В Театре имени Ауэзова состоялась премьера первого в истории казахского спектакля

Фото: Кайрат КОНУСПАЕВ
Фото: Кайрат КОНУСПАЕВ

Самой первой театральной постановкой на казахском языке принято считать трагедию Мухтара Ауэзова «Еңлік-Кебек», повествующую о любви реальных исторических персонажей.

Родоначальник казахской драматургии написал пьесу в 20 лет и поставил ее впервые на свадьбе Акыш – внучки Абая. Мухтар Ауэзов выступил тогда режиссером-постановщиком, а женские роли сыграли мужчины, потому что никто из девушек не хотел примерить на себя образы Енлик и ее матери. Осенью 1917 года в семипалатинской степи вдали от судьбоносных исторических переворотов состоялась премьера первой казахской пьесы. 

Столетие спустя в колыбели казахской драмы, Театре имени Мухтара Ауэзова в Алматы, состоялась премьера нового прочтения трагедии «Еңлік-Кебек». Над постановкой работал режиссер, заслуженный деятель РК Алимбек Оразбеков. Подготовка к премьере заняла порядка двух-трех месяцев. Новая постановка отличается некоторыми изменениями в сравнении со старыми интерпретациями трагедии. Например, на сцене не появляются родители главных героев. Все сценическое время посвящено истории влюбленных и суду биев. Енлик в новом образе – не капризный и наивный ребенок, а повзрослевшая и храбрая девушка. 

В прологе мы видим провидца Абыза (Бахтияр Кожа), который говорит о «Зар Заман», так называемой Эпохе скорби. Провидец метафорично предвещает, что в скором времени в горах Чингизтау прольется кровь. В поэме Шакарима «Еңлік-Кебек» старик Абыз предсказывает Кебеку, что он умрет в расцвете лет из-за девушки, проклятый своими соплеменниками.

Сюжет постановки зеркально отражает историю двух влюбленных, которых разлучила людская жестокость. Кебек (Ғалым Амангельдыұлы) – видный батыр из рода Тобыкты племени Аргын. Енлик (Макпал Касенова) – красивая девушка с «темными как ночь глазами» из рода Матай племени Найман. Молодые люди влюбляются друг в друга, но Енлик засватана за другого. Зная, что родители не благословят их брак, молодые решаются бежать. Они скитаются в горах, прячутся от людей, в скором времени у них рождается сын. 

Тем временем найманы, затаив злобу из-за побега Енлик, совершают набеги на аулы аргынов и высказывают свою обиду барымтой (угоном скота). После многочисленных стычек уважаемые аксакалы двух родов решают судить сбежавших влюбленных по степным законам.

Еспембет, самый кровожадный из биев рода Матай, предлагает приговорить Енлик и Кебека к казни. Скитающихся молодых в скором времени находят в горах. Перед ликом смерти Енлик не унижалась, не молила о пощаде. Она лишь высказала три своих предсмертных желания – позволить попрощаться с Кебеком, похоронить их в одной могиле и отдать ребенка на воспитание ее родителям. Первые две просьбы судьи выполнили, а ребенка оставили в горах на произвол судьбы. Так закончилась печальная история степных Ромео и Джульеты.

В постановке также немаловажную роль сыграл Жапал, подросток, который называет Енлик сестрой. Именно он предупреждает влюбленных о том, что их приговорили к казни, ему Енлик отдает своего ребенка и велит бежать. Однако что может сделать сирота-подросток против народного суда и разъяренных соплеменников? 

– Мой персонаж Жапал – это юноша, сирота, который считает Енлик сестрой. Он любит ее всем сердцем, готов ради нее на все. У Жапала чистая, ничем не запятнанная душа. Можно сказать, что он – самый близкий человек для главной героини. И взрослеет Жапал, осо­знавая всю жестокость этого мира, когда умирает Енлик.

Несмотря на то, что Енлик и Кебек жили в XVIII веке, пороки общества того времени актуальны и по сей день. Именно поэтому классика будет пользоваться большим спросом у зрителя. 

Спектакль выражает двойственную позицию: зритель не до конца осуждает жестокий приговор биев и не пытается всеми силами оправдать опрометчивый поступок главных героев. Не стоит забывать, что действия происходят в другую, отличную от нашей эпоху. Тогда все жили по степным законам – это понимают и Енлик с Кебеком, смиренно подчинившиеся вынесенному приговору, и бии, которые не без труда выносят окончательный вердикт. Злую иронию описывают слова одного тобыктинца: «Как же? Ведь нет аргына достойней Кебека». Однако ни доблесть, ни мужество не спасли юношу. Что же касается Енлик – ее род проявил настоящую бесчеловечность, требуя выдать на погибель не только юношу, якобы соблазнившего юную найманку, но и ее саму. Получив первый отказ от Кобея, бия из племени Аргын, найманы ставят условие – либо тобыктинцы выдадут беглецов, либо начнется кровопролитная война между двумя родами. 

Особую метафору можно заметить в момент бегства влюбленных: старик Абыз в образе невидимого свидетеля ложится у ног Кебека, преграждая тем самым путь юноше. Кебек переступает через него, и в этот момент раздается гром – знак судьбоносного решения, которое обернется катастрофой для влюбленных. 

Несмотря на всю трагичность сюжета, пьеса Ауэзова все еще воспевает вечную любовь, доброту и благородство. Прощальное слово Енлик стало манифестом против межродовых распрей и жестокости. Ее предсмертные просьбы выразили право на свободу выбора каждой казахской девушки. 

Статья опубликована в №51 от 22.04.2023 газеты «Вечерний Алматы» под заголовком «Жизнь за любовь».

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!

Ваша реакция?
Нравится 0
Не нравится 0
Смешно 0
Возмутительно 0
×
$ 449.88  486.64  4.83
Алматы -8.4°