Новый закон о госзакупках: полный переход на цифровизацию и участие общественности

Новый закон о госзакупках: полный переход на цифровизацию и участие общественности primeminister.kz

Новый закон о государственных закупках, который обеспечивает полную автоматизацию процесса и прозрачность для всех участников, стал темой обсуждения в программе «Экономика с Алишером Кожасбаевым», сообщает Vecher.kz. 

Новеллы документа разъяснил вице-министр финансов Даурен Кенбеил. По его словам, электронный портал закупок позволяет любому пользователю проследить за всеми этапами закупок, исключая человеческий фактор. Активную роль в мониторинге играют общественные объединения и антикоррупционные службы, а новый институт общественного мониторинга призван усилить контроль за исполнением договоров, особенно в регионах с ограниченными ресурсами. Полная версия интервью на сайте primeminister.kz. 

Алишер Кожасбаев: Сегодняшняя тема – новый закон о госзакупках. Регулируемые государственные закупки являются большим фактором перераспределения всех денежных средств внутри экономики. Это большой фактор роста бизнеса, особенно наших отечественных производителей обрабатывающей промышленности. Именно поэтому данный вопрос очень важен.

- Даурен Маратулы, расскажите, пожалуйста, что за закон? Глава государства давал конкретные поручения по EPC-контрактам, оффтейк-контрактам. Как это будет работать? Что ждет бизнес?

– Во втором чтении Мажилисом Парламента РК был одобрен новый проект закона «О госзакупках». Отрасль закупок влияет в целом на экономику. Но в то же время это еще одна из сложно регулируемых сфер. Очень трудно найти баланс между интересами государства и интересами бизнеса. И этот закон, действительно, вызывает большие ожидания. Он затрагивает все отрасли. В Парламенте были очень жаркие дискуссии на рабочих группах. Я сам участвовал, сам видел. Тяжелый закон, можно сказать, и в четверг во втором чтении он принят Мажилисом. Мы постарались достижения, которые сегодня имеем в системе закупок, в новом законе сохранить. Но в то же время проблемы, которые есть – это долгие сроки, обжалования, отсутствие качества иногда, другие проблемы – мы постарались в этом законе решить. Речь идет о полном упрощении процедур закупок, максимальном сокращении сроков, пересмотре системы обжалования результатов, внедрении новых институтов (Институт общественного мониторинга, институты ЕPC-контрактов и оффтейк-контрактов). 

Вводится, например, Институт EPC – это строительство под ключ, когда один и тот же подрядчик проектирует, строит и вводит в эксплуатацию. Здесь сокращаются сроки, улучшается качество, ответственность фокусируется на одном подрядчике, раньше так нельзя было делать. И сейчас эта возможность есть у заказчиков. Второе, это оффтейк-контракты. Мы в целом его рассматриваем как действенный механизм поддержки наших отечественных товаропроизводителей. Также было поручение Президента об усилении ответственности, пересмотре роли аудиторов и т. д. 

— Расскажите о ТОП-5 изменениях в законе тезисно.

— Сокращение сроков, упрощение процедур, то есть определенные этапы мы убираем, этапы предварительного обсуждения. Третье – это пересмотр итогов. Сейчас после того как решение конкурса выходит, жалобы поступают в органы госаудита. Теперь система изменится: жалобы будут рассматриваться самими заказчиками (организаторами) в течение 3 дней, это повысит ответственность и оперативность. Четвертое – это усиление ответственности поставщиков. Бывают случаи, когда поставщики-подрядчики начинают строить и по каким-то причинам не заканчивают. Определенные штрафные санкции применяются, но в целом большой ответственности на них не было. Поэтому мы здесь повышаем ответственность поставщиков, чтобы допускать к закупкам только добросовестных. Пятое — это поддержка отечественного производителя. Это одна из основных наших целей в разработке данного закона. 

– Одна из главных политик нового Правительства заключается в росте промышленности страны. Есть предприятия, которые годами стояли без заказов, или производили продукцию, экспортировали ее, а внутри страны продавать не могли по самым разным причинам, в том числе из-за несовершенства процедур закупок. Расскажите, отечественным товаропроизводителям поможет новый закон? 

— Поддержка ОТП – это основная задача, которая сейчас стоит перед нами, основной приоритет работы нашего Правительства сегодня. Мы приняли буквально недавно очень быстрые оперативные меры по поддержке наших товаропроизводителей. Когда мы говорим про поддержку ОТП, мы должны учитывать, что мы не должны нарушать свои международные обязательства и действенный механизм, который не нарушает наши обязательства, это изъятие из нацрежима. Если до 1 апреля у нас по 4 постановлениям были изъятия, то сегодня таких постановлений у нас уже 910 и более 4 тыс. товарных позиций. Это огромная поддержка для наших товаропроизводителей.

— А что такое изъятие из нацрежима? Можно подробнее рассказать.

— Мы состоим в договоре ЕАЭС. В договоре закреплено, что у нас общий рынок, в том числе госзакупок, и отдавать предпочтение определенным категориям, в том числе своим отечественным товаропроизводителям, мы не можем, но можем в рамках изъятия из нацрежима на 2 года. Мы в течение 2 лет какие-то товары изымаем из этого режима и говорим, что условно мебель, трансформаторы или щебень будут закупаться только у казахстанских производителей. Такие меры мы сейчас приняли и самая первая мера — мы должны широко применять изъятие из нацрежима. Мы в рамках правил госзакупок также приняли норму, что нашим отечественным товаропроизводителям выдаем аванс в размере 30%. По действующему законодательству мы могли выдавать только по строительно-монтажным работам. 

Мы также убрали для них все виды обеспечения. У нас есть несколько видов обеспечения – это обеспечение исполнения договора, обеспечение антидемпинга, обеспечение аванса. Теперь они не должны вносить обеспечение за исполнение договора и так далее. 

Также мы снизили неустойку. У нас сейчас за ненадлежащее исполнение договора неустойка в районе 10%. Мы эту неустойку для наших отечественных товаропроизводителей снизили до 3%. Это вот те меры, которые сейчас уже приняты в новом проекте закона. 

Кроме того, мы дали право нашим заказчикам в конкурсной документации устанавливать требования по наличию у подрядчика материальных и трудовых ресурсов в месте выполнения работы. Это тоже большая мера по поддержке местных компаний. 

Мы предусмотрели в новом проекте закона, что по определенному перечню, который будет утверждаться минфином, товары, работы и услуги должны закупаться только у субъекта малого и среднего бизнеса. У нас будет утверждаться перечень, в нем будут отражены товары, работы и услуги, которые производят наш малый и средний бизнес, и наши заказчики должны покупать только по этому перечню. 

И оффтейк-контракты – это механизм, который очень хорошо работает. АО «ФНБ «Самрук-Казына» его применяет в своих закупках. В законе о промполитике этот механизм предусмотрен, и мы его имплементировали в Закон «О госзакупках». 

Хочу отметить, что мы активно работаем с бизнесом, и мы не будем останавливаться на достигнутом. Будем дальше искать механизмы, инструменты поддержки.

— В регионах есть достаточно неплохие предприятия, которые привыкли производить для частного бизнеса, и не могут вырасти. К кому может сегодня обратиться бизнес, что акимат не дает выйти на рынок? 

— В системе Минфина есть Комитет внутреннего госаудита. Он наделен полномочиями по контролю за закупками. Бизнесмены обращаются в этот Комитет, территориальный департамент и говорят, что не согласны с итогами закупок, или не согласны с тем, что неправомерно отклонили заявку, или неправомерно не допустили заявку, или какие-то другие нарушения. Все нарушения, которые видит добросовестный поставщик/подрядчик/ предприниматель, направляет в органы госаудита. 

— Что делать с необоснованными жалобами или жалобами, которые тормозят все закупки?

— У нас сейчас уже внедрена система. Мы ее в рамках нового закона расширяем. Это рейтинго-балльная система, когда подрядчик определяется не конкурсной комиссией, не людьми, а сама система определяет. Мы ее внедрили в закупе строительно-монтажных работ, закупе услуг по проектированию и технадзору, и будем дальше расширять. Здесь у нас жалоб нет, потому что информация берется из информационных систем КГД и электронного депозитария опыта работы. Через 29 дней у наших заказчиков уже определен победитель по этим трем видам. Жалобы есть в других конкурсах, где нет рейтингово-балльной системы. 

Мы меняем подходы по обжалованию. Если сейчас на итоги закупок поставщики жалуются в органы госаудита, у сотрудника есть право отмены этого конкурса. Затем это его решение идет в Комитет внутреннего госаудита, в Астану. И если там вопрос не решается, тогда идут в департамент апелляции, после этого идут в суд – все это занимает до полугода, иногда даже годы. Сейчас мы эту систему меняем. Организатор сам будет рассматривать жалобу в течение 3 дней. И если уже с решением акимата не согласны поставщики, они обращаются в суд. При этом важно отметить, что если даже поставщики обращаются в суд, закупка на этом не останавливается, то есть она продолжает идти, если судья не примет такое решение. Исполнение договора продолжается. У нас сейчас если идут суды, то исполнение договора приостанавливается. Поэтому эти все школы стоят, то есть если даже выиграл поставщик, а решение суда выносится только через год, пока он прошел все этапы, стройка стоит. 

— С точки зрения автоматизации и цифровизации есть ли какие-то новеллы в этом законе?

— У нас есть электронный портал закупок, то есть все закупки проводятся в электронном формате, кроме секретных и ДСП. От момента объявления до момента заключения договора — у нас все автоматизировано, нет человеческого участия. Все прозрачно, все видно — любой желающий может зайти на портал и увидеть любую закупку, любую техспецификацию, исполнение любого договора. 

Есть общественное объединение «Адалдык алаңы», наши помощники, они тоже мониторят портал. Если выявляют нарушения, завышенные требования в техспецификациях, аномально завышенные цены, сразу сообщают. Прокуратура, Антикоррупционная служба, другие общественные объединения могут спокойно зайти на этот портал и посмотреть любую информацию, которая им необходима. 

По цифровизации и по автоматизации нашим достижением можно считать рейтингово-балльную систему. Мы смогли добиться того, чтобы в процессе отбора подрядчика не участвовал человек. Мы учтем, чтобы портал был удобный для поставщиков, для подрядчиков, чтобы он был информативный, там была аналитика.

У нас есть пробел в том, что в ходе исполнения договора заказчики надеются на авторский и технический надзор, и ресурсов не хватает у определенных заказчиков. Например, если взять акимат города Балхаша, в отделе строительства наверное работают 2-3 человека, максимум 5. Выходить контролировать ход стройки у них не хватает ресурсов или времени. В этой связи мы внедрили Институт общественного мониторинга, который будет помогать акимату, нам, всему государству в целом следить за ходом строительства того или иного объекта. Это вот одно из новшеств этого закона.

 

Ваша реакция?
Нравится
0
Не нравится
0
Смешно
0
Возмутительно
0
Спасибо за Ваше мнение
Последние новости

11:22

10:58

10:40

10:10

09:53

09:32

09:15

20:29

17:52

17:23

16:56

16:28

16:00

15:34

15:13

14:27

13:56

13:30

12:36

12:18

11:34

11:15

10:56

10:27

10:20