Архивы боли: как работает городская комиссия по вопросам реабилитации жертв политических репрессий

Архивы боли: как работает городская комиссия по вопросам реабилитации жертв политических репрессий
Источник фото: saby.tatarstan.ru

…Но крепки тюремные затворы…
А. Ахматова 

Корреспондент «Вечёрки» побе­седовал с членами городской комиссии по вопросам реабилитации жертв политических репрессий при акимате города Алматы – профессором КазНИТУ им. Сатпаева, академиком Академии педагогических наук Казахстана, почетным работником образования Досалы Салкынбеком и доцентом кафедры истории КазНПУ им. Абая, кандидатом исторических наук Еркином Ермухановым. 

Досалы Исаханович первым делом рассказал о функциях, которые выполняет данная комиссия. Основные из них – восстановление исторической справедливости, проведение процессов реабилитации невинно осужденных и подвергшихся политическим репрессиям, изучение архивных документов, обеспечение доступности материалов для исследователей, членов комиссии и потомков. 

– Всем известно, что Указом Главы государства от 24 ноября 2020 года была создана комиссия по вопросам реабилитации жертв политических репрессий с целью полной реабилитации репрессированных. Здесь нужно подчеркнуть слово «полной», потому что до этого дня в нашей стране уже создавались комиссии по таким вопросам, которые функционировали. Но проведенные работы были неполными, со своими недочетами. Я лично считаю, что инициатива Касым-Жомарта Токаева это очень обширное, всеохватывающее и ответственное дело. В связи с данным Указом в областных центрах, в городах республиканского значения были созданы специальные комиссии, – подчеркнул профессор.

По словам Досалы Исахановича, алматинская комиссия имеет особое значение – в годы репрессий именно наш мегаполис был столицей Казахстана.

– Алматы был столицей страны в годы репрессий. Также не стоит забывать, что наш мегаполис – это буквально колыбель науки и культуры. Поэтому на местную комиссию возлагают большой груз ответственности. В составе комиссии известные ученые, историки, журналисты, политические деятели. На момент создания комиссии количество ее членов составило 51 человек. Со временем эта цифра снизилась, на данный момент в комиссии состоят 38 человек. Несмотря на это, мы очень много трудимся, смогли достичь ощутимых результатов. Впереди нас ждет немало работы, – отметил он.

Еркин Нуратдинович добавил, что комиссия сейчас работает с данными, которые многие десятилетия были засекречены:

– Репрессии 1920–1950 годов – это очень большая трагедия для нашего народа. Комиссии 1980–1990 годов изучили достаточно много материалов, но сейчас мы работаем с архивными фондами, которые долгие годы были засекречены. Алматинская комиссия состоит из 9 групп, каждая из которых работает по определенной теме. Например, наша специфика – это 1916–1930-е годы.

Группа Досалы Исахановича и Еркина Нуратдиновича в основном работает над делами беженцев с 1916-го по 1930-е годы.

Первый результат кропотливой работы комиссия предоставила в труде под названием «Материалы городской комиссии по вопросам реабилитации жертв политических репрессий при акимате города Алматы за 2021 год». 

– Свою работу мы начали с архива Департамента полиции города Алматы и нашли около 2068 дел по беженцам, а всего наша группа рассмотрела около 13 тысяч дел. В архиве очень много фондов, мы смогли просмотреть и изучить на данный момент столько, сколько смогли. Все изученное внесли в виде отчета в труд «Материалы городской комиссии по вопросам реабилитации жертв политических репрессий при акимате города Алматы за 2021 год». Данные представлены в сжатом виде – попытались вместить самое основное. Из 218 определенных нашей группой людей в книге представлены только около 70. Это их биографии со следующими данными: место и год рождения, национальность, образование, адрес, по которому проживал до ареста, социальное положение, кем и когда арестован, по какой статье, кем и когда осужден и вынесенный приговор. Люди разные, их судьбы тоже: кто-то осужден на полгода, кто-то по статье 58 УК РСФСР – к высшей мере наказания, расстрелу. Все люди в изучаемых нами материалах – неоправданные. Мы, члены комиссии, не принимаем решение по оправданию и реабилитации. После изучения данных мы лишь передаем предложения на реабилитацию, решение принимается в высших инстанциях, – рассказал Еркин Нуратдинович

По словам Досалы Исахановича, комиссия тесно взаимодействует с различными архивами, в том числе с Государственным архивом города Алматы и архивами КНБ. 

– Мы также работаем в Государственном архиве города Алматы – там очень много дел по беженцам, депортированным, переселенцам. В архиве КНБ годами хранилось несметное количество засекреченных данных, их передают в Министерство внутренних дел. Сейчас проводятся работы по сбору всех ранее засекреченных данных по репрессиям в новом отделении Архива Президента. Это значительно упростит нам задачу. Признаться честно: работа в архивах такого назначения, как КНБ и Департамент полиции – задача весьма сложная.

У них свои порядки и правила. Там невообразимое количество дел, многие из которых нам не выдают. 

Одна из тех сложностей, с которыми сталкиваются исследователи – это исторические неточности, заведомо ложные факты, которыми власть снабжала людей в советское время. Досалы Салкынбек привел пример из собственного исследовательского опыта: 

– Я долгое время исследовал историка, политического деятеля Идриса Мустамбаева. Он был реабилитирован в 1959 году. Вообще в биографии реабилитированного человека не должно быть скрытых фактов, но недавно я начал пересматривать дела этого человека и убедился, что есть еще много недосказанного, скрытого от истины. При изучении его биографии я наткнулся на документ, выданный его родственникам. В документе говорится, что он умер от болезни легких в 1942 году. Это все оказалось заведомой ложью – в архивных данных я обнаружил другой документ, по которому Идриса Мустамбаева расстреляли в 1937 году. В 50-е годы родственники искали место его захоронения, писали во все государственные органы.

Тогда КГБ занимался тем, что подделывал документы. Они даже получали официальные задания свыше, по которым должны были выдавать ложные сведения родственникам. Если такие тайны окутывают реабилитированных, то что тогда говорить о тех, кто еще не оправдан? Неизвестно, что нас ждет за пожелтевшими страницами. 

Одна из первостепенных задач, которая ставит комиссия перед собой – это полная реабилитация невинно осужденных, преданных забвению людей. 

– Был один человек, его зовут Салимгерей Каратилеуов. Он обвинялся по многим статьям. Чего только там нет: измена Родине, обвинение в содействии Мустафе Шокаю, причастность к убийствам Амангельды Иманова и командира тургайского партизанского отряда Тарана. На самом деле по архивным данным выясняется, что этот человек ни одно из предъявленных обвинений не признал, но самое грустное – то, что он многие десятилетия считается врагом народа и не оправдан по сей день. Его реабилитация, как и многих других, – наше предстоящее дело.

Желающие найти своих репрессированных родственников могут обратиться в комиссию. Если же у них на руках есть какие-либо документы и дела, то это будет большой помощью при поиске, а также облегчит задачу установления личности и ускорит решение вопроса по реабилитации. 

– Есть важный момент сотрудничества – если люди ищут своего репрессированного предка, то они могут обратиться в комиссию. Если они обладают какой-то информацией помимо имени и места ареста, то это будет помощь также и для нас. Поскольку изучать историю, опираясь на архивные данные – невозможно. Вот почему все те, кого мы нашли и представили в этой книге, не реабилитированы до сих пор? Потому что мы ищем еще больше информации, уточняем некоторые моменты. Исследование таких вещей – это очень сложный и долгий процесс, – добавил Еркин Нуратдинович. 

Массовые репрессии 30-х годов – это настоящая этническая трагедия. Историков поражает, как люди сумели выжить в тех нечеловеческих условиях, подчиняясь правилам. 

– Репрессии – это очень сложная и болезненная тема. Меры наказаний в то время были беспощадными. За невыполнение задания в те годы могли привязать к столбу на улице, посадить в одиночную камеру и подвергать пыткам. Это настоящий ужас!

Как выяснилось в ходе беседы, работа комиссии не ограничивается только делами репрессированных: одной из важнейших тем является голодомор 30-х годов.

Досалы Исаханович рассказал о теории влияния голодомора на последующие поколения. 

– Недавно одна из американских историков Сара Кэмерон написала труд под названием «Голодная степь: Голод, насилие и создание Советского Казахстана». Для наших историков этот труд не имеет особо важной научной ценности, так как отечественные ученые занимаются подобным вопросом значительно глубже. Но один из моментов, на который стоит обратить внимание в книге – это вопрос исследования голодомора с медицинской точки зрения. Есть теория, что последствия голода сказываются даже на нашей крови. Кто может дать гарантию, что некоторые отрицательные поступки и деяния современного общества – не результат влияния голодомора?

В конце беседы ученые-исследователи подчеркнули важность раскрытия темы репрессий – они считают, что просветительская деятельность по данному вопросу должна быть обширной. Необходимо рассказывать современному поколению истории тех ужасных лет, чтить память всех тех, кто попал под прицел тоталитарного режима. 

– Мы должны всецело раскрыть атмосферу тех печально известных 30-х годов. Когда мы изучаем дела, то невольно приходим в ужас – как можно было жить в таких условиях? Какие люди жили в те времена? Мы должны извлечь урок. Наш народ жил, выживал в отвратительных диктаторских условиях, – сказал Еркин Нуратдинович.

Досалы Исаханович предложил воспринимать 31 мая в качестве дня траура, так как репрессии были настоящим бедствием не только для казахов, но и для всех этносов, проживавших на территории СССР. 

– В истории человечества не было такого явления, как потеря половины населения одной нации в мирное время. Необходимо с достоинством проводить этот день, день траура – спустить флаг, прекратить увеселительные мероприятия на день. Это же касается не только казахского этноса, но и всех казахстанцев.

Статья опубликована в  №60, от 31.05.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Архивы боли".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!