«Меня зовут Кожа»: малоизвестные факты из жизни Абдуллы Карсакбаева

«Меня зовут Кожа»: малоизвестные факты из жизни Абдуллы Карсакбаева Источник фото: фото из открытых источников

В этом году исполняется 95 лет со дня рождения режиссера фильма. 


Еще при жизни за этот фильм Абдулла Карсакбаев получил от коллег доброе прозвище Казахского кинематографического папы. Как отмечают киноведы, неофициальное звание точно отражает вклад режиссера в развитие кинематографа. Он был мастером фильмов для юных зрителей, подчеркивая в своих работах, что главное не потерять детское восприятие мира, именно такое осмысление действительности поможет выбраться даже из самых тяжелых ситуаций. О малоизвестных фактах из биографии Абдуллы Карсакбаева, рассказывает корреспондент Vecher.kz.



О том, что такое тяготы жизни, Абдулла Карсакбаев знал не понаслышке. Он появился на свет у 60-летней матери в октябре 1926 года, став последним, шестнадцатым ребенком в семье. У казахов говорят, что поздние дети вбирают всю мудрость своих престарелых родителей. Сам же режиссер шутя называл себя «поскребышем». Старшие браться были статными, он же не отличался выдающимися физическими данными. Но именно Аблулле было суждено жить за всех. Мамы не стало, когда будущему режиссеру исполнилось 10 лет. Голод и лишения постреволюционного Казахстана уносили детей в семье Карсакбаевых. Те же, кто выжил, не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны.


Чтобы как-то прокормить престарелого больного отца, подросток нанимался на работу табунщиком, брался за любой тяжелый труд. В конце концов было принято решение перебраться в Алма-Ату, благо малая родина режиссера – село Каракастек нынешнего Жамбылского района Алматинской области находилось недалеко от тогдашней столицы Казахстана.


Шла война. В Алма-Ате Карсакбаевы обосновались в районе Центральной объединенной киностудии – ЦОКС. Природная любознательность привела Абдуллу в съемочные павильоны. Подростку были рады – кинематографисты нуждались в людях для массовки. Особенно много массовых сцен было заложено в самом крупном проекте ЦОКС – кинокартине Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный», которая впоследствии стала безоговорочным мировым киношедевром.


Оказалось, что массовка – это заработок. Гонорары, заработанные в эпизодах, ребенок нес отцу – эти средства помогали семье держаться на плаву. Но, как вспоминал режиссер, главное было не деньги, а та радость, которую он испытывал, попав в этот волшебный мир. Мальчик, как и его сверстники, снимавшиеся в массовке, оказались счастливчиками – они получили возможность наблюдать за великими мастерами кино.


Особенно поражал Эйзенштейн, несмотря на непростые условия, он всегда находил слова, чтобы мобилизовать актеров на работу. Не было случая, чтобы Эйзенштейн приходил на площадку без творческого настроя. Он всегда был полон идей, и то, что озвучивал группе перед съемками, очень точно воплощалось на площадке. Как потом признавался Абдулла Карсакбаев, именно за это он полюбил кино.



Воодушевленность мальчика не прошла незамеченной – подросший Абдулла получил возможность учиться в кинематографической школе, а затем будущий мастер кино отправился во ВГИК – постигать режиссуру. Там его педагогами стали Иван Пырьев и Михаил Чиаурели.



Через пять лет, после успешного окончания института кинематографии, Абдулла Карсакбаев вернулся на Алма-Атинскую киностудию. Однако возможность снимать полнометражное художественное кино ему никто давать не торопился.



Тем не менее молодой специалист не унывал – брался за любую работу, снимал документальное кино. Его документальная кинолента «Народные ремесла казахов» была хорошо встречена критикой, отмечена на фестивалях и, как следствие, получила широкий прокат, причем не только в СССР, но и за рубежом. Этот успех открыл дорогу к художественному кино, появилась возможность снять полный метр. Нужно было искать сценарий. 



Как говорил Эйзенштейн, в процессе замысла фильма сама судьба подает тебе знаки. Так произошло и с Карсакбаевым. Режиссеру на глаза попалась книга Бердибека Сокпакбаева «Меня зовут Кожа». Это книга о «казахском Томе Сойере», который постоянно попадает в истории, но благодаря своей смекалке умело выпутывается из них.



Книга, по словам режиссера, была прочитана на одном дыхании. Он понял, что это и есть материал, по которому нужно снимать фильм. Сюжет подкупил Абдулу Карсакбаева искренностью, динамизмом, юмором и оптимизмом. История вписывалась в атмосферу «оттепели», в 1960-х советская идеология повернулась лицом к человеку, к его проблемам и чаяниям.


Сценарий был написан и одобрен, подобрали и большую часть актерского состава. Но не хватало одного – главного героя. Пробы на роль центрального персонажа – мальчика-сорванца Кожабергена Кадырова затягивались. Пробоваться приходило много ребят, но, по мнению режиссера, они не попадали в образ.


В конце концов милость чиновников от кино сменилась на гнев, затягивание со съемками грозило закрытием проекта. Абдулла Карсакбаев потерял покой, вместе с ассистентами искал героя во всех школах города, в окрестных аулах. И как это часто бывает, встретил его случайно. Когда направлялся с коллегами на обед, на углу Комсомольской и 8 Марта, у 33-й школы им попался на глаза мальчишка в порванной рубашке, который участвовал в баталии со сверстниками. Режиссер сразу понял: это именно то, что надо. Мальчика Звали Нурлан Сегизбаев (впоследствии Нурлан Санжар).




«Он так обрадовался, что нашел меня – сорванца, хулигана... После этого началось что-то необычное, это был мир сказки, – ранее делился с нами Нурлан Санжар.



По его словам, Абдулла Карсакбаев добивался нужного результата от детей-актеров через доброе отношение: – Он с нами играл, мы втягивались в эту игру, а режиссер незаметно давал отмашку оператору, Михаилу Федоровичу Аранышеву, и он фиксировал на пленку, так рождалось кино. А потом с нами уже не нужно было играть, мы втягивались и с радостью выполняли задания режиссера».


Актриса Гульнар Дусматова, позже снимавшаяся у режиссера в юном возрасте, отмечала необыкновенную человечность и большой профессионализм Абдуллы Карсакбаева.




«Объяснять систему Станиславского мне тогда было бессмысленно, и он мне все показывал, был очень очаровательным в те моменты, в нем появлялась легкость, изящество. Думаю, что он не только был одаренным режиссером, но и актером», – рассказывала в одном из интервью актриса.



Фильм, снятый в 1963 году, имел оглушительный успех. Премьера картины состоялась годом позже в Москве, а в 1967 году фильм был удостоен специального диплома Каннского фестиваля, став первой казахской кинолентой, получившей приз на этом авторитетном кинофоруме.


Всю жизнь Абдулла Карсакбаев отдал родному «Казахфильму», сняв восемь полнометражных кинолент. Наряду с фильмом «Меня зовут Кожа», одной из самых популярных кинолент режиссера для детей стала работа «Алпамыс идет в школу» (1976 год).


Абдуллы Карсакбаева не стало осенью 1983 года – он умер на скамейке неподалеку от ТЮЗа на пересечении тогдашнего Коммунистического проспекта и улицы Маметовой. Режиссер любил прогуливаться у театра юного зрителя, детская тема дарила ему вдохновение.


Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!

Ваша реакция?
Нравится
0
Не нравится
0
Смешно
0
Возмутительно
0
Спасибо за Ваше мнение
Последние новости

10:10

10:00

09:32

09:15

20:29

17:52

17:23

16:56

16:28

16:00

15:34

15:13

14:27

13:56

13:30

12:36

12:18

11:34

11:15

10:56

10:27

10:20

10:14

09:58

18:10