В Государственном музее искусств им. Кастеева рассказали о судьбах художников, репрессированных в сталинский период

В Государственном музее искусств им. Кастеева рассказали о судьбах художников, репрессированных в сталинский период Фото: Кайрат КОНУСПАЕВ

Предвоенные годы стали периодом высылки в Казахстан тысяч деятелей искусства, в их числе было немало живописцев.


По сфабрикованным обвинениям они становились узниками Карлага или отправлялись на поселение в разные города республики, в том числе и в Алма-Ату. Несмотря на тяжелейшие жизненные условия, они пытались творить. Для ряда выживших живописцев Казахстан стал вторым домом.


О судьбах некоторых репрессированных художников в ходе лекции «Искусство в плену» рассказал кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник ГМИ имени А. Кастеева Амир Джадайбаев.



Ван Гог в скульптуре


Искусствовед обратил внимание на то, что к моменту приезда в Казахстан многие из репрессированных художников уже были состоявшимися и признанными мастерами.


Так, во второй половине 1930-х годов в Ленинграде пользовался известностью мастер деревянной скульптуры Исаак Иткинд (1871–1969). В 1937 году его работа «Пушкин» была признана лучшей на конкурсной выставке в Эрмитаже, посвященной 100-летию со дня смерти поэта. К Иткинду пришла всесоюзная слава, его называли Ван Гогом в скульптуре, также его творчество ставили на одну ступень с Марком Шагалом, который дружил с Иткиндом.


Вскоре после выставки скульптор был арестован за «шпионаж» в пользу Японии и помещен в Кресты. В тюрьме ему выбили зубы, сломали ребра и отбили барабанные перепонки.


Спустя некоторое время он был сослан в Сибирь, а позднее в Казахстан. Весь мир до 1944 года считал, что Иткинд умер в лагерях в 1938 году, именно такая дата смерти указывалась в подписях к его скульптурам и в литературе.


Но он не погиб – с 1938 года Исаак Иткинд жил в Карагандинской и Акмолинской областях, а затем – до конца жизни – в Алма-Ате. Иткинд долго нуждался, кровом ему служила землянка, которую он вырыл в районе пересечения нынешних проспектов Достык и Абая. Но лишения не сломили его, будучи позитивным по духу человеком и обладая тонким чувством юмора, он редко впадал в уныние. Силы придавала работа. В числе его казахстанских произведений такие скульптуры, как «Акын Джамбул», «Амангельды», «Абай», «Поль Робсон», «Дерево-мыслитель». Государственное признание вернулось к скульптору в конце жизни: Иткинду присвоили звание заслуженного деятеля искусств Казахской ССР, обеспечили жильем и мастерской. Прожил скульптор почти целый век – его не стало на 98-м году жизни.



Профессор живописи


Также, будучи зрелым мастером, попал в горнило репрессивной машины киевский художник, преподаватель изобразительного искусства Абрам Черкасский (1886–1967).


Получив блестящее образование в петербургской императорской Академии художеств, он писал картины и преподавал в родной Украине. К пику репрессий, 1937 году, Абрам Маркович был уже известным живописцем и педагогом – ему было присвоено звание профессора.


Казалось бы, ничего не предвещало беды, но в один из дней за ним прибыл черный «воронок». Художнику припомнили обучение у живописца польского происхождения Ционглинского и обвинили в шпионаже в пользу Польши. К счастью, не расстреляли, а отправили в Карлаг, где его инструментом стала не кисть, а кирка. Он не опускал руки и верил в то, что удастся выжить.


Не опустила руки и его жена – Ева Львовна. Она поехала в Москву, обивала пороги всевозможных учреждений с просьбой освободить по ошибке осужденного мужа, в 1940 году художник был на свободе. Живописец и его жена засобирались домой, но началась война и семья переехала в Алма-Ату.


Абрам Маркович был принят на работу в художественное училище и как профессор обеспечен жильем. Наряду с педагогической работой он много творил сам, выезжал на пленэры. Его увлекла природа Заилийского Алатау – отличная от пейзажей родной Украины, но такая богатая красками.


Классикой казахстанского искусства стали картины «Джамбул Джабаев и Дина Нурпеисова», «Голубая весна», «Портрет писателя Сабита Муканова», «Карагачи», натюрморты «Цветы», «Сирень», «Маки». Заслуженного деятеля искусств КазССР, народного художника КазССР живописца и педагога Абрама Черкасского не стало осенью 1968 года. В последний путь его пришли проводить ученики, которых, к слову, было немало. Он воспитал целую плеяду живописцев, в их числе народные художники КазССР Гульфайрус Исмаилова, Сабур Мамбеев и Мухамедханафия Тельжанов, заслуженный деятель искусств КазССР Камиль Шаяхметов и многие другие.



Скиталец с мольбертом


В отличие от Исаака Иткинда и Абрама Черкасского имя художника Леонида Владимировича Брюммера (1889–1971) стало известным лишь после его смерти.


Леонид Брюмер родился в 1889-м в Херсоне. Талант к рисованию в сыне обрусевшего немца Владимира Александровича фон Брюммера и француженки Мари Гутьер проявился рано.


Сразу же после окончания гимназии в 1910 году он поступил в Киевское художественное училище в класс натюрморта. В 1915 году при поступлении в императорскую художественную академию Санкт-Петербурга работы молодого художника были высоко оценены.


После завершения учебы, вплоть до начала войны, он творчески работал в разных регионах России, а затем СССР.


В 1941 году, после смерти супруги, с которой он прожил четверть века, Леонид Брюммер вместе с братом как «лицо немецкой национальности» был выслан из Нальчика, где он жил и работал, в Казахстан. Художник оказался в Павлодарской области. Там, несмотря на трудное военное время, голод и разруху, творчески работал.


Как большинство талантливых людей, живущих своей особой, не понятной другим жизнью, он оказался не приспособленным к суровой действительности: жил в одиночестве в полуразрушенной хибаре, голодал и мерз, меняя вещи и продукты на бесценный для него тюбик довоенной краски, создавая картины, без которых просто не мыслил своей жизни.


К казахстанскому периоду относятся его миниатюрные работы, которые приходилось рисовать на фанере, фотобумаге, обложках книг. Из-за отсутствия красок он использовал уголь и карандаш, тонко выписывая живые лица взрослых и детей, излучающих радость жизни вопреки всем трудностям военного времени.


Последний период жизни Брюммер провел в Джамбуле, куда переехал в 66 лет. Несмотря на возраст и недуги, он много работал. Помимо оформительской деятельности, приносившей ему хлеб, писал картины: пожилого человека с большим зонтом и этюдником в любую погоду можно было видеть то в парке, то на городской площади или берегу реки. И сегодня благодаря картинам художника можно вернуться в Джамбул полувековой давности и полюбоваться красотой его пейзажей.


Умер художник 1 ноября 1971 года в возрасте 82 лет в доме престарелых. Живописец ушел, оставив после себя бессмертные творения и мечту о создании в Джамбуле (Таразе) картинной галереи. Мечта художника осуществилась в 2000 году.


– В Государственном музее искусств имени Абылхана Кастеева собрано уникальное наследие сосланных в Казахстан в годы репрессий художников. Они не только создавали произведения, но и преподавали, воспитав целую плеяду отечественных живописцев. Не всем, к сожалению, удалось выжить. Так, в Карлаге погибла известный советский авангардист Вера Ермолаева, не выжили в лихолетье репрессий и многие другие художники. ГМИ, как и музеи регионов республики, изучают судьбы этих живописцев, чтобы сохранить историческую память, – заключил Амир Джадайбаев.


Статья опубликована в  №60, от 31.05.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Выжившее искусство".


Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!

Ваша реакция?
Нравится
0
Не нравится
0
Смешно
0
Возмутительно
0
Спасибо за Ваше мнение
Последние новости

10:55

10:26

10:00

19:34

18:02

17:39

17:14

16:46

16:17

15:47

15:19

14:50

14:22

13:54

13:26

13:01

12:43

12:15

11:47

11:22

10:53

10:30

10:05

19:09

18:09