Игра на чувствах

Игра на чувствах
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА

Новая постановка алматинских театральных экспериментаторов призывает зрителя к подсознательному восприятию.

В творческом пространстве «Трансформа» представили очередной театральный эксперимент. Пьеса драматурга Александра Диденко «Солнцестояние», поставленная режиссером Кубанычбеком Адыловым, ломает традиционные театральные стереотипы, это наслоение тем – все обо всем. Мир подсознания, возникающий в полумраке камерного театрального пространства.

Действие происходит в горах, девушка Мага видит в тумане фигуру молодого человека, она ищет с ним встречи. Но некий голос с заботливой интонацией предостерегает ее от этой встречи, произнося рефреном, что выход за пределы знакомой территории чреват опасностями…



В спектакле играют актеры Жанна Капасова, Дмитрий Хольцманн и сам автор – Александр Диденко. Это уже сложившийся коллектив творческой группы THEATRE IMENIBALETA, вместе с Адыловым воплотивший на подмостках не один проект.

Режиссер спектакля открыто предлагает зрителю «Солнце­стояния» по-своему интерпретировать происходящее на сцене, без оглядки на «замысел» создателей. Постановщик упорно уходит от разговора о том, «что он хотел сказать», целиком отдавая все толкования на откуп зрителю. Кубанычбек Адылов связывает свое творчество с «театром ощущений», или «театром опыта», в противоположность традиционному театру, который подразумевает некую тему, идею, заложенную автором и передаваемую аудитории. В театре ощущений авторы передоверяют интерпретацию спектакля самому зрителю.

Поэтому современный театр, настаивает Адылов, требует от сидящих в зале не пассивного наблюдения за происходящим на сцене, а соавторства, активной внутренней работы. Здесь душа обязана трудиться: человеку, пришедшему на спектакль, режиссер советует быть внимательным не только к действию на сцене, но и к самому себе, к своим ощущениям, которые приведут его к персональному пониманию происходящего.

– Зритель не переживает за героя, он наблюдает за самим собой в момент, когда смотрит спектакль. Наше кредо, – утверждает Адылов, – отказ от дидактики, навязываемых представлений, рецептов.

«Отказ от дидактики» Адылов распространяет не только на тех, кто будет смотреть спектакль, но и на тех, кто его создает.

– Никогда не ставлю задачу актерам, потому что знаю: как только я ее поставлю, каждый их следующий шаг уже будет имитацией того, что я хочу, а это уже неправда, – объясняет Куанычбек в разговоре с «Вечеркой». – Мы вместе участвуем в этом эксперименте – актеры, художники и я. Мы не «сочиняем» спектакль, он к нам «является». Эта история уже где-то была, и мы ее должны вспомнить – именно об этом я говорю актерам.

Акт искусства, по мнению Адылова, лежит не в области умо­зрительного, не в понимании, а в чувственном ощущении. Так же как актеров, режиссер нацеливает зрителей на чувственное, подсознательное восприятие происходящего на сцене. И создает все условия, для того чтобы акт искусства состоялся для обеих сторон. 

В постановке доминирует творческий эксперимент. Между тем в основе представления лежит традиционная театральная модель: сцена для актеров, а зал для публики. Постановщик подчеркивает, что актеры не играют себя в предлагаемых обстоятельствах, они перевоплощаются в персонажей.

Зрителей «Солнцестояния» с первых минут погружают в медитативную среду с помощью света и звука. Текст, который произносит актер в первой сцене, едва слышен, неразборчив и служит той же цели погружения. Кубанычбек Адылов настаивает: в действии не следует искать логику драматургического сюжета. Однако, несмотря на кажущуюся клиповость и бессвязность повествования, «Солнцестояние» имеет явные сюжетные очертания. При желании можно найти и драматический конфликт, также есть персонажи и драматическая основа – текст. Все это, несмотря на заявленный создателями приоритет чувственного восприятия, не исключает рациональную оценку зрителем происходящего на сцене, активизирует его символическое мышление.

Драматические коллизии запускают поток интерпретаций и легко укладываются в метафоры любви, доверия, радости познания, которые противостоят образам подполья, инерции, недоверия и несвободы. Метафорический характер сюжета и медитативные средства, использованные в спектакле, то и дело заставляют зрителя переключать регистры восприятия с рационального на чувственное и обратно.

«Солнцестояние» – спектакль, который требует от пришедших особого настроя, и тем, кто готов к экспериментам, он подарит необычный опыт, в какой-то мере поставит их на одну ступень с авторами. Кубанычбек Адылов считает, что у новых театральных форм большие перспективы. Он готов экспериментировать и дальше, побуждая зрителя погружаться в мир подсознательного.