В чём ценность?

В чём ценность?

Экстремизм противоречит не только вере, но и общечеловеческим нормам.

Слепая вера не менее опасна, чем оружие в руках преступника. Одержимые и фанатичные люди способны творить зло, наполнять свои сердца гневом и не отдавать отчет в своих поступках. Так отзываются об экстремистах и террористах опрошенные Управлением по делам религий города Алматы казахстанцы. Как они оценивают религиозную среду в Казахстане и других странах, и что дает им вера? 

Асель Мамедова – 26 лет, кулинар:

– В чем ценность веры? На этот вопрос трудно дать однозначный ответ. Наверное, в том, что чувствую себя частью этого мира. Она дает мне уверенность и силу, помогает справляться с трудностями. И, конечно же, религия помогает сохранить уверенность в будущее.

Если говорить о религиозной жизни в Казахстане, то я бы определила ее как комфортную. По крайней мере меня никто не ограничивает в вере, я могу посещать мечеть, другие могут исповедовать свою религию. В последнее время в социальных сетях и СМИ часто обсуждается вопрос религиозной одежды. Мнения людей делятся по этому вопросу. Считаю, главное, чтобы человек искренне верил, был душой открыт для других людей и соблюдал чистоту своих помыслов.

Терроризм и экстремизм стали частью современного мира. Это не может не беспокоить людей. Я негативно отношусь к радикалам. Они не ведают, что творят. Прикрываются верой, а на деле не понимают ее и искажают суть. Создатель сотворил мир не для того, чтобы разрушать его, а для того, чтобы люди жили в нем счастливо и праведно.

Валерий Блум – 42 года, автомеханик:

– По национальности я немец, по вере – католик. Религия играет в моей жизни важную роль. Она помогает мне разобраться в себе. В трудные моменты обращаюсь к Богу. Если говорить о религиозной ситуации, то с обретением независимости она улучшилась. Сегодня католические церкви можно встретить в крупных городах. Каких-либо ограничений в вопросах верования я не ощущаю.

Мы живем в мире, где есть много проблем. Одна из них – терроризм. Самое ужасное, что гнусные дела творят от имени Бога. Для меня Бог и теракты несовместимы. Религия – это путь избавления от страданий, и она не может причинять горе людям. Поэтому террористы достойны только осуждения. Кто впускает в свой мир зло, не может больше творить добро!

Анастасия Беликова – 31 год, служащая банка:

– Я выросла в религиозной семье. Мои родители регулярно посещают церковь. Да и я никогда не задавала себе вопрос: а могла ли я не верить в Бога? Себя не считаю чрезмерно набожной. Мы живем в стране, где кроме религии течет светская жизнь. На мой взгляд, в обществе, если не божественные законы, то моральные принципы должны существовать, так как часто видишь хамство, слышишь вульгарную речь, молодежь не уважает стариков. Это неправильно!

Для верующих в Казахстане я не вижу ограничений. По работе хорошо общаюсь с разными верующими. Главное, чтобы люди были порядочными и вежливыми. Приятно, что президент поздравляет население с религиозными праздниками. Но больше всего мне нравится получать поздравления от знакомых и друзей, которые исповедуют иную веру. Понимаешь, что мы одна семья. Сама также стараюсь поздравить друзей с их религиозными праздниками.

Терроризм противоречит не только вере, но и общечеловеческим нормам. Лично я не могу понять, как от имени религии можно совершать насилие. Какая бы цель ни была, она не должна причинять страдания людям. Зло и ненависть, направленные против других, убивают самого человека.

Раджеш Гауда – 21 год, студент:

– В Казахстане нахожусь третий год я студент. Приехал из Индии, из города Мумбаи. У нас большинство населения – верующие, я не исключение. 

В Казахстане религиозная принадлежность не является чувствительной для людей. Меня чаще спрашивают откуда я родом. Внимание обращают не на вероисповедание, а на самого человека. Такое восприятие окружающих помогает мне быстро заводить знакомства. За время проживания в Казахстане я не сталкивался с религиозными предубеждениями. Даже заметил, на улице или в кафе рядом могут находиться и общаться представители разных конфессий. Например, мусульмане и иудеи. Опасений и страхов между ними нет.

В Казахстане ясно осознаешь, что не религия делит людей. Если человек воспитан, уважительно относится к другим, то для него не имеет значения, кто и в кого верит. Я тоже считаю, что главное – доверие между людьми. Но есть и другие люди. Мой родной город Мумбаи в прошлом подвергся теракту. В СМИ это событие сравнивали с происшествием в США в 2001 году. Теракт унес жизни многих людей.

Подобная трагедия заставляет задуматься о том, что жизнь хрупка и если человек наполняет ее ненавистью, то он может причинить страдание и боль не только себе, но и окружающим людям. 

Саяулы Курманов – 29 лет, менеджер:

– Есть ли Бог или нет, я не знаю. Могу только сказать: если верить, то искренне. Чувство должно возникать в сознании и идти от сердца. Может, я поверю в Бога, но не сейчас. Сегодня, на мой взгляд, много псевдоверующих, чьи поступки не вяжутся с убеждениями. По мне, это лицемерие. Но есть и те, кто вызывают уважение к себе. Их вера крепка, и они не переступают через нее, такие проявляют заботу к окружающим, отличаются кротким характером.

Как атеисту мне трудно судить о религиозной жизни в Казахстане. Меня никто укорительно и прилюдно не называл безбожником. Сам не делю окружающих на верующих и неверующих. Считаю, что любая адекватная религия декларирует общечеловеческие ценности: не творить зло, избегать насилия, ценить людей. 

Александр Гольд – 43 года, предприниматель:

– Я родился и вырос в Алматы, но в какой-то момент как репатриант выехал в Израиль. Если сравнивать религиозную ситуацию, то в Израиле немного сложнее. Дело не в том, что в обществе проживают разные верующие. Нет! Проблема как раз в иудаизме. Люди ходят в синагогу, но по-разному верят. Есть умеренные верующие, а есть ортодоксальные, которые могут быть опасны. В 90-х годах было совершено покушение на премьер-министра страны. Осуществил его не исламист, а израильтянин.

В Казахстане намного проще. Хотя в последнее время количество верующих выросло, тем не менее религиозный фактор в обществе сильно не ощущается. 

Конечно, мое отношение к террористам и экстремистам крайне негативное. Жизнь ценна, и никто не имеет права отнимать ее. В Израиле эту истину понимаешь ясно. Террористы часто сами являются жертвами своих убеждений, но это обстоятельство их не оправдывает, поскольку намного больнее тем, кто пострадал от их действий.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!