить новые. В Казахстане немало построенных и запущенных активов, которые можно восстановить по меньшей цене, чем строительство новых», – заметил финконсультант.

Не наступить на те же грабли

Между тем Рамазан Досов рекомендует «не наступать на одни и те же грабли».

«Нужно учесть опыт периода, когда высокий рост экономики сопровождался повышенным уровнем инфляции и поэтому не был устойчивым. Как правило, в условиях высокой инфляции и ее повышенных ожиданий субъекты экономики отказываются от сбережений в национальной валюте и долгосрочных инвестиций, так как планирование на долгие сроки становится затруднительным», – вспоминает он.

Как и в любой достаточно сложной экономической ситуации эксперт предлагает придерживаться золотой середины.

«При проведении экономической политики важно соблюдать баланс между поддержанием ценовой стабильности и достижением устойчивого экономического роста», – резюмировал аналитик.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!