Корреспондент «Вечерки» побывала на линии огня и узнала, почему не спят пожарные

Корреспондент «Вечерки» побывала на линии огня и узнала, почему не спят пожарные

19 секунд. Ровно столько дается на то, чтобы буквально занырнуть в боевку (боевая одежда пожарного. – Прим. автора).

Штаны уже вправлены в сапоги, куртка сложена так, чтобы накинуть ее можно было легким движением руки. На все это дается меньше времени, чем «пока горит спичка». От поступления сигнала до выезда на место отведено лишь две минуты.

Сегодня ваш покорный слуга журналист сменил профессию и стал на один день пожарным. Показать, каково это «гореть на работе», нам согласились в пожарной части № 10 Алматы. Вообще женщин в огнеборцы не берут, но нам сделали исключение, и дело здесь совсем не в неравенстве полов: это действительно тяжелая мужская работа, в которой нужна крепкая сила, смелость, выдержка. В общем, если перефразировать слова знаменитой песни, в пожарные идут настоящие мужчины… 

Пока тикали положенные секунды, вся команда была уже на старте, а вот я запуталась в штанинах. 

– Не беда! – ободряюще похлопал меня по плечу начальник отдела организации пожаротушения и аварийно-спасательных работ полковник Адильбек Жумабаев. – Благо пожар ненастоящий. К тому же, тяжело в учении – легко в бою!

После энного количества девятнадцатисекундных промежутков БОП (боевая одежда пожарного) наконец-то на мне. В среднем вес экипировки составляет около 25–30 килограммов, а если посчитать еще и все отдельные элементы пожарно-технического вооружения, которое необходимо переносить на себе, то получается около 40 килограммов. В таком-то наряде ходить тяжело, не то что бегать, подниматься по лестницам, врываться в горящие здания. Однако в этом костюме нет ни одного лишнего элемента – каждая мелочь, такая как банальное отсутствие карабина на поясе, может стать решающим фактором в борьбе за жизнь. 

Запрыгиваем в пожарную машину – место назначения тренировочный полигон с дымомерой. Именно там мне предстоит пройти полосу препятствий и найти выход из задымленного помещения. Но это позже, а пока едем в настоящей пожарной машине – ну кто в детстве не мечтал об этом?!  

 – В нашей части круглосуточное дежурство несут до 10 человек личного состава. Четырехсменка. Всего личный состав – 60 человек. В боевом расчете находятся постоянно три единицы техники: две основные и одна специальная, – рассказывает Адильбек Кайыркенович.

– И в чем разница? – любопытствую я.

– Если объяснить простым языком: есть легковые, есть грузовые машины. А у нас они все тяжелого типа, но делятся только по предназначению. Например, основные – для тушения пожаров. В них для этого предусмотрены все необходимые приспособления. А специальные машины предназначены для выполнения специальных работ: подъема личного состава на высоту с помощью выдвижной лестницы, вскрытия конструкций, дымоудаления и так далее, – пояснил полковник гражданской защиты.

– А что это за цифры на борту? – не перестаю сыпать вопросами.

– Смотрите, надпись Almaty означает город, это понятно всем. А вот надпись АТS 10 5-40 расшифровывается так: автоцистерна, 10 – это номер пожарной части, 5 – количество куботонн, которые вмещает в себя бак с водой. Также у каждой машины есть свой пожарный насос определенной мощности. Так вот 40 – это производительность литров в секунду. Уникальность этого насоса в том, что он может как давать воду, так и забирать. Причем пополнять резервуар можно из любой емкости, хоть из лужи, – шутит проводник по пожарной части. 

– Правда ли, что на пожар машины порой приезжают пустыми? Начинается поиск гидрантов, накачка… Все это занимает время. 

– Наши машины всегда полностью заполнены водой, нет такого, что мы едем на вызов с пустым баком. Это то же самое, что полицейский поедет задерживать преступника без оружия и наручников. Просто сами посчитайте, сколько требуется машине, чтобы «выплюнуть» эти пять тонн воды из бака? Поэтому необходим дополнительный источник пополнения водой. В нашем деле все продумано. Первое отделение, которое приезжает на пожар, делает разведку, развертывание и подает ствол первой помощи, чтобы в кратчайшее время зачернить (охладить. – Прим. автора) очаг пожара, чтобы он не развился сильнее. Второе отделение в это время не стоит просто так. Оно делает разведку водоснабжения – ищет источник воды. У нас есть такое понятие: «объект пожара водой обеспечен» – это значит, что мы можем потушить возгорание независимо от его размеров. 

Вообще существуют различные ранги пожаров – от этого зависит, какое количество спецтехники бросить на тушение. Наиболее сложными считаются объекты с наличием людей.  Ведь самое ценное в этом мире – человеческая жизнь. 

– Сейчас благодаря автоматизации многих процессов, когда поступает сигнал, мы уже знаем, что это за объект и каких мер для ликвидации возгорания он потребует. По третьему рангу может быть стянуто от 26 единиц техники, а по первому рангу, например, если где-то загорелся мусор, отправятся две цистерны. Любой вызов начинается с оперативного центра управления. Он дает команду на все пожарные части. Когда становится известно, сколько нужно отправить машин и специалистов, путевой лист выписывается автоматически. Телефонистка пожарной части координирует действия – фиксирует время и поддерживает связь с отделением, – разъяснил полковник.

Пока пожарная машина монотонно добиралась до пункта назначения, нас юрко обошли два байка – это тоже пожарная техника. В мотосезон она задействована постоянно. Благодаря маневренности байки могут с легкостью проскочить сквозь пробки, протиснуться среди хаотично припаркованных во дворах машин и первыми прибыть к месту пожара.

– Мотоциклы – это экипажи быстрого реагирования, мы не только проводим разведку, но и тушим пожары, есть весь необходимый инвентарь: компактный набор механизмов для вскрытия дверей и автомашин, а также ранцевая система пожаротушения тонкораспыленной водой. В условиях пробок мы можем быстрее доехать на вызов и справиться с огнем. У нас есть медицинская аптечка, а также цистерны объемом 15 литров воды каждая, вместе с пеной. То есть приезжая вдвоем, мы можем эффективнее действовать на месте пожара и потушить пожар площадью до 40 квадратных метров, – говорит Исламжан Султанов, командир отделения мотоциклетного экипажа.  

Всего в Алматы шесть мотоциклетных пожарных экипажей, в состав каждого из них входит по два мотоцикла. Экипажи находятся в Ауэзовском, Бостандыкском и Алмалинском районах. Мото­пожарные в нашем городе работают с 2017 года и уже показали хороший результат. Вообще первые мотопродразделения огнеборцев появились в 2005 году в Малайзии, и сейчас в мире они есть лишь в нескольких городах, в том числе и в Алматы. 

Сейчас на вооружении пожарных есть даже дроны, снабженные громкоговорящим устройством и тепловизором.

– Дрон позволяет определять места возникновения пожаров и направлять туда мобильные группы спасателей. Все такие вызовы имеют повышенный ранг опасности, – пояснил начальник ДЧС города Алматы полковник Руслан Касыбаев. – Мы также прорабатываем вопрос внедрения оптико-сенсорных и тепловизионных установок, так называемых «умных камер», на предгорных территориях. Видеомониторинг с применением тепловизионных камер считается эффективным и менее затратным, чем пешие и авиапатрулирования.

Несмотря на то, что технологии развиваются стремительно, без человеческой силы, а главное, смекалки, в борьбе с огнем не обойтись. Поэтому пожарные тренируются постоянно. Каждый день у них расписан поминутно: построения, учебная часть, тренировки… Выражение: «спит как пожарный» – это точно не про будни этих ребят.

– Война войной, а обед по расписанию – это тоже не про нас, – смеется Адильбек Жумабаев, – бывает, только сядешь покушать – вызов, не успеешь приехать с одного, уже нужно ехать на следующий. А если вызовов нет – учеба и тренировки. Это такая профессия, в которой нужно постоянно учиться.

То, что тренировки дело непростое, я убедилась на собственном опыте. В полностью снаряженной боевке проходить полосу препятствий, подниматься по пожарной лестнице на высоту третьего этажа и рассекать дымовую завесу в лабиринтах учебной камеры – занятие не для слабаков. Но, признаться, намеченный испытательный маршрут преодолела с достоинством. 

– Миф или правда, что почти каждый огнеборец после первого потушенного пожара плакал?

– Конечно, после боевого крещения огнем эмоции переполняют, все по-разному их проявляют. Но это только после первого раза. В нашей работе нет места эмоциям. Ум должен быть холодным, решения молниеносными, действия четкими. Поэтому чтобы охладить пыл новичка, у нас есть традиция поливать его из пожарного шланга, – ответил Адильбек Кайыркенович.

К слову, главная опасность для пожарных – не сам огонь, а удушающий дым. Поэтому им запрещено носить усы и бороды, так как из-за них защитная маска может недостаточно плотно прилегать к лицу. Защитные костюмы способны какое-то время выдерживать температуру до 1200 C°. Для сравнения, температура плавления свинца всего 327,5 C°. Боевка защищает не только от нестерпимого жара, но и от воздействия кислот и щелочей.

Подготовка пожарных на самом деле куда более обширна, чем можно подумать. Они не только борются с огнем, но и фактически дублируют функции широкопрофильных спасателей – достают людей из-под завалов, спасают их в случае природных бедствий и даже оказывают первую медицинскую помощь в ожидании приезда скорой помощи.

Статья опубликована в  №81, от 16.07.2022 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Как не «сгореть на работе»".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!