Наурыз: история и традиции праздника

Наурыз: история и традиции праздника

Открытые торжества в честь Наурыза возобновились в республике за несколько лет до независимости, но и до этого горожане не забывали о празднике.

Традиция современных городских мероприятий в честь Наурыза стала формироваться во второй половине 1980-х. Между тем до этого, на протяжении советского периода, алмаатинцы берегли традиции праздника. Об этом корреспонденту «Вечернего Алматы» рассказали известные горожане – президент фотоклуба «Медео», академик Петровской академии наук и искусств Валерий Коренчук и научный сотрудник Музея Алматы Гульмира Билялова.

Детство Валерия Коренчука прошло в районе нынешних улиц Богенбай батыра и Кунаева. Тогда там размещались одноэтажные дома с подворьями.

– Это был частный сектор, где все знали своих соседей, ходили друг к другу в гости и жили одной семьей. Наурыз открыто не отмечали, но в казахских, татарских семьях накрывали праздничный дастархан и звали всех соседей. Так мы праздновали приход весны. Когда блюда еще готовились, мы, мальчишки, почуяв ароматы, перелезали через забор к соседям, и они нам давали разные вкусности. Это могли быть баурсаки, конфеты, всеми любимый кумыс. Получив лакомство, мы были на седьмом небе от счастья, а перед тем, как сесть за стол, все надевали праздничную одежду, – поделился Валерий Коренчук. 

Валерий Дмитриевич рассказал, что в подростковом возрасте ему попалась в руки книга о Ходже Насреддине. В ней не только упоминался Наурыз, но и описывались праздничные традиции.

– Когда я читал о Наурызе, меня не покидало чувство чего-то очень знакомого, близкого. И тут я понял, что праздник, на который мы собираемся всем двором в марте, и есть Наурыз. Это было очень радостное открытие, – признался Валерий Дмитриевич. 

Еще одной приметой Наурыза была игра в асыки. Как только сходил первый снег, по всему городу дети осваивали все свободные площадки в округе, и не было двора, где не соревновались бы в этой любимой детворой народной игре.

– Асыки были для нас целым миром, мы могли играть не то что часами, а сутками. Мягко говоря, учителя и родители были не очень рады, когда это шло во вред учебе или домашним делам: не так давно закончилась война и помощь мальчиков по дому была очень важна. Однако старались относиться к нашей забаве с пониманием, ведь это было единственное детское развлечение. Кроме того, игра в асыки развивает смекалку, глазомер, логику, родители знали об этом, – продолжил Валерий Коренчук.

Асыки были главным капиталом игрока. Чем их больше, тем престижнее. Игровые косточки раскрашивали в различные цвета, а биту – асык, которым выбивали другие косточки, заливали свинцом.

Хранили асыки в мешочках, сшитых бабушками.

– Причем мы даже не просили мам и бабушек шить нам эти мешочки, они это делали сами, хотели нас порадовать, – рассказал Валерий Коренчук.

Так продолжалось до 1951 года, потом семья переехала в другой дом, а позже Валерий Коренчук уехал учиться в Ленинградский кораблестроительный институт. 

– В годы студенчества я часто вспоминал о нашем солнечном гостеприимном дворе, особенно когда в Питере небо затягивало тучами. Хотя студенческая жизнь была насыщенной, все жили дружно, делились гостинцами, воспоминания о солнечной Алма-Ате, наших праздниках согревали. И сегодня времена моего детства остаются одним из самых ярких воспоминаний. Несмотря на послевоенный период, радости было немало, ведь за Наурызом шла Пасха, и точно так же соседи-славяне угощали всех крашеными яйцами, куличами. Так что традиции Наурыза, Пасхи и других любимых народом праздников мы хранили в своих дворах, в своих семьях, – поделился Валерий Коренчук. 

Ведущий научный сотрудник Музея Алматы Гульмира Билялова также подчеркнула, что люди всегда хранили в своем сознании традиции Наурыза, но было большой радостью, когда праздник вновь разрешили отмечать открыто. Это произошло в преддверии провозглашения независимости.

В то время Гульмира Алимгазиевна работала научным сотрудником в секторе этнографии Центрального государственного музея Казахстана. В его фондах находились предметы, связанные с праздниками и традициями, именно поэтому одним из основных организаторов торжеств выступал музей.

– Нам выпала честь участвовать в организации городских мероприятий в честь Наурыза, это было очень ответственно, волнительно, вдохновляюще. Интернета тогда не существовало, поэтому мы ходили в библиотеки, брали книги о традициях, читали все, что хоть как-то было связано с Наурызом. Тогда еще было много аксакалов, которые помнили, как отмечали Наурыз в их детстве. И мы шли к ним, чтобы они нам помогли проникнуться духом праздника, – поделилась Гульмира Алимгазиевна. 

Для того чтобы создать атмосферу Наурыза, в центре праздничных мероприятий собрали юрту – ее привезли из музея. 

– Помню, что мы очень волновались, ведь это материальная ценность, которую по завершении праздника нужно было вернуть в музей в сохранности. Но потом волнение сменилось ощущением праздника: горожане с детьми подходили к юрте, интересовались ее убранством, и мы им рассказывали, отвечали на все вопросы, – рассказала Гульмира Билялова. 

Одним из самых запоминающихся событий того времени, по ее мнению, стал вечер Наурызнама. Он проходил во Дворце Ленина, нынешнем Дворце Республики, с участием руководства Казахстана. Также на праздник собрались гости со всей республики, представители зарубежных стран. 

– В фойе дворца нами была организована этнографическая выставка. Помню, как подходили гости, живо интересовались обычаями, мы отвечали и были счастливы, потому что нам выпала честь подхватить эстафету аксакалов, сделать все от нас зависящее, чтобы традиции Наурыза продолжали жить, – подчеркнула Гульмира Билялова.

По ее словам, те радостные чувства вспоминаются и сегодня, в особенности в начале весны, когда вся страна празднует Наурыз. 

– Тогда мы были вдохновлены, и то ощущение праздника и вдохновение сопровождают нас и сегодня, – заключила Гульмира Билялова. 

Статья опубликована в  №37, от 18.03.2023 газеты "Вечерний Алматы" под заголовком "Незабытая традиция".

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!