«Музыка – наша жизнь»

«Музыка – наша жизнь»
Фото предоставлено группой MEZZO

Как алматинские артисты переживают пандемию коронавируса, что она изменила в их жизни и трудно ли приспосабливаться к новым условиям?

Об этом и многом другом мы поговорили с участниками группы MEZZO.

На сегодня это единственный в Казахстане коллектив, работающий в направлении классического кроссовера, иначе говоря, стиля, представляющего собой синтез элементов классической и популярной музыки. Группа, состоящая из четырех солистов, основана в 2012 году. Музыкантов давно знают как в Казахстане, так и за пределами страны. Они часто выступают с концертами, однако пандемия внесла свои коррективы в жизнь музыкантов во все мире. Группа MEZZO не осталась в стороне.

– Как изменилась ваша жизнь во время карантина?

Жасулан Сыдыков: Наверное как и многие другие люди, еще в феврале прошлого года мы до последнего верили, что пандемия обойдет нас стороной. Однако в марте ситуация начала меняться очень быстро. У нас были запланированы концерты в Алматы и других городах, но все их сначала перенесли, а потом и вовсе отменили. И мы тогда вообще не знали, что делать дальше. К счастью, на помощь пришли современные технологии. Мы приняли участие в масштабном проекте «Звезда на карантине». Онлайн-формат – это тоже своего рода концерт.

Жанибек Сейдахметов: А я уверен, что живые концерты ничто не заменит. Это же энергетика зрителей, общение. Однако современные технологии, конечно, помогают пережить непростые времена. Это да.

– А чем вы занимались во время жестких карантинных ограничений?

Меирхан Жантурганов: Сначала, как и многие артисты, впали в ступор, потом решили, что это время, чтобы расслабиться, отдохнуть, пообщаться с близкими. Однако в августе поняли, что надо начинать что-то делать, если хотим удержаться наплаву, и открыли свою школу вокала. К нам приходят люди разного возраста: пожилые, молодые, дети. У каждого из нас свои ученики и свой подход. Наша задача не сделать из человека звезду, а раскрепостить, помочь раскрыть творческий потенциал. Иногда и как психологи работаем, ведь чтобы максимально раскрыть голосовые данные, нужен соответствующий настрой.

– А приходилось кому-то отказывать? Например, если у человека слуха нет или голоса…

Жасулан Сыдыков: То что у человека нет слуха – это миф. Так просто не бывает. Слух есть у каждого, кто может слышать. Его просто нужно натренировать. Другое дело, что каждому на это может понадобиться разное время. Кто-то сразу схватывает, кому-то тяжелее дается. Для этого нужно не только заниматься вокалом, но и быть меломаном. Слушать разную музыку.

Асан Нурбергенов: У меня один ученик был, который вообще в ноты не попадал сначала, но очень хотел научиться. И через полгода запел. Так что, всего можно добиться при желании. Единственное, что дано природой и чего нельзя изменить – это тембр голоса.

– А вы сами выступления возобновили, строите творческие планы?

Мейрхан Жантурганов: Сейчас потихоньку даем концерты, но, конечно, не в таком объеме, как раньше. Планы на будущее не строим, очень уж сейчас нестабильно. Думаю, так будет, пока большинство населения не поставит прививки от коронавируса, а там посмотрим.

– А вы переквалифицироваться не планируете?

Жанибек Сейдахметов: Нет, потому что музыка – это наша жизнь. Мы давно выступаем вместе. Конечно, разногласия случаются, в творческой среде они всегда есть, но наш коллектив стал уже единым организмом. Мы настолько сработались, что совершенно новую композицию можем исполнить впервые на концерте без репетиции. Такие случаи бывали. При этом гости концерта даже не подозревали, что мы поем песню впервые. Взаимовыручка и поддержка важны в любом коллективе. В нашем они точно есть.